Не спеши ты их хоронить

Почему в Казахстане перестали доверять рейтинговым агентствам

Фото: Шамиль Жуматов / Reuters

В конце прошлой недели рейтинговое агентство Standard&Poor’s выпустило в Казахстане пресс-релиз, предсказав снижение рейтингов казахстанских финансовых учреждений. В агентстве считают, что «число негативных рейтинговых действий превысит число позитивных рейтинговых действий». То есть Standard&Poor’s, вслед за двумя другими крупнейшими агентствами — Moody’s и Fitch, выступит с негативными прогнозами в отношении казахстанских банков. Такое единство «большой тройки» рейтинговых агентств воспринимается крайне болезненно в Казахстане — у национальных инвесторов могут возникнуть сомнения, хотя, по мнению местных наблюдателей, оснований для этого нет.

Курс взят

Резкий обвал национальной валюты в Казахстане начался 20 августа прошлого года после того, как власти республики объявили об отмене валютного коридора и переходу к свободному плавающему курсу тенге. Примерно за полгода до этого в Казахстане была проведена 20-процентная девальвация национальной валюты. Тогда Нацбанк страны установил курс казахстанского тенге на уровне 185 плюс-минус 3 тенге за доллар. Позже допустимый коридор был расширен до 170-188 тенге за доллар.

Курс тенге на Казахстанской фондовой бирже несколько раз обваливался до исторического минимума. 14 декабря стоимость американского доллара достигла 322,47 тенге. Власти постоянно подчеркивали, что решение о введении режима свободного плавания для тенге принято по просьбе казахстанского бизнеса. В частности, по словам президента страны, на позицию правительства повлияли экспортеры, национальная палата предпринимателей «Атамекен», а также представители малого и среднего бизнеса.

В Казахстане пристально следят за курсом местной валюты. В структуре экспорта на топливно-энергетический сектор приходится львиная доля — в 2015 году (за январь-ноябрь) этот показатель составил 74 процента. Понятно, что торгуемые за доллары топливо-энергетические продукты полностью определяют финансовую погоду в стране. Так, согласно оценкам Национального банка, уровень долларизации банковских вкладов почти достиг 80 процентов.

Насколько девальвации и сообщения о банковских трудностях накалили обстановку, можно судить по тому, что в феврале 2014 года три банка были вынуждены обратиться в правоохранительные органы. По словам их руководителей, против них кто-то предпринял информационную атаку. Граждане республики получали в мессенджерах панические сообщения о банкротстве и закрытии этих банков. Хладнокровие сохранили отнюдь не все — в отделениях выстроились огромные очереди. Нервозность вкладчиков можно понять — примерно за неделю до этого Национальный банк республики отказался от поддержания обменного курса тенге на прежнем уровне, что привело к удешевлению национальной валюты на 20 процентов.

Кто хоронит

Неудивительно, что выпущенный в конце прошлого месяца пресс-релиз Standard&Poor’s о намерении пересмотреть рейтинги казахстанских банков в сторону понижения, вызвал нервную реакцию среди казахстанских финансистов. Деловые информационные ресурсы опубликовали комментарии неназванных банкиров о том,что рейтинговые агентства хоронят банковскую систему страны.

В середине января агентство Fitch уже понизило долгосрочные рейтинги дефолта эмитента (РДЭ) «Казкоммерцбанка» (ККБ) в иностранной и национальной валюте с «B-» до «CCC».

Кроме того, агентство ухудшило прогнозы по рейтингам Цеснабанка и «дочки» Сбербанка. Народный банк Казахстана, его дочерние структуры Altyn bank (AB) и Halyk finance (HF), «Центркредит» (БЦК) и АТФБанк сохранили прежние оценки. В сентябре прошлого года рейтинги казахстанских кредитных организаций пересмотрел и другой участник «большой тройки» — Moody’s. Агентство снизило оценки ККБ, Сбербанка, АТФ и Евразийского банка. Прогноз по всем рейтингам был негативный.

При этом, хотя позитивных изменений в финансовом секторе Казахстана пока не просматривается, эксперты Fitch в январе 2016 года воспринимали ситуацию несколько иначе, чем специалисты Moody's в сентябре 2015-го, похоже, слишком напуганные августовским решением властей страны отменить привязку тенге к доллару.

Международный флер

Впрочем, аналитика большой тройки уже не воспринимается истиной в последней инстанции. Американские власти в прошлом году обязали Standard&Poor’s выплатить крупнейший в истории штраф размером 1,5 миллиарда долларов за необоснованное завышение рейтингов ипотечных облигаций, что стало одной из причин финансового кризиса в 2008 году. Компенсационных выплат от Moody's сейчас добиваются и арабские банкиры — на тех же основаниях.

А европейский регулятор — Европейское агентство по ценным бумагам и рынкам (European Securities and Markets Authority, ESMA) — в 2013 году вообще собирался отозвать лицензии у всех трех крупнейших рейтинговых агентств из-за непрозрачности критериев вынесения оценок. Итальянская счетная палата в свою очередь пригрозила им зимой 2014 года иском на 234 миллиарда евро. Поэтому агентства теперь осторожничают, считая, что лучше перестраховаться, занизив рейтинги, тем более для компаний на рисковых рынках. Эта нервозность также не способствует точности оценок: Standard&Poor’s в ноябре 2011 года по ошибке объявило о снижении кредитного рейтинга Франции, спровоцировав волну продаж ее гособлигаций.

Похожая ситуация и в Казахстане. Согласно пресс-релизу Standard&Poor’s, «число негативных рейтинговых действий превысит число позитивных рейтинговых действий». У 12 из 19 рейтингуемых Standard&Poor’s казахстанских банков прогнозы стабильные, у 7 — негативные. Однако вряд ли мы увидим серьезное ухудшение оценок. Учитывая, что предыдущий обзор Standard & Poor’s выходил осенью прошлого года, большая часть негативных тенденций в нем уже отражена.

Реальное влияние

Впрочем, каким бы ни был новый прогноз агентства, сильного влияния на банковский сектор Казахстана он не окажет. Рейтинги «большой тройки» имеют значение для иностранных инвесторов и потенциальных кредиторов, на которых сейчас рассчитывать не приходится без всяких рейтингов. Недаром в том же сообщении ККБ акцент делается прежде всего на помощь акционеров (это крупнейший в стране банк и единственный с государственным участием). На нее же полагаются и другие крупные игроки банковского сектора Казахстана. Дочерние предприятия российских банков — Сбербанка, ВТБ, Альфа-банка — на помощь материнских организаций. Forte bank, Евразийский банк и АТФбанк — на поддержку крупных финансово-промышленных групп.

Кроме того, очевидно, что системообразующие банки государство в обиду не даст. Собственно, даже в пресс-релизе Standard&Poor’s особо отмечается, что роль Нацбанка Казахстана (НБРК) остается определяющей в обеспечении рынка ликвидностью. Судя по заявлению председателя НБРК Данияра Акишева, власти страны готовы активно участвовать в решении проблем финансового сектора.

«Мы планируем удлинять сроки по операциям Национального банка и выстраивать рыночную кривую доходности. В настоящее время операции Национального банка полностью покрывают потребности банков в краткосрочной ликвидности. Политика Национального Банка по снижению ставок на денежном рынке продолжится», — отметил Акишев на пресс-конференции 21 января. Председатель Нацбанка страны признает, что в финансовом секторе страны много проблем. Но подчеркивает: «Казахстан накопил достаточные резервы для того, чтобы пережить кризис без потрясений и выполнить все социальные обязательства».

Обсудить
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Тренируйся, как ангел
Чем занимаются топ-модели в спортзале
Они так видят
Самые популярные фотографии Instagram за ноябрь
В двух экземплярах
Они знамениты тем, что похожи на знаменитостей
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Когда, кому и за что дарили автомобили?
Fiat для девушки Playboy, Hyundai для «Мисс Россия 2016» и Porsche для тренера по борьбе
«Вы приехали»
Длительный тест Toyota Camry с «Яндекс.Навигатором»
Безумные трюки грузовиков Volvo
Самые необычные видеоролики с грузовиками Volvo
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить