Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

По закону RICO

Дмитрий Мазепин и руководство «Уралхима» могут понести солидарную ответственность

Дмитрий Мазепин
Дмитрий Мазепин
Фото: Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»

В январе 1997 года мир услышал имя неофициального короля русской мафии Вячеслава Иванькова, более известного как Япончик, который решением американского суда был отправлен в тюрьму на 9 лет и семь месяцев за вымогательство. Мало кто знает, но обвинение ему было предъявлено в рамках закона RICO (The Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act), одного из самых суровых законов США против организованной преступности, направленных на борьбу с рэкетом и коррупцией. С момента суда над русской мафией прошло 23 года, но перспективы применения норм RICO Act в отношении российских бизнесменов имеются и сегодня. В сети интернет стали доступны конфиденциальные документы по делу ТОАЗ, из которых становится ясно, что судебный процесс в США в отношении «Уралхима» и его владельца Дмитрия Мазепина о незаконной попытке консолидировать контрольный пакет акций «Тольятиазота» (ТОАЗ) может быть проведен в соответствии с законом RICO.

Корпоративному конфликту вокруг ТОАЗ уже более 10 лет. Бывший владелец «Тольяттиазот» Сергей Махлай обвиняет корпорацию «Уралхим», владеющую около 10 процентов акции ТОАЗ и ее владельца Дмитрия Мазепина в рейдерском захвате холдинга, являющегося одним из крупнейших производителем аммиака в мире. Стороны ведут судебные разбирательства в разных точках мира — как на территории Российской Федерации (где по решению Самарского суда в ноябре 2019 года бывшие владельцы ТОАЗ были признаны виновными), так и в Высоком суде Ирландии, где судебное разбирательство между компанией «Тольяттиазот» и ее миноритарным акционером «Уралхим» идет с 2016 года и является показательным с точки зрения оценки дела «Тольяттиазот» на международном уровне.

Ответчиками в Высоком суде Ирландии выступают компания «Уралхим», председатель ее совета директоров Дмитрий Мазепин, аффилированные с ним Eurotoaz Limited (Ирландия) и Belport Investment Limited (Великобритания), а также группа лиц — Евгений Седыкин, Андрей Бабичев, Дмитрий Коняев, Милко Минковски и Андрула Харилау. В июне 2019 года Высокий суд Ирландии в Дублине принял ключевое решение. По итогам рассмотрения требования истцов о наложении судебного запрета Суд Ирландии принял Соглашение об обязательствах, запрещающих «Уралхиму» приводить в исполнение решение Российской Федерации в отношении акций, принадлежащих мажоритарным акционерам/ирландским истцам.

Широко известные судебные дела в Самаре и Дублине не являются единственными. В частности, судья главного магистратского суда Англии и Уэльса Эмма Арбутнот при рассмотрении запроса об экстрадиции бывшего генерального директора ТОАЗ Евгения Королева говорила о Дмитрии Мазепине, как «корпоративноом рейдере» и о «кампании запугивания и домогательств с целью захвата» ТОАЗа. Она охарактеризовала судебный процесс против ТОАЗ как «ложь "Уралхима" от начала до конца» и пришла к выводу, что «нет никакого смысла в том, чтобы (российские) суды защищали ТОАЗ от недобросовестного рейдера, такого как Дмитрий Мазепин», а также установила существование «реального риска вопиюще несправедливого судебного разбирательства в России».

Перемещение центра тяжести в споре за «Тольятиазот» в зарубежные юрисдикции логично — материнские компании «Уралхима» зарегистрированы в островных юрисдикциях.

По закону RICO

В распоряжении «Ленты.ру» оказался конфиденциальный документ о дальнейших перспективах судебных разбирательств между бывшими владельцами ТОАЗ и группой «Уралхим» Дмитрия Мазепина — «Планы в отношении судебного разбирательства в США». В нем говорится, что судебный процесс в США в отношении «Уралхима» и его владельца Дмитрия Мазепина о незаконной попытке консолидировать контрольный пакет акций ТОАЗ может вестись в соответствии с законом RICO, который предусматривает широкую ответственность в подобных ситуациях и возмещение убытков в тройном размере в случае вынесения решения в пользу истца.

«Многие из действий Мазепина и его команды квалифицируются как "предикатные деяния" по закону RICO, включая вымогательство, почтовое и телеграфное мошенничество, отмывание средств и нарушение Закона о передвижении, — говорится в документе. — Кроме того, существуют иски по общему праву, такие как иски на предмет мошенничества, сговора и клеветы».

Если ранее ответчиком по делу выступали только «Уралхим» и Дмитрий Мазепин, то теперь круг обвиняемых может сильно расшириться. К ним добавятся топ-менеджеры «Уралхима», «Уралкалия» и иных аффилированных с ними структур. Ко всем будет применен принцип субсидиарной ответственности: Дмитрий Мазепин, «Уралхим», «Уралкалий», «ГалоПолимер», Игорь Храпов, Андрей Ермизин, Дмитрий Коняев, Александр Ровт, Антон Михайлов, Георгий Панфилов, Дмитрий Осипов. Все ответчики будут нести ответственность на «солидарной» основе, то есть в отношении каждого из них будет вынесено решение на всю сумму ущерба, причиненного в результате незаконного сговора.

Закон RICO, о котором говорилось выше, написан для применения именно к такому виду организованного преступного поведения и предусматривает устранение суммы ущерба. «Кроме того, истцы смогут компенсировать все свои судебные издержки, связанные с судебным разбирательством в США и дальнейший ущерб для репутации, а также ущерб от утраченных банковских и инвестиционных отношений в результате рейда Дмитрия Мазепина, — утверждается в документе. — Общая сумма ущерба будет находиться в диапазоне не менее 100 миллионов долларов, до того как будет увеличена втрое и к ней добавится сумма штрафных санкций».

Судебное разбирательство в США даст истцам право на получение исчерпывающей информации о финансовых данных всех ответчиков, что может привести к раскрытию других неправомерных действий.

Также существует возможность просить Министерство юстиции США принять участие в расследовании уголовных обвинений, выдвинутых против Дмитрия Мазепина и других ответчиков в США. Кроме того, все дело будет представлено соответствующим ветвям власти США, которые уполномочены включить имена участников процесса в соответствующие санкционные списки. Эти уголовные расследования поставят под угрозу их возможность перемещаться по всему миру.

Возместить ущерб

Уязвимость офшорной корпоративной структуры «Уралхим» уже привела к ряду финансовых потерь со стороны его владельца. Например, возбуждение «Уралхимом» дела в России было расценено как мошенничество. «Уралхим» подал гражданский иск против ТОАЗа, утверждая, что ТОАЗ неправомерно не предоставил ему список акционеров. Установив, что список, о котором идет речь, был предоставлен, российский суд отклонил иск.

«Уралхим» возбудил уголовное дело и под давлением властей предъявил доказательства ущерба, сфабриковал договор купли-продажи акций с предприятием под названием Belport, а также заявил, что по этому контракту он должен был предоставить список акционеров, иначе компания Belport могла бы отказать в выплате покупной цены в 200 миллионов долларов и наложить штраф на «Уралхим» в размере 1 миллиона долларов. Как отметил английский судья, рассматривавший дело об экстрадиции Евгения Королева, «оказалось, что весь контракт с компанией Belport был фиктивным». Андрей Ермизин был старшим штатным юристом «Уралхима», который в своих показаниях под присягой первым упомянул, что позже оказалось, что предполагаемый договор с компанией Belport был сфабрикован.

Как только решение о возмещении ущерба будет зарегистрировано, истцы получат право добиваться регистрации и приведения в исполнение судебного решения по всему миру, а также предъявлять притязания в отношении всех соответствующих активов, принадлежащих любому из ответчиков. Например, международная дебиторская задолженность, причитающаяся любой из корпораций-ответчиков, будет конфискована, а суммы, выплаченные истцам — арестованы. Принятие американского судебного решения может привести к автоматическому дефолту нескольких ответчиков по их банковским кредитным документам.

Экономика00:02 6 августа

Падение титана

Доллар десятилетиями доминировал в мировой экономике. Почему его господству приходит конец?
Экономика00:03 8 августа

Слушая ваше дыхание

Российские дороги хотят избавить от пьяных водителей. Помогут ли тут хитрые замки и запах перегара?