Только важное и интересное — в нашем Facebook

«Многие считали, что мы занимаемся безнадежным делом»

Жизнь, достижения и наследие нобелевского лауреата Жореса Алферова

Фото: Юрий Белинский / ТАСС

Утром 2 марта 2019 года стало известно о смерти советского и российского ученого, лауреата Нобелевской премии по физике Жореса Алферова. «Лента.ру» вспоминает о его жизни, научных достижениях и общественно-политической деятельности.

Его родители — Иван Карпович Алферов и Анна Владимировна Розенблюм — были убежденными коммунистами, поэтому свое необычное имя будущий нобелевский лауреат получил в честь Жана Жореса, французского социалиста, убитого накануне Первой мировой войны. Старший брат Жореса — Маркс Иванович Алферов погиб в Великую Отечественную войну при освобождении Украины. Маркс ушел добровольцем на фронт в 17 лет, сразу после школы, воевал под Сталинградом, на Курской дуге и был убит 19-летним в последние дни Корсунь-Шевченковской операции.

«Я его безумно любил — меня он, наверное, любил еще больше. Он был человеком более талантливым, более целеустремленным и чистым, чем я», — рассказывал позже Алферов с дрожью в голосе и со слезами на глазах.

Жоресу повезло — несмотря на постоянные переезды и эвакуацию, после возвращения в разоренную немцами Белоруссию ему удалось закончить школу с золотой медалью. Как потом вспоминал Алферов, этому сильно поспособствовал его школьный учитель Яков Борисович Мельцерзон. В школе Жорес активно участвовал в самодеятельности, зачитывался Зощенко и Маяковским. До девятого класса он мечтал стать журналистом и готовился к поступлению на журфак. Мельцерзон, по словам Алферова, «перевернул меня, и мне захотелось заниматься физикой и электроникой после того, как он рассказал мне про катодный осциллограф и локацию». Теперь школа, в которой учился будущий выдающийся физик, носит его имя — минская гимназия №42 имени лауреата Нобелевской премии Ж.И. Алферова.

Второй раз Жоресу Алферову повезло после окончания Ленинградского электротехнического института (ЛЭТИ) — его распределили в знаменитый Физико-технический институт имени А.Ф. Иоффе, где в разные годы работали академики Игорь Курчатов и Юлий Харитон и нобелевские лауреаты Петр Капица и Лев Ландау. Там молодой ученый стал заниматься разработкой транзисторов. В 1960-е, когда советская наука была на подъеме, Алферов переключился на физику полупроводников и изучение гетероструктур. Именно тогда были сделаны важнейшие открытия, за которые он в 2000 году получил Нобелевскую премию по физике. Хотя в начале 1960-х многие коллеги скептически относились к перспективам этих исследований.

«У нас долгое время не было успехов… Над нами многие физики подсмеивались и считали, что мы занимаемся безнадежным делом», — вспоминал Алферов. Например, известный американский ученый Джек Айзек Панков заявил, что «это все бумажные патенты… и дальше бумаги дело не пойдет».

Мобильные телефоны, лазеры и системы памяти в компьютерах, оптоволокно, светодиоды и нанотехнологии — все это стало возможным благодаря работам Алферова и его коллег. По сути, эти открытия совершили революцию не только в науке, но и в повседневной жизни человечества.

«Не только научный и технологический прогресс, но и социальный прогресс общества в последние 20-30 лет связан с развитием микроэлектроники, развитием технологии полупроводниковых гетероструктур», — говорил Алферов в 2012 году. «Я достаю мобильный телефон, а там стоит HEMT-транзистор, работающий на квантовой яме», — объяснял он тогда журналистам.

В 1970 году Алферов защитил докторскую диссертацию, в 1971 году получил первую международную награду — медаль Стюарта Баллантайна, присуждаемую Институтом Франклина в США. В следующем 1972 году его заслуги отметила и родная страна: Алферов стал лауреатом Ленинской премии и профессором своего родного ЛЭТИ. Потом научных и государственных наград, в том числе и зарубежных, будет множество, хотя ходили разговоры, что в годы застоя у Алферова периодически возникали проблемы с органами госбезопасности, мешавшими его контактам с иностранными коллегами. Впрочем, сам ученый, будучи убежденным советским человеком, никогда публично об этом не говорил.

«Мое главное увлечение — это работа, мало остается времени на все остальное», — признавался Алферов. Возможно, из-за страсти к науке у него не сложился первый брак, закончившийся скандальным разводом и болезненным разделом имущества. Второй раз Алферов женился в 37 лет, и с тех пор семья всегда была для него опорой и надежным тылом.

Думая о том, кто придет ему на смену, Алферов поддерживал талантливую молодежь. Он учредил Фонд поддержки образования и науки, более известный как Алферовский фонд. Первым взносом в него стали деньги из Нобелевской премии академика: «Будущее России — наука и технологии, а не распродажа сырья. И будущее страны — не за олигархами, а за кем-то из моих учеников».

Тем не менее сегодня самые известные ученики Алферова — помощник президента, бывший министр образования и науки Андрей Фурсенко и известный бизнесмен Юрий Ковальчук. «Юра — талантливый и блестящий организатор, — признавал Алферов. — Если бы не определенные события в стране, то он и сегодня работал бы в науке, и, возможно, именно ему я бы передал Физико-технический институт».

Алферов был искренним и страстным человеком. Он остался убежденным коммунистом и болезненно переживал многие события, происходившие в стране последние три десятилетия. Он не принял преобразования 90-х, протестовал против реформы Академии наук, огорчался, когда видел усиление разрыва между бедными и богатыми, а также деградацию науки и социальной сферы.

«Нет более главной задачи для нашей страны, чем возрождение промышленности высоких технологий. Или мы останемся на сырьевой игле», — предупреждал Алферов несколько лет назад.