Тариф экономный

За что Улюкаеву могли дать 2 миллиона долларов и кого обвинят следом за ним

Алексей Улюкаев
Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

Задержанный в ночь на вторник министр экономического развития Алексей Улюкаев — пока единственный фигурант уголовного дела, заявляют источники. Чиновника обвиняют в том, что он вымогал взятку за положительную оценку министерства, которая позволила «Роснефти» этой осенью купить половину акций «Башнефти». К самой сделке, однако, претензий нет. Что стоит за обвинениями в адрес Улюкаева, выясняла «Лента.ру».

Заработать триллион

Сделка по приватизации государственного пакета акций «Башнефти» состоялась 12 октября. Покупателем стала «Роснефть», перечислившая 329,7 миллиарда рублей на счет Федерального казначейства.

Одновременно с этим президент Владимир Путин на форуме «Россия зовет!» признавался, что был удивлен позицией правительства относительно способа приватизации «Башнефти», тем не менее тогда же пояснил, что решение о выкупе акций «Башнефти» компанией с госучастием было продиктовано рядом объективных причин.

Главная из них — возможность впоследствии дороже продать 19,5 процентов акций самой «Роснефти» в рамках приватизации, намеченной на 2016 год. По разным экспертным оценкам — в частности, Минфина, — за данный пакет государство может выручить от 700 миллиардов до 1 триллиона рублей. «Стоимость этих 19,5 процента [акций] самой "Роснефти" существенным образом вырастает, и "Роснефть" имеет возможность не только отбить, простите за моветон, ту небольшую премию, которую она дает государству за приобретение "Башнефти", но и выгодно продать собственный пакет», — объяснял сразу после приватизации Путин.

Аналитики Merrill Lynch, в свою очередь, говорили, что эта сделка приведет к росту стоимости «Роснефти», с примерно оцененным повышением показателя чистой прибыли на акцию на 7 процентов в 2017 году. Эксперты ожидали также значительного улучшения состояния сегмента нефтепереработки у «Роснефти» благодаря имеющимся у «Башнефти» перерабатывающим активам высокого качества.

Начало развернутой приватизации было положено в июле, когда правительство выставило на продажу акции крупнейшего российского алмазодобытчика «Алроса». Приватизация «Башнефти» была следующей крупной сделкой. Как отмечали тогда аналитики, время для этого выбрано вполне подходящее, хотя определяющую роль здесь играли не столько рыночные условия, сколько необходимость пополнить дефицитный бюджет. Стоимость госдоли в уставном капитале «Башнефти», принадлежащей Росимуществу, была определена независимым оценщиком в интервале от 297 до 315 миллиардов рублей (цена за одну обыкновенную акцию — от 3 тысяч 340 рублей до 3 тысяч 537 рублей), а точечное значение рыночной стоимости — в размере 306 миллиардов рублей. О том, что указанная цена справедлива, говорили и в Росимуществе, и в Минэкономразвития.

Незначительная услуга

Институт оценщиков крайне важен при осуществлении любых корпоративных сделок, в том числе и приватизационных. Связано это с тем, что, как правило, стоимость компании посчитать довольно проблематично. Существует несколько способов оценки корпоративных активов. Самый простой — оценка по рынку. Он подходит, если акции компании торгуются на открытом рынке (биржевых площадках). В этом случае считается, что рынок, а в данном контексте — сообщество представителей инвестиционных домов и банков, может достаточно квалифицированно оценить стоимость бумаг той или иной компании, так как обладает штатом собственных экспертов и аналитиков, которые следят за финансовыми и производственными результатами корпораций.

Исключения возникают тогда, когда так называемый free float — количество акций компании, обращающееся на бирже, — не очень большой (скажем, меньше 5-10 процентов от уставного капитала), поскольку в этом случае нельзя исключать спекулятивной оценки со стороны рынка. Тогда для того, чтобы подстраховаться насчет правильности цены, обращаются к независимым оценщикам. Чаще всего это крупнейшие аудиторские компании, которые исследуют денежные потоки и активы фирмы и выдают окончательный вердикт о стоимости ценных бумаг актива. И вот здесь иногда возникают нюансы, ведь аудиторы не всегда могут быть честны. Самый вопиющий случай с оценкой отчетности компании произошел в 2001 году с американской Enron, которая в результате подтасовок ее аудитора — Arthur Andersen — вынуждена была обанкротиться.

В случае с приватизацией «Башнефти» в качестве оценщика, за которым было решающее слово, выступало Минэкономразвития, однако свои заключения давали также Росимущество и Министерство финансов. Кроме того, за сделкой пристально следили независимые эксперты и, собственно, сам рынок, так как бумаги компании торгуются на Московской бирже (накануне сделки стоимость обыкновенных акций «Башнефти» не превышала 3 тысяч рублей за бумагу — прим. «Ленты.ру»). Все вышеперечисленное позволяет «Роснефти» утверждать, что компания не видит никаких рисков в пересмотре сделки по покупке контрольного пакета акций «Башнефти» из-за задержания Улюкаева. По словам пресс-секретаря компании Михаила Леонтьева, «сделка сделана с огромной премией к рынку»: «Не видим никаких рисков для сделки, сделка абсолютно корректна. Никаких рисков нет».

В правоохранительных органах также говорят о том, что претензий к руководству «Роснефти» у них нет.

Источники уверяют, что сделку оспаривать не планируют, хотя вопросы к Улюкаеву связаны именно с ее одобрением со стороны министерства. Политолог Алексей Чадаев, однако, не видит здесь противоречий. «К сожалению, сплошь и рядом даже для каких-то заведомо нормальных и чистых проектов приходится прикладывать так называемые специальные усилия, чтобы преодолеть сопротивление ведомств», — признает эксперт.

Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, в свою очередь, уверен, что роль Минэкономразвития в сделке была незначительной, а позиция министерства складывалась в рамках уже сформированного государственного подхода. «Эта сумма [взятки в два миллиона долларов] соответствует той услуге, которая была оказана. Услуга-то незначительная, от ведомства уже ничего не зависело», — говорит глава НАК.

Главный герой

Алексей Улюкаев работает в правительственных структурах с момента возникновения Российской Федерации в 1991 году. На заре становления новой российской государственности в период с 1991-го по 1994 год Улюкаев вначале был советником, а потом помощником премьер-министра в команде тогдашнего председателя правительства Егора Гайдара.

После смены главы кабинета на Виктора Черномырдина Улюкаев на какое-то время покинул правительство и занимался теоретической работой под руководством своего бывшего шефа по правительству, но уже внутри Института экономических проблем переходного периода Егора Гайдара. Институт известен тем, что именно в нем выросли многие представители так называемого «либерального блока» в правительстве РФ.

В 2000 году Улюкаев возвратился в правительство, где до 2004 года работал заместителем министра финансов Алексея Кудрина, после чего на долгое время ушел в Центральный банк, где до 2013 года работал в должности первого заместителя председателя кредитной организации.

Пост министра экономического развития Улюкаев занял в 2013 году и работал на нем до настоящего времени. За все годы работы Алексея Улюкаева в правительственных структурах его имя никогда не упоминалось в связи с коррупционными или политическими скандалами.

Однако его приход на должность министра совпал по времени с началом системной борьбы с коррупцией, которая, по словам главы НАК Кирилла Кабанова, началась три года назад. Кампания стартовала с заявления президента о том, что коррупция является угрозой нацбезопасности. После этого, пересказывает эксперт, глава государства провел совещание с главами регионов и предупредил, что «надо заканчивать заниматься бизнесом» и вместо этого решать государственные задачи.

Напоминает эксперт и о многочисленных задержаниях чиновников — вплоть до заместителя министра. «Но мы понимаем, что коррупционный бизнес выстроен не до уровня замминистра, поскольку он выстраивался с 1991 года. Принцип простой: чем больше властных полномочий, тем больше коррупционная рента», — объясняет Кабанов.

Вон из неприкосновенных

Первый зампред комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич подчеркивает беспрецедентность дела: «Факт взяточничества профильного чиновника столь высокого ранга — если этот факт, конечно, будет доказан — впрямую ставит вопрос об экономической безопасности России. Ведь речь идет не об очередном губернаторе. Сфера деятельности Улюкаева — вся страна».

В антикоррупционном комитете тем временем предсказывают новые уголовные дела после задержания главы Минэкономразвития, «потому что господин Улюкаев наверняка работал не один».

По словам главы НАК, не исключено, что и другие министры окажутся в том же положении, что и Улюкаев. «Если кто-то нечист на руку, то у них есть повод нервничать», — говорит Кабанов, допуская, что сейчас ведется проверка членов правительства на коррупцию.

С момента объявления системных мер по борьбе с коррупцией количество персон, неприкосновенных для следственных органов, резко сократилось, единогласно признают эксперты и правоохранители. «Во всяком случае, если этот круг неприкасаемых еще и существует, то он очень-очень маленький, не такой широкий, как был раньше, — отмечает Кабанов. — Я не считал фамилии. Но дело в том, что президент дает посылы: здесь правила изменились, а те, [кто не понимает], будут наказаны. Насколько это предупреждение касается 100 или 99,9 процентов чиновников, не знаю. Я надеюсь, что это предупреждение для 100 процентов».

Это, конечно, хорошо, что у нас нет неприкосновенных, но сегодня этого мало, говорит первый зампред комитета СФ по обороне и безопасности Клинцевич: «Должны заработать, так сказать, страховочные механизмы, исключающие попадание на такие посты нечистых на руку людей. Лично я никогда не поверю, что человек, пройдя все ступеньки служебной лестницы, впервые оступился на самой ее вершине, а до этого был предельно честным».

Россия21:0817 июля
Сергей Жигарев

Член за главного

Депутат от ЛДПР изменял жене, угрожал любовнице, был бит и сам напал