Новости партнеров

Жизнь других

В каких условиях живет население Донецкой и Луганской республик

Фото: Глеб Гаранич / Reuters

На фоне формального перемирия в Донбассе и связанного с ним снижения интенсивности обстрелов со стороны Вооруженных сил Украины Донецкое агентство новостей опубликовало на своих страницах информацию о том, что жители неподконтрольного киевским властям региона уже к концу недели получат возможность приобрести овощи и фрукты со значительной скидкой. Информация социальной направленности публикуется в официальной прессе самопровозглашенных республик не в первый раз. «Лента.ру» изучила некоторые особенности жизни в прифронтовой полосе.

Квартирный вопрос

На фоне капитально разрушенного Луганска Донецк выглядит достаточно прилично. Выбитые стекла и дыры в зданиях бросаются в глаза, но их постепенно ремонтируют силами местного населения.

Если в былые времена в спальном районе донбасской столицы двухкомнатную квартиру продавали за 45-50 тысяч долларов, то сейчас риелторы называют сумму в 15 тысяч, и торг уместен. Продают жилье преимущественно те, кому срочно нужны деньги. Другие рассчитывают на то, что война прекратится и рынок недвижимости начнет оживать. Что касается съемного жилья, тут, как говорится, арендуй — не хочу: предложений масса в любом районе. За те квартиры, которые раньше сдавали за 3 тысячи гривен (6 тысяч рублей — прим. «Ленты.ру»), теперь просят тысячу.

Как в любом другом городе до войны, в Донецке особой популярностью среди арендаторов пользовался центр. Сейчас жилье снимают по принципу «куда точно не прилетит [снаряд]». Поэтому большой спрос на жилье в микрорайонах Заперевальная и Донской — наиболее удаленных от обстрелов. Там мало развлечений, много частного сектора, местами нет асфальта на дорогах, зато район удален от аэропорта (который в течение нескольких месяцев был в центре ожесточенных боев — прим. «Ленты.ру»). Впрочем, сейчас жители так называемой «первой линии» (территория близ донецкого аэропорта) уже начинают наведываться в свои жилища.

Бакинские (площадь Бакинских комиссаров и прилегающие улицы), располагающиеся в двадцати минутах ходьбы от железнодорожного вокзала и в двадцати минутах езды от аэропорта, уже и вовсе считаются спокойным местом. Туда привозят в садики детей из районов, откуда ведет прямая дорога на Марьинку.

Бензин на вес золота

По оценкам жителей Донецка, сейчас на дорогах города приблизительно в два раза меньше автомобилей, чем в мирное время. И связано это не только с тем, что многие жители бывшей столицы региона уехали.

Во-первых, топливо на заправках периодически отсутствует в принципе. Порой водители вынуждены часами колесить по городу на последних литрах в поисках горючего. Во-вторых, бензин стоит действительно дорого. В Киеве А-92 продают по 19,90 гривен за литр (49,75 рубля — прим. «Ленты.ру»), А-95 — по 20,64 гривен (51,6 рубля). А на территориях, подконтрольных ДЛНР, А-92 стоит 27 гривен (54 рубля), А-95 — 27,50 (55 рублей).

В руководстве самопровозглашенной республики муссируются слухи, что в обозримом будущем будут налажены поставки топлива из России, после чего, видимо, население удивят российские цены на АЗС.

Прилавки

В последние несколько месяцев одни украинские СМИ готовят публикации о том, что в донецких магазинах пустые полки, другие — о том, что любой товар в изобилии. По большому счету не врут ни первые, ни вторые, — все зависит от того, как конкретному изданию выгоднее подать информацию. Ситуация здесь такая: в разное время дефицитной становится та или иная продукция. Происходит это, как правило, внезапно: вдруг из магазинов пропадают сыр, молоко, курятина, колбасы; средства до и после бритья, бритвенные станки, зубные щетки и пасты, жидкость для снятия лака, освежители воздуха, лак для волос.

Объяснение этому, кстати, довольно простое: в былые времена большинством этих товаров регион обеспечивал себя сам. Например, завод «Геркулес», который производил какую душе угодно мясную продукцию, сейчас не работает. Концерн закупал скот в Запорожской и Днепропетровской областях, но из-за транспортной блокады их грузовики не могут ни въехать, ни выехать. А завод, который вволю обеспечивал область бытовой химией, парфюмерией и косметикой, война практически сровняла с землей.

Сейчас приблизительно 90 процентов товаров, реализуемых на территории, подконтрольной ДНР, — это ввезенная российская или белорусская продукция. Для того чтобы попасть в Ростов-на-Дону (210 километров от Донецка) или же просто пересечь российскую границу (95 километров от Донецка), не нужно въезжать на территорию, подконтрольную Киеву. Поэтому по Новоазовской трассе беспрерывно курсирует транспорт с товарами.

В итоге все упирается в элементарное планирование — пока еще не привыкшие к перебоям в поставках продавцы попросту временами ошибаются в расчетах, и бывает так, что товары разбирают слишком быстро. Это решается просто: в следующий раз продавцы закажут немного больше дефицитного товара, и проблема будет снята.

В регионе широко представлена продукция из Москвы и Московской области, Минска, Минвод, Ставрополя, Белгорода, Бреста, Кургана, Хабаровска, Ростова-на-Дону. Ценники выше киевских на 20-100 процентов. Например, если в столице килограмм говядины продают по 90 гривен (225 рублей), то в Донецке — по 130 гривен (320 рублей).

Цифры представлены из расчета, что в Киеве актуально соотношение гривны к рублю как один к двум с половиной, а на территориях, подконтрольных ДЛНР, — один к двум. В местных супермаркетах сейчас предусмотрено в основном три рублевых кассы на одну гривенную, — российская валюта все больше вытесняет украинскую.

Все, что есть в наличности

Курсы, указанные выше, устанавливают центральные банки ДЛНР, которые начали работу в конце прошлого года. Хотя «начали работу» — это громко сказано. Отделения действительно в каком-то виде функционируют, однако кредитные и депозитные программы в регионе сейчас отсутствуют, банковские карты не выпущены, а заработную плату бюджетники получают в конвертах под роспись.

Уровень окладов такой же, как на мирной территории Украины, или незначительно выше. Но если еще в апреле валюта для выплат чередовалась, то в последние два месяца всем платят только в рублях. С мая государственные органы начали взимать с населения сборы (за исключением военного, который платят на остальной территории страны). До этого зарплаты платили «грязными» деньгами без вычета налогов.

Любопытно, что коммунальные платежи в регионах, охваченных боевыми действиями, остались на уровне 1 марта 2014 года. Тогда как на мирной территории Украины газ подорожал на 280 процентов, горячая и холодная вода — на 67 процентов, электроэнергия — на 40 процентов. Все выплаты ЖКХ местные жители отдают в казну ДЛНР, а вот погасить накопившиеся долги за электричество возможности уже нет. Это связано с тем, что компания ДТЭК бизнесмена Рината Ахметова, предоставляющая данные услуги, не сотрудничает с республиками.

Большинство пенсионеров получают пенсии из двух источников — и от ЛДНР, и от Киева. «Украине на армию меньше будет», — так говорят в руководстве самопровозглашенных республик и особо не препятствуют маленьким хитростям населения. Поскольку ни один украинский банк в областях не работает, а выплаты из Киева идут многим, большой популярностью начала пользоваться новая услуга — обналичивание карт.

В том же Донецке все чаще можно увидеть вывески: «Снимем деньги с любой карты в любых количествах». Поскольку не все граждане из-за отсутствия пропусков могут выехать из региона, предприимчивые коммерсанты решили им помочь и поставили на конвейер услуги интернет-банкинга.

Работает это так: гражданин приходит с картой украинского банка, на которую, предположим, перечислили «детские» выплаты или пенсию. Предприниматели берут у населения пластик, переводят оттуда деньги на свои карты. Тут же достают из-под полы кэш и отдают заказчику. Затем один раз в определенный период «предприниматель» едет в условный Мариуполь и снимает там перечисленные суммы полностью.

За обналичивание гривен берут пять процентов, за рубли процентной ставки нет, поскольку предприниматели выигрывают на разнице курсов, установленных местными регуляторами и Национальным банком Украины.

Сбоит эта система только в одном случае — если карта «привязана» к «Киевстару», самому популярному мобильному оператору страны, украинскому партнеру «Билайна». Чтобы перечислить деньги через интернет-банкинг, владелец карты должен продиктовать коммерсантам цифровой код, который придет на его номер. Но если с другими операторами операцию можно осуществить, то «Киевстар» уже несколько месяцев в регионах не работает. В руководстве республик заявили, что компания самоустранилась. Ее имущество было «национализировано», а вскоре будет создан некий «Республиканский оператор связи».

Общественные работы

Второе дыхание получили в Донецкой и Луганской республиках прославившиеся при СССР общественные работы. Граждан, замеченных разгуливающими в нетрезвом виде в комендантские часы (с 23 до 7 утра), с большой вероятностью отправят строить блокпосты, копать клумбы, красить и белить. В отличие от Уголовного кодекса Украины, в законодательных актах «республик» высшей мерой наказания является расстрел. Открытая статистика по данному пункту отсутствует.

При этом — занятная деталь — слово «коррупция» в документе не используется в принципе. Местные жители говорят, что популярностью взяточничество в республиках не пользуется. Жители Донбасса утверждают, что при приеме на работу в силы правопорядка с соискателем проводится профилактическая беседа. Нарушителей жестко бьют рублем и тюремными сроками. В итоге коррупция оказалась изжита: по словам самих дончан, в первое время они пытались предлагать взятки за, например, нарушение правил дорожного движения, но получали отказ, и теперь эти вопросы просто не поднимаются.

Также надо сказать пару слов о языковом вопросе. В Донецке и Луганске, где услышать украинскую речь было сложно и до начала боевых действий, жители полностью перешли на русский язык во всех возможных сферах. С января на русский переведено все делопроизводство. Уменьшено количество преподавания украинского языка и в школах, часы сократили ровно в два раза в пользу русского. А с начала нового учебного года планируется «перезагрузка» средних учебных заведений под русский язык обучения (до войны все предметы в большинстве школ читались на украинском языке — прим. «Ленты.ру»).

В регионах не организованы трансляции украинских национальных и кабельных телеканалов. Граждане смотрят либо российское ТВ, либо местные «республиканские» программы. А новогоднее поздравление президента Украины они могли послушать только по интернету.

За территорию

Сделать какие-то однозначные выводы о настроениях всех жителей региона сложно и, скорее всего, некорректно, для объективной картины необходимо проводить исследования по этой теме. Однако по ощущениям их можно оценить не столько как «пророссийские», сколько как крайне «антиукраинские». Почти все жители нынешних ЛДНР отмечают, что в то время, когда киевляне негодовали по поводу курса доллара, жители отделившегося Донбасса уже несколько месяцев сидели без зарплат и питались только благодаря гуманитарной помощи. Однако надо уточнить: жили они так абсолютно осознанно, объясняя свою позицию тем, что устали от беспрестанных перемен в стране.

По украинскому телевидению то и дело показывают разгромные сюжеты: в Донецке дефицит всего, жить там невозможно. Правда, при этом забывают поинтересоваться, как к продовольственному кризису и прочим неудобствам и проблемам военного времени относятся сами жители Донбасса. Ответ на этот вопрос мы получили однозначный: да, дончане, безусловно, негодуют, но волосы на голове не рвут.

«Дорого? Ничего страшного, будем экономить».

«Нет мяса? Без проблем, поедим рыбу».

И если иметь в виду отношение жителей Донбасса к суровым жизненным условиям, в которые их поставила война, надо помнить, что боевые действия, которые Украина ведет «за территорию», жители этой «территории» ощущают буквально на своей шкуре. И помнить о том, что Украина воюет не за граждан страны, а с ними, здесь будут очень долго.