Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

«Над нами издевались, как над рабами»

Африканские спортсмены покидают родину ради лучшей жизни. И жалеют об этом

Лайес Абдуллаева
Фото: Michael Steele / Getty Images

Африканские легкоатлеты меняют спортивное гражданство ради лучших условий жизни и тренировок. Однако жизнь в новой стране не всегда складывается для них гладко — натурализованные спортсмены зачастую остаются без средств к существованию. Как африканцы ищут новой жизни и становятся рабами — выясняла «Лента.ру».

Уехать любой ценой

Ежегодно с 1998 года в среднем 25 легкоатлетов меняют спортивное гражданство. При этом статистика, предоставленная Международной ассоциацией легкоатлетических федераций (IAAF), не учитывает тех, кто до смены гражданства не выступал ни за какую сборную.

По данным IAFF, в период с 1998-го по 2016 год чаще всего меняли гражданство кенийские спортсмены — за это время из страны уехало 70 человек. На втором месте Эфиопия — 50 атлетов, на третьем Марокко — 40.

Перед последними Олимпийскими играми в Рио-де-Жанейро в IAAF было подано 25 заявок на смену спортивного гражданства. Многие из них не имели объективных причин, таких как замужество или отсутствие места в сборной. Многие африканские спортсмены не скрывали, что ехали за границу за лучшей жизнью и большими зарплатами.

В результате расследования британской газеты Guardian и немецкого телеканала ARD выяснилось, что зачастую атлеты, менявшие спортивное гражданство, попадали в кабалу: с ними плохо обращались, не выплачивали зарплаты и размещали в самых дешевых мотелях.

«Я боролась за лучшую жизнь, но не такой ценой»

История, которая заставила IAAF задуматься о проблеме натурализованных спортсменов, связана с бегуньей на средние дистанции Лайес Абдуллаевой. Она родилась в Эфиопии. В 2009 году турецкий тренер убедил ее переехать в Азербайджан, пообещав зарплату 300 долларов в месяц. В случае побед на крупных турнирах гонорар должен был вырасти до тысячи долларов.

Через несколько месяцев после переезда Лайес в составе сборной Азербайджана поехала на чемпионат Европы среди юниоров. Кроме нее в соревнованиях участвовали еще четыре натурализованных эфиопских бегуна.

Лайес стала серебряным призером турнира, но получала при этом 150 долларов в месяц. Она обратилась к тренеру и пригрозила пожаловаться в федерацию. «Как только я это сказала, деньги тут же материализовались. Оказалось, он прятал их от меня три месяца», — вспоминала бегунья.

В 2011 году африканка получила травму, но ее все равно заставляли тренироваться. «Над нами издевались, как над рабами», — заключила Лайес.

Бегунья также рассказала о допинге, который ее заставляли принимать в сборной. «После разминки мой тренер Митин Сесак подошел ко мне и положил таблетку на язык, и я проглотила ее. Он потребовал, чтобы я перестала бояться», — вспомнила она.

Однажды Лайес увидела этикетку от лекарства, на которой было написано «трибулус тестостерон». Одним из его побочных эффектов оказалось бесплодие. «Я была очень зла. Я боролась за лучшую жизнь, но не такой ценой. Им было наплевать на мое здоровье», — рассказала спортсменка.

В 2013 году Лайес получила 25 тысяч долларов за победу в турнире, но президент Федерации легкой атлетики Азербайджана забрал себе семь тысяч из этих денег, а также отказался платить ей зарплату. «Он обещал прислать мне остаток призовых денег, но так и не сделал этого», — заявила спортсменка.

В том же году Лайес вернулась в Эфиопию. В Азербайджане подтвердили, что спортсменка представляла страну с 2009 по 2013 год. При этом она не заключала каких-либо соглашений с федерацией легкой атлетики, а значит не имела права на компенсацию.

Деньги важнее всего

Лайес — не первая и не последняя в списке обманутых африканцев. До нее в аналогичные ситуации попадали кенийцы Саиф Шахин и Леонард Мачеру. Оба для переезда выбрали богатые арабские страны.

Шахин получил гражданство Катара в 2003 году после того, как ему не нашлось места в национальной команде Кении. В обмен он получил пожизненную ежемесячную зарплату в тысячу долларов, лучших тренеров и современное оборудование.

После переезда Саиф начал выигрывать. Он одержал победу в беге с препятствиями на 3000 метров на ЧМ-2003, побив мировой рекорд. После пересечения финишной черты бегун упал на колени и начал креститься, но катарские чиновники остановили его и вручили национальный флаг.

Когда Шахин поднялся на подиум, он забыл свое новое имя и сверился с табло. А его брат, бегун из кенийской команды, пришедший пятым в той гонке, отказался его поздравлять.

Через год Саиф должен был участвовать в Олимпиаде, но кенийские чиновники отказали ему. Олимпийские правила гласят, что если атлет меняет гражданство, ему запрещается выступать за другую страну в течение следующих трех лет, если только это не происходит с согласия обеих стран — и в его случае Кения своего согласия так и не дала.

В результате Шахин пропустил Игры 2004 года в Афинах и потерял шанс стать олимпийским чемпионом, завершив карьеру через пять лет. Его мировой рекорд держится до сих пор.

«Я чувствовал себя рабом»

Мачеру также сменил спортивное гражданство в 2003 году. В составе сборной Кении он становился четвертым на чемпионате мира по легкоатлетическому кроссу и в мировом первенстве по легкой атлетике. Однако затем получил травму и потерял место в национальной команде

Так он оказался в Бахрейне — стране, которая за историю Олимпийских игр завоевала всего три награды: все в легкой атлетике, и каждую из них принес спортсмен, родившийся в Африке. Представляя Бахрейн, Мачеру не достиг выдающихся результатов. По словам бегуна, после переезда он чувствовал себя рабом. Ему не позволяли выходить в магазин, покидать гостиничный номер и отобрали паспорт.

«Они обещали нам контракт, но мы ничего не подписывали, поэтому у нас не было никаких прав. Я получил травму в 2006 году и целый сезон лечился за свой счет, без какой-либо помощи от Федерации легкой атлетики Бахрейна», — рассказал кениец. В Бахрейне обвинения Мачеру отвергли и заявили, что никаких жалоб не получали.

В 2007 году бегун использовал недействительный кенийский паспорт для участия в марафоне в Израиле. Власти африканской страны назвали Мачере дезертиром и напомнили, что по закону у него нет права на второе гражданство. Бахрейн также отказался принимать спортсмена обратно из-за того, что он нарушил закон (между Израилем и Бахрейном нет дипломатических отношений — прим. «Ленты.ру»). Спустя пару месяцев спортсмен все-таки вернулся в Кению. Больших побед в его карьере больше не было.

Как бороться

Истории обманутых африканцев заставили IAAF пересмотреть политику натурализации спортсменов. В феврале 2017-го ассоциация прекратила практику смены гражданства, заявив, что система стала открытой для злоупотреблений и манипуляций. Была создана рабочая группа для согласования новых правил.

Президент организации Себастьян Коу признал, что, возможно, не слишком серьезно относился к этому вопросу. «Ситуация вышла из-под контроля. В преддверии Игр в Рио у нас было 26 заявок на смену гражданства. Некоторые из них были явно вне закона», — признал Коу.

Функционер отметил, что спортсмены не являются предметом торговли: «Они люди, и мы хотим, чтобы они соревновались и побеждали, а не страдали в нечеловеческих условиях».

Через год натурализация легкоатлетов вновь была разрешена. Согласно новым правилам, атлеты могут менять спортивное гражданство по достижении 20-летнего возраста и всего один раз за карьеру. Теперь оформление перехода должно занимать как минимум три года, а принимающая страна обязана заключать с натурализованными спортсменами контракт, в котором будут прописаны все их права.

Спортсмены вновь могут менять гражданство в поисках лучшей жизни. Оправданно их решение или нет — вопрос спорный. Но рабский труд им больше не грозит.

Спорт00:0419 июля

«Он принес себя в жертву»

Этот футболист возненавидел Буша, терроризм и войну. В Афганистане его убили свои
Спорт00:06 8 июля
Жан-Пьер Адамс

Спящий гигант

Этот футболист впал в кому 37 лет назад. Он до сих пор не пришел в себя