Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

Главная музыка месяца

Икона трансгендеров, Том Йорк с топором и южный рэп

1
1
Ким Петрас — Clarity

Последние два года Ким Петрас непрестанно дразнила поклонников многочисленными синглами и EP, кажется, дожидаясь особенной даты для своего первого полноформатного релиза. Подгадать со значимым днем удалось, и дебютный альбом певицы вышел как раз в день 50-летия Стоунволлских бунтов — серии столкновений между американской полицией и геями, положившей начало массовому движению за права гомосексуалов. Связь Петрас с ЛГБТ объясняется просто: в 16 лет исполнительница прошла через операцию по смене пола, став одной из самых молодых трансженщин, а вместе с тем и иконой квир-сообщества. Однако ее Clarity — это вовсе не ода разнообразию сексуальной и гендерной идентичности, а одновременно сладкий и дерзкий поп, напоминающий таких кумиров артистки, как Мадонна, Бритни Спирс и Кристина Агилера. На пластинке немецкой певицы композиции о реках слез и невозможности дышать без любимого человека соседствуют с слегка нахальными треками, в которых она называет себя «сучкой с соусом», перечисляет модные бренды и призывает сверкать как бриллиант. Все это обрамляется беспроигрышными аранжировками от Доктора Люка, который успел поработать с Пинк, Кэти Перри и Кешей. И хотя для многих звезд продюсер стал персоной нон-грата после того, как Кеша обвинила его в изнасиловании, Clarity доказывает, что его талант создавать цепляющие треки никуда не делся. Альбом получился очевидно хитовым и позволил Петрас охватить целый спектр образов типичной поп-дивы — от хрупкой девушки с разбитым сердцем до R&B-принцессы, помешанной на модных брендах. Тем не менее возникает ощущение, что дальше вдумчивой и толковой переработки главных поп-хитов дело не заходит, а дебютник страдает от отсутствия индивидуальности, вызывая ассоциации с длинным списком популярных певиц и плотно застилая личность самой Петрас.

2
2
Том Йорк — ANIMA

Том Йорк не был бы Томом Йорком, если бы выпуск его третьей самостоятельной работы ANIMA не сопровождался премьерой одноименного 15-минутного фильма Пола Томаса Андерсона и загадочной рекламой ANIMA Technologies в лондонском метро, предлагающей обратиться в корпорацию, чтобы вспомнить утерянные при пробуждении сны. Маркетинговая кампания сразу дала понять слушателям, с чем они будут иметь дело: свежий сборник фронтмена Radiohead традиционно будет наполнен параноидальной тревогой, попыткой убежать от реальности и страхом перед техническим прогрессом. В The Axe он пригрозит топором «проклятой машине», в Last I Heard почувствует себя утонувшим в мегаполисе, а в Dawn Chorus в минорных тонах расскажет о чувстве утраты, при этом удивительным образом сумев не сорваться в тотальное уныние, за которое, в общем-то, многие и любят Йорка. На альбоме, где девять песен мастерски сведены в подобие единого микса, есть не только мечтательный эмбиент, который частенько сравнивают с музыкой Four Tet, но и более динамичные треки. Например, I Am Very Rude Person, в котором артист сменяет маску жертвы на маску провокатора, стремящегося не к побегу, а к разрушению («Я ломаю твои проигрыватели и теперь буду смотреть, как умирает твоя вечеринка»). При этом вокальные элементы тут являются отрывистыми и фоновыми по сравнению с пышной и захватывающей электроникой, выдвинутой на первый план. Тексты лишь задают вектор, в то время как настоящее волнение вызывают пульсирующие синтезаторы и мелодичные шумы, которые придают нервной тревоге Йорка особую притягательность.

3
3
Pouya — The South Got Something To Say

Американец Кевин Пуя, за плечами которого был один полноформатный альбом и хайповый микстейп Five Five, мало чем напоминает своих современных коллег по хип-хоп-сцене. Пока остальные soundcloud-рэперы забивают лица татуировками, выкрашивают волосы в яркие цвета и попадают в криминальные разборки, худощавый артист из Флориды с длиннющей бородой читает про борьбу с паранойей и суицидальными мыслями. Пока остальные рассказывают о торговле наркотиками в подростковом возрасте, музыкант вспоминает, как работал помощником официанта и вел комедийное шоу на YouTube. Пока остальные продолжают в своих треках объективацию женщин, перечисляя их самые аппетитные части тела, Пуя бесконечно клянется в любви своей единственной, уверяя, что без нее он чувствует себя бездомным. Параллели можно проводить бесконечно, однако именно такой нестандартный образ делает пластинку The South Got Something To Say легкой, самобытной и искренней, а ее расслабленное и теплое звучание напоминает о вдохновивших Кевина OutKast. При этом рэпера никак нельзя обвинить в беззубости: оставаясь ранимым и честным, он продолжает разбавлять меланхолию вызывающими и недружелюбными треками, объясняя это своей разносторонностью. На выходе его альбом получается воплощением идеального баланса между депрессий и агрессией, заставляя слушателей поверить в каждую из транслируемых в релизе эмоций.

4
4
Лера Маяк — «Детские травмы»

Об исполнительнице Лере Маяк мало что известно, кроме того, что она родом из Симферополя, ее творчество заценил ЛСП, а ее немногочисленное сообщество во «ВКонтакте» в последнее время стало объектом повышенного интереса аудитории. Первый альбом певицы вполне способен стать мощным стартом, потому что может затянуть как ностальгирующих любителей «Пропаганды» и МакSим, так и совсем юных слушателей, страдающих и бунтующих под Монеточку и «Френдзону». Под звуки гитары Лера Маяк поет о взрослении, одиночестве и любви, при этом умудряясь не погрязнуть в надоевших штампах, находя ироничные определения чувствам («Ты сходил за меня в аптеку») и отсылая в те самые «нулевые» не только звуком, но и текстом («Злые соседи, их бы убила Земфира»). Сборник цепляет умеренной простотой и старомодностью, но сама исполнительница в своем Twitter настаивает, что любые ассоциации с другими артистами бессмысленны, а размышлять надо о главном: вызывают ли песни ощущение правды. Вероятно, ответ на этот вопрос будет напрямую зависеть от того, какого приема в ближайшее время удостоятся «Детские травмы».

5
5
The Black Keys — Let’s Rock

Американский дуэт, на протяжении пяти лет не выпускавший свежего материала, мало кого порадовал своим возвращением. От The Black Keys, утвердившихся в статусе мастеров сочного и наэлектризованного блюз-рока, после столь долгого перерыва ожидали если не повторения успеха пластинки Brothers, то хотя бы пары-тройки композиций, претендующих встать в один ряд с Tighten Up или Everlasting Light. Тем не менее коллектив вдруг решил пойти по пути упрощения (что отражается даже в незамысловатом названии альбома), сделав упор на элементах кантри и гитарах, а местами начать подражать The Beatles. Безусловно, все это прослеживалось и на старых сборниках группы, но в более сложной и изысканной форме. Теперь же обладатели многочисленных «Грэмми» признались, что подошли к созданию новых песен с максимальной долей спонтанности и минимальной долей размышлений. Впрочем, у музыкантов с почти 20-летним стажем обычно остается два пути: воспроизводить старые хиты или пускаться в эксперименты. The Black Keys пошли по-третьему — и практически обнулили накопленный прогресс.

Культура01:4520 июля

Прайд на параде

Новый «Король Лев» — первый подлинный арт-эксперимент Disney за много лет