«Не стоит сожалеть о Детройте»

Американский урбанист Аарон Ренн о судьбе увядающих городов

Фото: cz2 / Zumapress / Global Look

В Библиотеке имени Ф.М. Достоевского научный сотрудник Манхэттенского института политических исследований и редактор журнала City Journal Аарон Ренн выступил с лекцией об убывающих постиндустриальных городах, истории их падения и дальнейшей судьбе. «Лента.ру» записала основные тезисы его выступления.

О феномене убывающих городов

Исторически американские убывающие города были промышленными центрами, для которых трудные времена начались с развитием глобализации: закрывались заводы, рос уровень безработицы. Это стало своего рода ловушкой западного развитого мира. В США такие города процветали с начала индустриальной революции до середины прошлого века. После 1950-х годов экономика подобных городов начала затухать, а к концу 1960-х уже происходил ее неконтролируемый резкий спад. Это всем известный Детройт, а также Кливленд, Баффало, Провиденс и многие другие.

Данный феномен не чисто американский, многие города Северной Англии столкнулись со схожими проблемами. Существует огромное множество теорий и практик для этих убывающих городов в Западной Европе. В странах восточного блока тоже немало таких городов.

Однако многие дискуссии на сей счет можно назвать изолированными — США и Европа, борющиеся с проблемой данных городов, редко обсуждают это друг с другом. Здесь не идет речь о том, что ситуация с данными городами одинакова, в каждой стране есть свои особенности. Но должно быть и общее, что необходимо обсуждать между собой.

Наиболее известные увядающие города

Самый знаменитый пример убывающего города — конечно, Детройт. Он обанкротился, но, если честно, ни для кого это не было сюрпризом. Об упадке Детройта начали говорить еще с 1960-х. Журнал Time писал об этом в 1960 году, перечисляя все проблемы. Одна из известнейших писательниц и теоретиков городского планирования Джейн Джекобс в 1962-м написала книгу «Смерть и жизнь больших американских городов». Уже тогда она не смогла сказать ничего оптимистичного о Детройте. В итоге в США забили тревогу, люди знали о происходящем. Но прошло 55 лет, и Детройт в итоге обанкротился.

Из этой истории лично я для себя сделал два вывода. Во-первых, упадок городской экономики — серьезная проблема. Ситуация с Детройтом длилась многие годы, и все попытки правительства США на протяжении 55 лет ни к чему не привели. Во-вторых, упадок может длиться намного дольше, чем кажется. Эксперты предсказывали закат Детройта неоднократно. И даже удивительно, что он так долго скатывался вниз, многие ожидали, что это будет происходить намного быстрее.

Аналогичное, кстати, происходит сейчас с Грецией — бесконечные дебаты о ее падении, не приводящие в итоге к какому-то конкретному решению.

Множество схем, направленных на восстановление экономики Детройта и других городов, было испробовано на протяжении десятилетий. Эти схемы — как модные тренды. В какие-то моменты они необычайно популярны в применении, а на следующий день уже не в почете и в ход идет новая схема.

Один мой товарищ, Род Стивенс, даже написал статью по поводу этого феномена: «31 вид перестройки городов» (31 flavors of urban redevelopment). В ней он рассказывал о конференц- и торговых центрах, научных парках, аквариумах, общественных площадях, каналах. Во все это инвестировали огромные деньги, пытаясь воссоздать рост в микрорайонах, но ничего не вышло.

Некоторые из идей были удачны на уровне каких-то проектов, но большинство — нет. Самый печально известный из них — детройтский монорельс. Он циркулирует по городу всего в одном направлении. Соответственно, если человек хочет добраться из точки А в точку Б, иногда ему надо сделать целый круг на монорельсовой дороге, чтобы доехать до пункта назначения. В итоге им почти никто не пользуется — монорельс не нашел своего потребителя.

Инвестиции не принесли результата и в случае с Баффало в штате Нью-Йорк. Этот город с населением 1,1 миллиона человек приходил в упадок десятилетиями. Губернатор штата сейчас намерен возродить его, тратя по одному миллиарду долларов в год. Главной составляющей здесь должна стать солнечная электростанция за 750 миллионов долларов.

Эта программа не первая для города. В 2004 году местная газета писала, что Баффало — главный в стране реципиент федерального гранта по городской перестройке на душу населения. Он получил таким образом более 450 миллионов долларов, но результата никакого. Еще 500 миллионов долларов власти потратили на легкую железнодорожную транзитную ветку, но опять ничего.

Один местный ученый подсчитал, что с учетом всех налогов, которые идут из Баффало, ежегодно штат Нью-Йорк остается от города в минусе на 900 миллионов долларов — тот самый миллиард на развитие. То есть город практически повис на крючке дотаций от штата и длится это уже давно.

И дело здесь не в том, что все программы были плохи. Здесь важнее скорее сильные макроэкономические и демографические тренды, они влияли на эти города и провоцировали их упадок. И ответные действия оказывались неэффективны.

Почему убывающие города возрождаются

Но действительно ли ситуация безнадежна и надо просто сдаться? В общем, картина здесь выглядит безрадостной. Но я уверен, что необходимо посмотреть правде в глаза и признать неприятную истину: в истории было множество могущественных городов вроде Вавилона и империй, как Рим, и все попытки правителей восстановить их былое величие не увенчались успехом. Как наступил их расцвет, в свое время пришел и закат. Поэтому, наверное, не стоит сожалеть о Детройте.

В то же время, по-моему, ситуация не настолько безнадежна. Некоторые города переживали трудные времена, но выкарабкались. Нью-Йорк, например, чуть не стал банкротом в 1970-х. Он был как Детройт сейчас, все уже чуть ли не махнули на него рукой. На экраны выходили фильмы вроде «Побег из Нью-Йорка», «Жажда смерти»; Нью-Йорк в них был обречен, мертв и населен люмпенами. В свое время Лондон, Токио также прошли этот путь.

Главное здесь — что макроэкономические условия для этих городов изменились. Лучше всего данный феномен описан в книге социолога и экономиста Саскии Сассен «Глобальный город». Она говорит, что глобализация — это торгово-финансовая цепь, звенья которой — крупные города.

Глобализация, в свою очередь, стала дополнительно давить на такие города, как Баффало и Детройт. С другой стороны, она создала спрос на новые виды финансовых и производственных услуг, чтобы помочь этим глобальным компаниям управлять новыми, более сложными мировыми операциями. Предоставление подобных услуг требует специальных навыков и знаний. Люди, обладающие ими, концентрируются в таких глобальных городах, как Нью-Йорк.

Естественно, Нью-Йорк многим обязан и своим мэрам, например Рудольфу Джулиани и Майклу Блумбергу. Но у них вряд ли что-то вышло, если бы в свое время не поменялись макроэкономические условия.

Развитие общества для развития города

Плохая новость в том, что пока эти условия снова не изменятся, будет очень сложно реанимировать убывающие города. Но здесь есть и определенная надежда: некоторые американцы переезжают даже в увядающие города. Например, в 2000-х около 4 тысяч человек перебрались в Кливленд, который, казалось бы, уже давно «загибается».

Изменения в обществе в США продиктованы и тем, что повысился уровень жизни. Например, благодаря интернету уже не важно, живешь ты в Баффало или Бостоне — онлайн-услуги всех уравняли в возможностях. В городах развита сфера обслуживания. В том же самом Баффало я пил самый вкусный кофе в жизни, там есть производители крафтового пива, отличные местные закусочные — так что жизнь стала лучше и намного приятнее, чем в условном 1995 году.

В городах-миллионниках, как Нью-Йорк и Сан-Франциско, жизнь становится все дороже. Поэтому многие талантливые и образованные американцы уезжают оттуда. К примеру, в Детройт потянулась люди творческих профессий, которых город привлекает не только своей дешевизной, но и особой атмосферой.

В Соединенных Штатах уже не первый год наблюдается тенденция к переселению из крупных городов в пригороды. И даже убывающие города здесь относительно привлекательны — там, где закрылись крупные фабрики, больше закрываться нечему. Следовательно, стимулов для местной экономики может и не быть, но и причин для резкого ее падения тоже нет. Единственное, что может повлиять на экономические показатели, — это сокращение населения.

Что делать с умирающим городом?

Я считаю, первое и самое важное, что необходимо сделать убывающим городам, — создать новую психологию городского преобразования. Нужно остановить попытки перекроить город и обратить внимание на потребности его жителей.

Что хорошего можно сделать для жителей увядающего города? Для некоторых из них лучшим будет помочь уехать отсюда. В Детройте тысячи людей просто застряли, у всех них очень неопределенное будущее из-за жизни в месте с ограниченными экономическими перспективами. Таким людям можно было бы помочь переехать туда, где есть шанс на лучшую жизнь.

Конечно, будут и те, кто хочет остаться. Их можно понять: здесь они выросли, они привязаны к этому городу. Но лучшим вариантом, с моей точки зрения, является именно переезд. Многие примеры вынужденного переселения свидетельствуют, что, приезжая в место с лучшими условиями для жизни, возвращаться обратно уже совсем не хочется.

Но, несмотря на это, во многих городах пытаются не отпустить его жителей, а, наоборот, любым способом их удержать, особенно образованную молодежь, остановить так называемую утечку мозгов.

Но подобная тактика, как оказывается, непродуктивна на деле. Известный специалист по изучению развития новых отраслей и регионов роста Анна Ли Саксениан, анализируя опыт Тайваня и Индии, говорит: если позволить людям уехать, они со временем могут принести пользу в развитии этого места своими новыми знаниями и навыками. Поэтому правильнее было бы думать не об утечке мозгов, а о круговороте умов. То есть города и сообщества должны быть включены в поток торговли, идей и так далее. Сделать это только при помощи человеческого капитала и миграции.

Рекомендации для России

Как показывает статистика, население России сокращается. Если брать аналогичные демографические показатели среди развитых стран, то Россия напоминает Японию. Там большая часть жителей сконцентрирована в крупных городах, а население сельской местности и небольших городков постоянно уменьшается. По моему предположению, тренд в России может быть очень похож на японский вариант.

Для этих постиндустриальных городов, расширение которых почти не происходит, лучшим будет направить бюджет на фиксированные расходы, отменить для местных компаний унаследованные обязательства (пенсии и другие выплаты бывшим работникам вроде медицинской страховки), чтобы местные жители были более активными.

Проблема в строительстве новых объектов в том, что тогда на старые уже не будет хватать достаточно средств. В первую очередь для малых, увядающих городов я бы посоветовал избавиться от излишней инфраструктуры и заброшенных зданий, обратить внимание на восстановление экологии. Естественно, необходимо учитывать интересы местных жителей.

Очень важно в этом процессе, чтобы под каток не попала историческая архитектура и здания, которые потенциально могут стать памятниками. Те же самые объекты советского периода — потенциально историческое наследие, надо подойти очень ответственно к данному вопросу и постараться сохранить хотя бы лучшее из советской архитектуры.

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки