Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Они ее чуть на дрова не пустили»

Эти москвичи решили повернуть время вспять и строят древнюю деревню

Фото: Юлия Невская

В подмосковном селе Воздвиженское группа энтузиастов пытается воссоздать настоящую северную деревню. Тут они хотят сделать интерактивный музей о жизни на Русском Севере. О том, как в 50 километрах от столицы оказался дом из Архангельской области, для чего москвичи машут по выходным топорами и где искать свои корни, «Ленте.ру» рассказала одна из участниц проекта «Новое старое» — фотожурналист Юлия Невская.

«Лента.ру»: Давайте с самого начала. Что это вообще за дом, сколько ему лет и откуда он взялся, где, так сказать, прописан?

Невская: Все началось еще в 2006-м, когда ребята во главе с профессиональным реставратором Дмитрием Соколовым из Каргопольского района Архангельской области перевезли в подмосковное село Воздвиженское столетнюю курную избу. Этакий традиционный русский северный дом с определенной системой отопления. Таких, увы, уже почти не осталось…

Перевезли целую избу?

Ну да. Это ведь как делается? Сначала в избе маркируются все бревна, затем все разбирается, грузится на фуры, перевозится в новое место и благодаря маркировке один в один собирается. В процессе всего этого делается еще и реставрация.

Судя по возрасту избы, реставрация, видимо, требовалась серьезная.

Работы было много. Но вообще — только представьте! — эту избу хозяева в самое ближайшее время планировали разобрать на дрова. Да и продали они ее именно по цене дров.

Избе повезло. Кстати, а как ее вообще нашли? Вы же сами говорите, что таких даже на Севере крайне мало осталось.

Жизнь Дмитрия Александровича с Севером связана уже давно. Он туда чуть ли не с 1987 года ездит. Реставрирует, изучает и избы, и храмы. Какое-то время он там даже жил, вот этот дом ему на глаза и попался. Он ему сразу понравился с точки зрения своих конструктивных особенностей, хотя от всех строений там сохранилась только половина — жилая часть. А крытый двор с частью клетей был разрушен.

Кто здесь жил?

Судя по всему, когда-то — большая семья, имевшая большое хозяйство. А потом… ну, сами знаете, что у нас в стране после революции творилось. Нынешним владельцам изба досталась по наследству, притом что совершенно не была нужна. Говорю же, они ее чуть на дрова не пустили! Так, кстати, на Русском Севере и заканчивают свою жизнь большинство уникальных строений. В этом году, например, будучи в экспедиции, мы спасли от такой участи амбар, который скоро тоже будем собирать в Воздвиженском.

Воздвиженское — это…

Территория, которую муниципальные власти когда-то выделили на то, чтобы собрать эту самую избу. То есть все началось именно с нее. А затем здесь появилась более новая маленькая изба, привезенная с Севера баня по-черному, кузница, сейчас мы по традиционной русской технике безгвоздевого строительства достраиваем гончарную мастерскую.

Все же хромает логика. Если ваша цель — восстановить традиции Севера, то почему нужно перевозить все эти строения в Подмосковье, по сути — в резервацию, а не реставрировать на месте?

Ответ очень прост. Точнее, ответы. Подобный проект уже был сделан в Каргопольском районе несколько лет назад. Но оказалось, что из-за удаленности люди просто не добираются туда. Хочется показать Север и традиции тем, кто его никогда не видел. В Подмосковье это проще сохранить. Люди работают в Москве, а сюда на добровольных началах ездят. Кто-то приезжает на курсы, они стоят некоторых денег. В общем, с этого Воздвиженское и живет. Больше никто не помогает — все своими силами. Сейчас впервые собираем проект на краудфандинговой платформе.

Зачем к вам ездят москвичи?

Думаю, чтобы получить отдушину. Здесь ведь собираются люди совершенно разных профессий: Леша у нас программист, Димина работа связана с итальянской одеждой и так далее. Но все они говорят о том, что задыхаются в городе, что им не хватает там чувства братства, чувства какого-то совместного — как это ни громко звучит — созидания. Это же совершенно магическая история, когда на твоих глазах начинает появляться сруб. И ты сразу понимаешь, что сделал что-то важное, что-то, что имеет значение и вес, своими руками. В общем, к нам едут те, кто испытывает жажду к настоящему. Они приезжают каждую субботу, бывает, чаще, и работают, вместе отмечают какие-то праздники, летом вместе отправляются на реставрации и в экспедиции.

Совместная работа объединяет и облагораживает, это понятно. Но не стоит ли за всем этим еще и какая-то идеология?

Нет! Но что-то держит всех этих людей вместе. Что? Русский Север, например. О нем ведь очень много говорят все, начиная с поэтов Серебряного века. Туда тянуло и тянет всю русскую интеллигенцию, потому что это, так сказать, добрая русская традиция: искать свои корни именно в той стороне. И это работает! Там какая-то совершенно другая земля, другой воздух — не с точки зрения экологии, а с точки зрения духа в широком смысле этого слова. К Северу хочется быть причастным всем, но некоторым еще и хочется научиться делать что-то северно-традиционное, освоить какое-то ремесло. Особенно после просиживания пяти дней в неделю в офисе.

И все же ваш проект — попытка обогатить современность или бегство в прошлое?

Ммм… Тут ведь как? Какое может быть будущее у того, у кого нет корней? А что такое корни? Это очень простые и проверенные веками законы и нарративы, дающие людям смысл. Наша история — как раз про обращение к этим корням, точнее, про интеграцию того, что было, с тем, что будет. Это помогает крепче стоять на ногах.

Какова ваша более приземленная цель?

Создать живой музей русской архаики. Для этого сейчас мы строим двор — крытое помещение, где раньше держали скотину и где мы хотим сделать столярную мастерскую. На втором этаже будут жилые клети, в которых могут останавливаться гости и мастера. В основной же избе мы хотим воссоздать быт Русского Севера, чтобы люди могли все это посмотреть, попить чай с пирогами, погреться у печи, все потрогать. А после, может быть, захотеть построить что-то по традиционным северным технологиям на своих земельных участках.

Помочь проекту можно ТУТ