«Путин улыбнулся и сказал: "Вы че, отвяньте от них"»

Птаха о нападении на себя, баттле с Гуфом, наркотиках и депутатах

Рэпер Птаха
Фото: @ptahacao

24 января в прокат выходит фильм «BEEF: Русский хип-хоп», снятый рэпером Ромой Жиганом. В нем известные исполнители рассказывают о судьбе этого музыкального жанра в нашей стране. «Лента.ру» поговорила с одним из участников проекта, хип-хоп-исполнителем Давидом Нуриевым, более известным под псевдонимами Птаха и Зануда. Нуриев — бывший участник группы Centr, сейчас занимается сольной карьерой. Конец 2018 года выдался для него богатым на события — в начале декабря он принял участие в круглом столе в Госдуме, где обсуждалась проблема запретов рэп-концертов, а перед праздниками на него напали в центре Москвы, подкараулив возле дома. Птаха раскрыл подробности драки и рассказал об итогах встречи с депутатами.

«Такой кипеж начался — перестрелка в центре города»

«Лента.ру»: Самая горячая тема, связанная с тобой сейчас, — конфликт с рэпером Obe 1 Kanobe. Я правильно понимаю, что тебя вызвали в полицию, но ты отказался давать против него показания?

Птаха: Я не отказался давать показания, мне пришлось это сделать, учитывая, что я тоже стрелял. Там сказано, что я просто стрелял, потому что на меня кто-то напал.

Нападавшего ты не назвал. Почему?

Конечно, не назвал. Я считаю, что это неправильно. Зачем это надо? Если бы этот Вася не выложил видео, вряд ли бы его кто-то нашел. А он это сделал, и такой кипеж начался — перестрелка в центре города!

Расскажи подробнее об этой философии взаимодействия рэперов с полицией.

Это не потому, что мы тут такие блатные все. Вообще, изначально рэп — это музыка протеста и криминала. И есть неофициальное разделение этой культуры на рэп-исполнителей и рэперов. Первые просто исполняют музыку, а рэперы живут этой музыкой, культурой, правилами неписаными. Я — рэпер. Плюс меня с детства отец учил не жаловаться, не ябедничать. Можно с кем-то посоветоваться, чтобы решить какие-то вопросы, но ходить в полицию — это не очень. При этом я не считаю неприемлемым подать гражданский иск, к примеру, о защите чести и достоинства — главное, это не касается уголовного дела. Многие блогеры пользуются этой ситуацией: рэперов троллят, поскольку думают, что рэпер не может подать в суд. Но я считаю, что в этом ничего такого нет, потому что это немного другая плоскость. Это не уголовная история, это не значит мусорнуться, это значит «опустить человека на бабло официально».

Ты говорил, что Канобович в полиции все рассказал. Что там было?

Он написал с самого начала историю, что я когда-то, четыре года назад, приехал, избил его, нанес ему тяжкие телесные повреждения, и он не знает, за что. Сказал, что после этого у него сломалась карьера. Если почитать — мальчик душу просто изливает в своих показаниях. Я, в принципе, его понимаю — давать показания, пытаясь обмануть следствие, это нормально. Но обвинять других людей в том, что произошло, — это уже зашквар. Я прочитал его показания, не знаю, что за адвокат у него такой, — он там понаписал такой ереси и ерунды, которой даже не было, и на записях с камер ее нет. Он там наговорил против себя еще и на дачу заведомо ложных показаний.

В показаниях указано: «Нуриев схватил Романа и приставил пистолет к его голове». По его словам, там просто сцена из «Бандитского Петербурга» произошла.

К голове я пистолет не приставлял, у меня просто он в руке был. Когда я схватил [Романа], получилось, что он уткнулся в область плеча. Это вранье и попытка меня втянуть в это все. А эти «Роман» и «Лев» в показаниях — не понимаю, зачем вообще было озвучивать имена этих додиков. Мог сказать, что это сочувствующие, со стороны увидели, попытался бы отгородить их. А все выглядит, как «группа лиц по предварительному сговору». Он написал это, пытаясь отгородиться, уйти от ответственности — не передо мной, я претензий в юридическом плане не имею, заявление писать не буду. Хотя [в интернете] пишут, что я почему-то мусорнулся — не понял, почему. До момента, пока я уже не узнал, что его приняли, я старался всячески сделать так, чтобы этого не произошло, говорил, что не знаю, кто это, не помню лиц, ничего. Так в показаниях написано. Но он на себя, конечно, нагрузил. Люди говорят, он и сотрудника [Росгвардии] ударил, и на меня напал, и приняли его в хате с кустами какой-то растительности. Его выписали под подписку — возникает вопрос, а как это получилось, с таким-то количеством всего? Может сдал кого? Или вообще работал там, может он снитч (стукач — прим. «Ленты.ру») вообще? Много вопросов остается.

Если бы я изначально по-другому смотрел на мир и был бы другим человеком, может, я бы и писал бы заявления на людей. Но у меня жизнь так сложилась, мои друзья не поймут, да и сам я себя буду чувствовать потом не очень хорошо.

«Я бы скопытился, а он — сел после этого»

У тебя из-за показаний Оби Вана проблемы будут?

Я пока не знаю (смеется). Мы этот вопрос стараемся держать на контроле, смотреть, что происходит, потому что мало ли чем обернется. Все может еще развернуться против меня. Но есть видео, есть свидетели какие-то.

На записи, которую выложили нападавшие, видно только, как ты убегаешь.

Конечно, потому что потом я ударил Оби Вана, который начал почему-то кричать полиции — «смотрите, он меня бьет». И начал бить Романа. Разумеется, они это не опубликовали.

Ты сам пострадал?

Нет, я не пострадал. У меня собака приучена — если кто-то сзади меня идет или бежит, неважно, кто, она начинает лаять. Раньше еще и укусить могла, а сейчас она уже старенькая, ей почти 19 лет, уже не боевая. Но она начала лаять, и меня это спасло — этот дурачок хотел мне со спины дать по темечку битой, и если бы он попал туда так, как он попал мне по руке, то мог бы мне его проломить. Я бы скопытился, а он — сел после этого. И ничего бы это не дало, это зашкварный поступок, так вопрос не решают. Если ты мужчина, хоть с битой, хоть с друзьями, — но ты подойди с лица, чтобы я видел. А они, видимо, хотели меня вырубить сзади и попинать, пока я валяюсь. Вот ради этого он четыре года кипел, терпел, занимался боксом — чтоб подойти со спины.

Ты ходишь с травматом?

Вообще да, но в этот день был с пугачом. Не знаю, зачем я его взял, — схватил просто в сейфе, Лана (девушка Птахи — прим. «Ленты.ру») спросила, зачем мне пистолет, а я даже не знал. Но это мне помогло.

Ваш конфликт с 2014 года тянется — но тогда у вас произошла драка один на один, из которой ты вышел победителем. А началось все с каких-то твитов?

Да, он там начал писать про Айзу, про Гуфа, меня зачем-то туда вплел — я ему и написал, зачем, мол, это делаешь. Я тогда знать не знал, кто это такой. До конфликта вообще о существовании этого персонажа не подозревал. Это паразит, который хайпится, пиарится на ком-то, оскорбляет. Я, если говорю о ком-то, могу подойти и в лицо сказать, как всегда это делал. Я тогда пришел и с лица напал. Без бит, чисто руками. А в этот раз меня развернули к нему спиной — подошел чувак, попросил сфоткаться и встал к ним спиной специально. То есть это момент такой гнилой-гнилой…

«В баттле с Лешей просто хотел все в лицо ему высказать»

У тебя не возникало мысли решить этот конфликт на рэп-баттле? В одном ты уже участвовал.

Я не баттл-рэпер. Есть люди, которые этим профессионально занимаются, и они не сильны в лирике, в песнях, которые люди потом слушают годами. Я не говорю, что они плохие рэперы, но баттл-рэп все же иначе строится. Я никогда не был баттл-рэпером, и вряд ли смогу выдать то же, что и баттловик. Это то же самое, если ММАшник выйдет на поединок с боксером. Я реально в баттлах не силен. У меня нету такой злости к оппонентам, там же надо всех ненавидеть, хотеть уничтожить. А я даже в баттле с Лешей (Гуфом — прим. «Ленты.ру») просто хотел все в лицо ему высказать и все. Не было желания уничтожать, оскорблять его близких, какой-то ****** [ерундой] заниматься. Если бы я выиграл — было бы приятней. Я проиграл — было, конечно, обидно. Меня это даже немножко сбило на какой-то момент. Но этот проигрыш мне дал такой толчок в творчестве! Я написал альбом, мне говорили, что это лучший мой релиз за все время. Лучше, чем «Папиросы». И поэтому я даже рад, что проиграл. Выиграл бы — и может сторчался или начал бы из себя что-то строить. Хотя я себя тогда ругал за проигрыш.

Но этот баттл 16 миллионов просмотров набрал. Появилось после него какое-то повышенное внимание к тебе?

Меня начали ненавидеть. Многие кричали: «Ты ******* [проиграл] баттл, все!» Как будто я им ******* [проиграл] этот баттл, или как будто это повлияет на мою карьеру. Альбомы как продавались, так продаются. Концерты как были, так и проходят. А творчество стало лучше. Но, конечно, эти «кнопочные львы», хейтеры, они меня в какой-то момент ********* [достали]. Я видел эту SMM-атаку на меня, когда двадцать комментариев «ты мудак», а из них шесть-семь — из пустых аккаунтов. Я ее часто вижу, на каждый мой конфликт приходится такая атака. Это не паранойя, я вообще не знал, что такое бывает — наши SMMщики, которые следят за этим, сказали: «Слушай, тебя нормально прям так травят». До баттла я и половины всего этого не знал, а теперь в курсе, как все это работает, — как накручивают лайки и дизлайки, кто из рэперов накручивает себе подписчиков, просмотры и комментарии позитивные. Так формируется общественное мнение.

Кто мог организовать на тебя атаку?

Слушай, много есть людей, которые могут это сделать. Не хочу озвучивать имена, потому что некрасиво будет, если я обвиню человека, а он вообще не в теме. Но это много кто может устроить — в нашем легионе много людей с финансовыми возможностями, а это все стоит совсем недорого.

Видел обзор блогеров из Nemagia на тебя? Они тоже не поняли, зачем конфликт с Оби Ваном на улицы выносить.

Да, просмотрел немного, поржал с этой ***** [ерунды]. Они Васю (Басту — прим. «Ленты.ру») тут цепляли недавно опять. ***** [оскорблениями] его крыли, ужас вообще. Они хотят, чтобы мы отвечали. Эти люди способны выезжать на грязи, и это единственное, что они делают, — я посмотрел несколько их передач. Но скоро это все закончится. Какие-то движения в Госдуме уже думают, как сделать так, чтобы люди не могли других людей оскорблять, при этом пользуясь тем, что какие-то артисты не могут позволить себе адвоката, чтобы судиться о защите чести.

Просто уточню: что бы они ни выпустили еще, даже видео с шутками в адрес твоей девушки, как они пообещали, ты не будешь решать вопрос физическим насилием?

Я не буду это комментировать. Посмотрю, что они выпустят, будем решать. В любом случае, безнаказанными они не останутся. Они уловили, что оскорбление моей девушки — это тот самый проводок, за который они хотят подергать. Понятное дело, что подергать можно всегда. Вот Оби Ван додергался, я его поймал. Но мне уже 37 лет, я не буду ни за кем бегать, бить по лицу, мне это неинтересно. Раньше я молод был, хотел какой-то драки. То, что меня они там ***** [оскорблениями] поливают, ну и хрен с ними, два дебила. Но мою семью трогать — это другое. Я считаю, что это уже будет перегиб.

«Мы не шли на поклон, мы шли качать»

Другая большая и важная тема — запреты рэп-концертов и преследование исполнителей в конце 2018 года. Ты принял участие в круглом столе с представителями МВД и депутатами по этому поводу. Что тобой двигало?

Защита старшими младших. Понимаешь, в чем прикол — запрещать ведь не лучший вариант. Понятно, что много шумихи было из-за запретов концертов. Хотя мне кажется, что половина таких случаев ******* [вранье]. Я слышал, что пару раз организаторы так отменяли концерты, на которые было продано мало билетов, наводили шорох и получали хайп. И в следующем городе уже больше народу.

А к другим музыкантам полиция на концерты заявлялась.

Полиция приходила и к нам. Нас и забирали, и устраивали шмон, и чего только не было. Но сотрудники полиции не имеют права отменять концерт без санкции прокуратуры и постановления суда. Нельзя просто прийти и запретить выступление, хоть ты в прокуратуре работаешь, — если оснований нет. В таких случаях нужно подавать в суд на правоохранительные органы. И не надо говорить, что все это бесполезно — учитывая, что это все выходит в СМИ, и за этим уже совсем иной контроль ведется. Правительству ведь не нужно настраивать молодежь против себя. Просто оппозиция старалась сделать так, чтобы оно было обосрано.

Я не поддерживаю правительство, потому что то, что происходит сейчас в стране, мне крайне не нравится. Но также я не поддерживаю грязную игру оппозиции. Они хотят расшатать систему, ничего взамен не предлагая адекватного.

Ты говорил, что вас с Ромой Жиганом обвиняли, что вы на поклон к властям идете.

Да-да, обвиняли, даже Навальный там видео свое выпустил. Этот парень явно не блещет мозгом, разводит, как Мавроди. «Давайте, скиньтесь мне деньгами на президентские выборы» — которые ему в принципе уже запрещены были. Но вы, парни, ошибаетесь — мы не шли на поклон, мы шли качать. И мы прокачали, сделали, что хотели. Концерты отменять перестали?

Ну, пока еще рано об этом говорить.

Но за это время могли бы уже поотменять что-нибудь. Если начнут опять, то это уже будет как-то обоснованно, с постановлениями суда, на каких-то основаниях. Мы добились создания определенной рабочей группы, и сейчас, после праздников, начинается большая работа. Это работа не одного дня, это большая история, и я думаю, что все будет хорошо и у нас все получится.

«Мы не подписывали эту Конституцию. Наших родителей обманули»

Ты поддерживаешь какой-то контакт с участниками круглого стола со стороны властей?

Да, конечно. Мы со своей стороны говорим, как мы это видим, правительство — как оно это видит. И это такой свитер, который надо связать, это очень долгий процесс, и некоторые этого не хотят. У Кремля две башни — аппарат президента и правительство. И в правительстве разные люди есть. Все думают, что есть один президент, который решает. А по большей степени у президента, по Конституции, власти в стране нет. Он — гарант Конституции, и его роль важнее вне страны. Он не мог, например, отменить пенсионную реформу. Люди просто не знают наше законодательство. Вот нефть, к примеру. Люди жалуются, что мы сидим нищие, пока у нас тут нефть добывают, она же общая. Но, по Конституции, нефть в недрах общая ровно до того момента, пока ты ее не добыл. И куда, и как ты ее продаешь, уже твое личное дело. Отобрать и поделить, конечно, можно, но кто сказал, что завтра к тебе домой не придут, у тебя не отберут и не поделят? Кто сказал, что это должно закончиться только на нефти? Но если начать отбирать у людей бизнес, все рухнет, все банки, фонды, рынки. И все еще хуже будет.

Я раньше тоже такой был, топил за это все, а потом в ситуации разобрался. Для меня некоторые вещи стали шоком. А когда начал интересоваться, понял, что менять надо Конституцию. Прошло 25 лет, пришло наше поколение. Мы не подписывали эту Конституцию. Наших родителей обманули. Надо вставать и говорить: «Смена Конституции нужна». Там очень много дырок, которыми пользуются нечистые на руку люди. И пока мы сами не встанем и не будем требовать ее смены… Почему оппозиция не орет «за смену Конституции?» Они просто хотят посадить туда своего. Ну у нас Ельцин такой был, и это был ужас. Как то, что сейчас на Украине происходит. Такая махновщина, мама не горюй. Пацанов сколько на кладбище лежат — бандиты, криминал, группировки, беспредел. Сидишь, зарабатываешь, а к тебе приходят какие-то люди, говорят — плати, потому что ты должен, потому что это наш район. А ты попробуй им в ответ побулькать — копы тогда не решали вообще ничего. А сейчас живется спокойней, и даже люди, которые в криминале остались, этому рады, что нет беспредела. А раньше постоянно в центре города людей убивали в перестрелках. Поэтому возвращения в 90-е я не желаю. И люди, которые это видели, тоже будут говорить «нет». Так что придется оппозиции подождать, пока мы все не сдохнем.

Вернемся все-таки к круглому столу с депутатами — какие итоги встречи? Они пообещали создать какой-то еще надзорный орган?

Нет, смотри: в идеале это будет некое юридическое лицо, которое не является карательной структурой. Оно работает по принципу суда присяжных. Набирается определенное количество артистов — музыкантов, публицистов, кинооператоров, художников, режиссеров и так далее. И, например, прокуратура хочет возбудить уголовное дело по книге. Или песне. Мы хотим, чтобы это произведение сначала прислали в этот буфер. Он, конечно же, полностью ничего решать не будет — МВД не отдаст этот рычаг на сторону. Но мы хотим, чтобы решения, которые выдает этот буфер, считались авторитетными, наравне с психо-лингвистической экспертизой, сделанной для МВД. Артисты будут решать за артистов, говорить, если согласны — почему, не согласны — почему. Есть ведь действительно плохие люди, которые призывают детей к суициду, призывают взрывать, убивать, в том числе по национальному признаку. Я считаю, что этих людей надо наказывать, для них должна работать 282 статья. А то, что было с Хаски, — написал про родину, сравнив ее с женщиной, которую разорвали на куски, — там умудрились найти призыв к каннибализму. Это же из контекста вырванные слова. И экспертиза по его песне проводилась людьми, которые не знают, что такое искусство вообще. Им сказали — надо сделать такую экспертизу, и они делают, потому что находятся на обеспечении у государства. Рука руку моет.

Эта инициатива с буфером уже у депутатов? Они ее разрабатывают?

Нет, разрабатываем ее мы. Артур Гараев (представитель АНО «Независимая молодежь» — прим. «Ленты.ру»), Дмитрий Ларин (видеоблогер — прим. «Ленты.ру»), нам помогают адвокаты. Я думал, это все будет легче и быстрее, на самом деле. Но этот поход в Думу нам дал важный толчок для всего. То есть парни сделали концерт «Я буду петь свою музыку». Концерт увидела администрация президента. Они поняли, что есть в людях сила, что они могут объединиться. Но без похода в Госдуму ничего дальше не произошло бы. Мы рискнули и пошли, и сказали, нас услышали и пошли нам навстречу. Произошел диалог. Хоть это выглядело странным, мы там поругались, но за кадром мы уже пришли к определенным договоренностям.

«Давайте все молчать — вроде и наркотиков нет»

Жиган поднял на встрече проблему статьи 228 — а как ты относишься к наркополитике в России?

Вообще я плохо отношусь к людям, которые торгуют наркотиками. Но мы живем в этих реалиях. Я знаю дурачков молодых, которые банчат, всякой ерундой торгуют — они же продают этот жалкий грамм, чтобы самим что-то употребить, не ради того, чтобы заработать миллионы.

И вообще, я считаю, 228 статья — слишком жесткая. Крупному наркоторговцу все равно ничего не будет. Его даже не примут в принципе. Он с нужными людьми общается, люди греются с него. Мы это знаем, видим и слышим. А мелкие пушеры, которые в месяц продают десять граммов травки или два грамма кокаина… Ну, люди, которые покупают кокаин, имеют бабки — это очень дорогой кайф в нашей стране, так что они знают, что делают. Кто-то употребляет экстази — от него, конечно, можно и отъехать. Но так и кофе можно перепить, если сердце слабое! Я считаю, что [уголовно наказуемая] торговля наркотиками — это когда продаешь женщинам и детям.

Женщинам?

Да, потому что это женщины. Когда женщина приходит за наркотиками, ей нужно сказать: «Слышь, ты же женщина». Или, как это модно говорить: «Ты ж мать». И сказать «нет». А если это взрослый чувак, который уже своей головой соображает, — ну купил он травки, кокаин, таблетки, ***** [пофиг], это личный выбор каждого. Вот те, кто продают «крокодил», героин, методон, опиаты — вот этих людей хорошо бы как-то… Если человек берется продавать героин — то он уже плохой для меня. Если я узнаю, что человек как-то связан с героином, то общаться с ним не буду никогда. Для меня он падший. А у торговцев все-таки должна быть совесть — когда видит, что к нему торчебас пришел какой-то, который уже загибаться от наркотиков начинает, — должен как-то отказать ему. Убивать людей хреново изначально.

Проблема, которая была затронута на круглом столе, была связана с пропагандой наркотиков в песнях.

Для меня это нормальное явление. Я рэпер, читаю, о чем знаю. Есть вот такой рэпер Kurbat — он не читает о наркотиках, он их никогда не употреблял. «Каста» читала, может быть, только за бошки.

А представитель МВД обосновывал отмену концертов тем, что в текстах песен вещества упоминались.

Ну это бред собачий. Давайте не говорить о проблеме, и тогда она сама испарится! Наоборот, если много рэперов читают о наркотиках, значит появилась проблема, значит наркотиков много. Но нет, давайте все молчать — вроде и наркотиков нет. Это все неправильно, человек должен говорить, о чем хочет и как он считает нужным. Призывать к этому — иди уколись, иди покури, — это одно дело. Когда человек рассказывает свою историю — совсем другое. Это его автобиография, он говорит о себе, как можно человеку запретить говорить о себе? Тогда надо и истории писателей запретить. Все это настолько за уши притянуто, будто у них других проблем нет, и они докопались до артистов. Нет проблем с нищими бабками, нет проблем с ценами на бензин, нет проблем с питанием и низкими зарплатами. Есть проблема с артистом, который поет о наркотиках, давайте поговорим о ней. Это просто замыливание глаз, а завтра они пойдут что-нибудь сломают или взорвут, лишь бы не говорил народ о том, что происходит на самом деле.

«Путину преподнесли тот рэп, про который он должен был узнать»

Так на встрече с депутатами удалось чего-то добиться по этому вопросу?

Добились, конечно. Нам нужно было навести столько шума, чтобы Владимир Владимирович (Путин — прим. «Ленты.ру») об этом сказал.

Но ведь он сказал, что все хорошо, кроме пропаганды наркотиков.

Да, но при этом он еще сказал, что рэп держится на трех китах — наркотики, протест и секс. Ну вот беспокоят наркотики. Но при этом он сказал — это не причина запрещать и не пущать. И после этого все закончилось. К тому же в Генпрокуратуру направят запрос о проверке законности оснований для запретов концертов этих артистов. Вот праздники прошли, и мы будем поднимать этот вопрос, узнавать, где результаты.

Рэп, по-твоему, действительно держится на наркотиках, сексе и протесте?

Есть разный рэп. Владимиру Владимировичу преподнесли тот, про который он должен был узнать. Он же не сядет сам, «дай-ка послушаю, что за рэп». Этот человек мирового формата вопросы решает. Он другой жизнью живет. Вот он летит в своем самолете между делами, ему дали бумажку, там вот так и вот так, он почитал, улыбнулся и сказал: «Да ладно, вы че, отвяньте от них». Я думаю, это именно так было. И он просто не знает, что в этом сплетении секса, наркотиков и протеста часто бывает много глубокого смысла о верной дружбе, предательстве любимого человека и о причинах, почему ты начинаешь употреблять.

К слову о протесте — ты на круглом столе упоминал свой клип «Свобода 2.017». При этом сказал, что далек от политики. Почему тогда появился этот клип?

Это мы вернемся к разговору о 90-х. Тогда тоже так начиналось все, эти походы во главе с орлом, который ведет стадо баранов. Люди действительно выходят на улицы, чтобы их услышали, но не понимают, что те, кто организовывают, делают это, чтобы попасть ближе к кормушке. Если человек выводит за собой толпу людей, а потом хочет стать президентом — понятно, куда он лезет. Если ты такой борец за правду, то выводи людей, но держись от политики подальше. Настаивай на изменениях, за тобой пойдут люди. Я недавно смотрел фильм про Мартина Лютера Кинга. Он очень умные вещи говорил, но я не видел, чтобы он собирался становиться президентом.

В те времена ему сложно было бы это сделать.

А он и не хотел. Он боролся за права не ради кормушки, он хотел, чтобы люди жили нормально. Вот за таким бы я пошел, но — такого нет.

Узнать подробнее о фильме «BEEF: Русский хип-хоп», в котором снялся Птаха, можно на «Афише»