Бизнесмен Монте-Кристо

Разгромившим кофейный бизнес вынесен уже четвертый приговор

Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

Предприниматель Николай Куделко почти десять лет назад попал «под крышу» коррумпированных сотрудников правоохранительных органов. Расплата за упрямство и нежелание платить — потеря бизнеса и несколько лет в местах лишения свободы. Эта история получила нестандартное продолжение. Уже несколько виновных в случившемся, в том числе и люди в погонах, получили сроки.

Вещдоки на распродажу

Предприниматели давно пытались бороться с действующей в ходе расследования уголовных дел процедурой изъятия и хранения вещдоков, при которой эти предметы то и дело пропадали, обнаруживаясь потом у торговцев. И только в июне этого года Конституционный суд подверг критике практику применения норм Уголовно-процессуального кодекса о порядке хранения вещдоков и запретил следственным органам немотивированно и на неопределенный срок удерживать изъятое имущество. А судьи должны проверять обоснованность действий следователей.

Кроме того, по новым изменениям в законе, громоздкие вещдоки, которые не могут храниться при уголовном деле (допустим, автомобиль), должны фотографироваться или сниматься на видео, а затем опечатываться и передаваться на хранение. Если вещдоком являются деньги, то их только сфотографируют или снимут на видео, а затем вернут законному владельцу, либо при его отсутствии передадут на хранение в финансовое подразделение органа, принявшего решение об их изъятии. Наконец, собственник вещдоков может участвовать в судебном заседании, где рассматривается ходатайство об их реализации или уничтожении, причем заседание должно состояться в течение 5 дней, а если речь идет о продуктах, то — в течение суток.

А вот предпринимателю Николаю Куделко не повезло. В 2007 году, когда его бизнес был фактически разрушен силами «правоохранителей», с вещдоками обращались весьма агрессивно. Изъятое имущество могло попасть на хранение фирмам-однодневкам, фиктивным индивидуальным предпринимателям, и в итоге часто бывало так, что «уничтоженные» (судя по документам) вещдоки вдруг всплывали в продаже.

Как кофейный бизнес попал под «крышу»

Злоключения литовского коммерсанта, торговавшего в России кофе, начались в 2007 году. Его арестовали по обвинению в незаконном предпринимательстве и распространении контрафакта: якобы Николай Куделко внес ложные сведения в регистрационные данные своих фирм, оформив их на других лиц. Эти фирмы, утверждало следствие, якобы подпольно расфасовывали поддельный кофе, не соответствующий ГОСТу, и продавали его под маркой Cafe Pele.

В ноябре 2009 года суд подмосковного города Видное приговорил бизнесмена к шести годам колонии за незаконное предпринимательство (ст. 171 УК) и незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК). Но в 2010 году Мособлсуд признал, что в части обвинений нет состава преступления, и оправдал бизнесмена по этим эпизодам. Из приговора была исключена статья 171 УК, по ней Куделко был оправдан. Срок заключения сократили до трех лет.

Николай Куделко не уехал на родину, а стал добиваться реабилитации и справедливости. Версия Куделко была совсем иная, чем у следователей. Он утверждал, что дело против него сфабриковано с целью захвата его бизнеса.

Как рассказывал Куделко корреспонденту «Ленты.ру», в ноябре 2006 года на склад его фирмы «Дельфранж» прибыли трое в штатском. Они представились сотрудниками 6-го оперативно-розыскного бюро Департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД и сообщили, что приехали с проверкой. «Визитеры на бумажке написали сумму — 50 тысяч долларов, предложив "крышевать" меня. Я согласился заплатить», — говорит бизнесмен, предусмотрительно записывавший все разговоры на диктофон.

Только кончилось все тем, что в апреле 2007 года с его складов вывезли весь кофе — 30 еврофур! Хотя изначально претензии у «проверяющих органов» были к хранившемуся на складе кофе только в количестве 28 тысяч банок. А затем «крыша» потребовала миллион долларов за возврат товара. Потом сумму снизили до 500 тысяч долларов США: первые 250 тысяч до возврата кофе, а остальные 250 — после. Куделко собрал только 200 тысяч, но кофе ему не вернули, а позже сообщили, что товар будет уничтожен.

Предприниматель решил разобраться с ситуацией и подал заявление о незаконных действиях полиции в 13-е оперативно-розыскное бюро Департамента собственной безопасности МВД. Это было роковой ошибкой. Информацию просто «слили». Помощи он не получил, никакой проверки по факту его обращения проведено не было. Более того, в скором времени его самого обвинили в незаконном предпринимательстве. В итоге дело возбудили не против «крыши» в погонах, а против самого бизнесмена.

«Штатный понятой» и сотрудники ГИБДД продали вещдок на колесах

Кстати, кроме огромной партии кофе, Куделко лишился и другой собственности, в частности автомобилей. По этому делу супругам удалось добиться первого приговора. Лариса Куделко смогла сама разыскать штатного понятого СК МВД Кирилла Тяна. Как ни странно, этот человек числился в федеральном розыске с 2003 года по обвинению в мошенничестве, но разгуливал на свободе и даже участвовал в следственных действиях по делу Куделко.

Лариса отправилась в ФСБ, и там ей посодействовали в возбуждении уголовного дела в отношении Тяна. В феврале 2012 года следствие по делу о пропаже одной из машин марки Hyundai было завершено. Как выяснилось, понятой по делу Куделко Кирилл Тян, а также два сотрудника ГИБДД Южного округа Москвы Олег Галкин и Дмитрий Яньшин сняли машину — являвшуюся вещдоком! — с учета по поддельной доверенности и продали через интернет. Тяна с учетом отсиженных 1,5 лет приговорили к 2 годам колонии общего режима. Дорожные полицейские тоже получили сроки в октябре того же 2012 года (первый — 2 года условно, второй — 2 года колонии, но опять же с учетом отсиженных полутора лет).

В октябре 2013 года за мошенничество был осужден и полковник МВД, старший оперуполномоченный по особо важным делам 49-го отдела 9-го ОРБ ДЭБ МВД России Вячеслав Денисов. Он оформил явку с повинной, дал признательные показания и тем самым скостил себе срок до 2,5 лет условно. Денисов участвовал во взимании «дани» с Куделко.

В мае 2007 Куделко передал сотрудникам ДЭБ МВД в лице Дмитрия Киричкова 160 тысяч долларов. Позже Киричков на совместной встрече с Николаем Куделко и полковником Денисовым распорядился передавать деньги через Денисова. Денисов получил от бизнесмена следующий транш — 30 тысяч долларов за возврат изъятого кофе фирме «Дельфранж».

В отношении других сотрудников ДЭБ МВД, вымогавших у Куделко деньги за возврат изъятого, вынесено постановление о выделении материалов (по статьям 159 «Мошенничество» и 290 «Получение взятки» УК РФ) в отдельное производство, в настоящее время проводится проверка. Кроме того, в отделе по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, ГСУ СК РФ по Москве, занимаются бывшим следователем СК при МВД Алексеем Мониным.

Монин вел дело Куделко и потом отправил его в суд. По данным следствия, Монин, «не имея на то законных оснований, грубо превышая свои должностные полномочия, вынес 17 декабря 2007 года постановление об уничтожении изъятой кофейной продукции ООО "Дельфранж"».

«Монин изъятый кофе не видел, но он продолжал расследование так, будто все доследственные действия законны и обоснованы, а кофе якобы находится на хранении», — рассказывает Николай Куделко.

Почему изъятый кофе оказался на прилавках

А в 2014-м дошло до суда и дело Андрея Набиуллина. Этот бизнесмен тоже сыграл немаловажную роль в истории с Куделко. Кофе фирмы Куделко после выемки был якобы передан в ООО «Фирма Транзит Север-Юг» на хранение, а затем якобы и на уничтожение. Набиуллин позиционировал себя как «представитель РФФИ» (Российского фонда федерального имущества), используя доверенность от компании «Фирма Транзит Север-Юг». Но потом выяснилось, что РФФИ никогда не давал такой компании никаких поручений на хранение или изъятие кофе.

Гендиректор «Транзит Север-Юг» Тынянский при этом заявил и следствию, и суду, что никакого кофе он не получал и уничтожением не занимался. Прикрываясь документами этой фирмы, «Набиуллин придавал видимость законности своим действиям», говорится в приговоре.

Супруги Куделко полагают, что усилия по восстановлению честного имени предпринимателя принесли результат только после того, как в 2013 году Николай дошел до приемной главы СКР Бастрыкина. «Уголовное дело в отношении Набиуллина и пять материалов, выделенных из него по факту должностных преступлений, были объединены и переданы в отдел по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, ГСУ СКР по Москве, — рассказывает Лариса Куделко. — Этот новый отдел в СКР тогда только образовался, и Николай обратился к Бастрыкину с просьбой передать данное дело именно туда. После чего расследование, наконец-то, сдвинулось с места, в суд сразу ушло дело полковника Денисова».

Интересно, что дело Набиуллина сначала было отправлено по подведомственности в Хамовнический суд Москвы. Но Набиуллин, воспользовавшись своим правом обвиняемого, попросил передать его в суд города Видное, который когда-то приговорил Николая Куделко.

Адвокаты Набиуллина заявляли в суде, что срок годности кофе уже истек, поэтому ущерб не был причинен, а значит, нет и состава мошенничества. Деньги подсудимый у Куделко не вымогал, а просил возместить расходы на хранение кофе.

Однако вина Набиуллина в совершении хищения кофейной продукции и вымогательстве за ее возврат 120 тысяч долларов США была доказана в полном объеме. По статьям 163 УК «Вымогательство» и 159 УК «Мошенничество» старший прокурор Москвы Алексей Смирнов запросил для подсудимого 9 лет заключения. 7 июля 2015 года Видновский суд вынес приговор — 8 лет колонии. Кстати, по судьбоносному стечению обстоятельств, наручники Набиуллину надевал тот же конвой, что и когда-то Николаю Куделко. Защита подсудимого намерена обжаловать приговор.

«Из моей жизни вычеркнуто 8 лет жизни»

Куделко — один из тысяч предпринимателей, попавших под каток «легальной крыши» и потерявших свое дело. За многими подобными уголовными делами кроются переделы собственности, рейдерские захваты, чья-то месть и так далее. Но в данном случае жертвы не сидели сложа руки. «Я убежден: в такой ситуации нужно идти до конца, — говорит Николай Куделко. — И жена оказалась рядом в нужный момент, не отошла в сторону. Это сильно помогло».

Николай вспоминает, что в те годы была «вакханалия, подобный грабеж не считался преступлением, контроля со стороны правоохранительных органов не было». «Я наслышан был и от коллег по несчастью, таких же предпринимателей, что и как у них отнимали. По той же схеме. У меня — огромные партии кофе. У кого-то — бульдозеры… компьютеры… Коррупционный ресурс был очень серьезный: они понимали, что в случае чего — прикроют».

Как рассказывает Николай, он верил службе собственной безопасности МВД, принес туда все записи, документы. Его внимательно выслушали и сказали: «Возьмем эту банду, но мы должны все проверить, мы вас вызовем, ждите». «А потом к нам в 5 утра пришли те же рейдеры, та же "крыша". Ворвались в дом с пистолетами. Они бегали по квартире и искали компромат на них. Требовали, чтобы я выдал им аудио и видеозаписи», — рассказывает Куделко.

«Если попал в такую ситуацию, нельзя сдаваться, — советует Куделко. — Да, бывает, что кажется — стена, тупиковый вариант, отписки. Да, у меня фактически вычеркнуто из жизни 7-8 лет. Но если целенаправленно общаться со всеми этими службами, то выход из лабиринта есть. И еще: когда попадаешь в СИЗО, надо выдержать. Это топка, они для того туда коммерсантов и кидают, чтобы ты в унижении сломался. Что я там испытал — это отдельная история. Но надо суметь не сломаться и остаться человеком».

«Для Набиуллина это серьезный срок, ведь основной фигурант — вовсе не он. Без прямого соучастия людей в погонах он бы ничего не сделал. Невозможно похитить вещдок, который следователь приказал уничтожить», — замечает Елена Лысенко, один из адвокатов семьи Куделко. Адвокат считает, что осталось много нерасследованного и дело Набиуллина теперь напоминает дело Куделко.

«Чтобы полностью оправдать Куделко, добиться пересмотра его приговора, этого мало. Следствие должно в первую очередь разобраться с участием во всей этой истории "братии в погонах". Но то, что семья предпринимателей уже пять лет настойчиво добивается справедливости и восстановления своего честного имени, — для этого нужно быть сильным человеком. Ведь им приходится бороться с системой», — говорит Елена Лысенко.

«Я надеюсь, что это не последний приговор в отношении тех, кто незаконно отнял бизнес Николая, — отмечает Инна Белякова, другой защитник Куделко. — Мы бы хотели, чтобы Набиуллин возместил ущерб, который он причинил коммерсанту. Сумма составляет около 6 миллионов рублей — по приговору суда (хотя по данным экспертизы в деле, эта сумма превышает 50 миллионов рублей). Но Набиуллин не признал своей вины, считает, что он не вымогал денег и не занимался мошенничеством. Он даже не извинился. Мы подадим гражданский иск о возмещении ущерба после того, как приговор вступит в силу».