Проклятие быстрого гола

Рано забитые мячи испортили игру в трех четвертьфиналах

Представьте ситуацию: вы пришли в театр, чтобы посмотреть объявленный спектакль, а актеры примерно с 15-й минуты начинают играть вам что-то совсем другое и в основном импровизировать. Конечно, футбол не театр и приведенный пример так себе. Но на практике в результате быстрого гола вся подготовленная тренером тактика на игру, задания футболистам, заранее отработанные ходы оказываются совершенно бессмысленными. Причем сразу для обоих соперников.

Команда, быстрый гол пропустившая, отыгрываться сразу же не бежит, потому что времени на это, как ей кажется, еще очень много, а один гол — не смертельно. А вот если тут же пропустить и второй, то на этом все может закончиться. В результате пропустившая гол команда начинает играть сверхосторожно. И чем меньше остается времени, тем больше она боится пропустить еще раз. В атаке же футболисты рассчитывают на то, что один мяч они как-нибудь все-таки затолкают, а там игра фактически начнется сначала и можно будет выполнять первоначальную установку.

В свою очередь, забившая быстрый гол команда тоже перестает играть как могла бы и как собиралась. У нее своя правда: мы им забили, теперь они должны раскрыться, побежать отыгрываться, а мы их тут и поймаем на контратаке.

Добавляет проблем состав, который выбирался тренером совсем под другую тактику. Вот конкретный пример: Мирослав Клозе провел матч с Францией слабо. А почему? Да потому что Лёв выпускал его для игры в позиционной атаке, при которой и были бы востребованы лучшие качества форварда: игра головой, умение эффективно действовать в толкучке чужой штрафной, голевое чутье. А вот для того, чтобы таскать мяч по полю туда-сюда, Клозе давно уже не годится. Для этого подошли бы Гётце или Шюррле, но никто же не станет менять здорового футболиста на 15-й минуте первого тайма. Вот и маялся игрок без дела до 69-й минуты.

В результате быстрого гола игра фактически останавливается, обе команды топчутся в центре поля, выходя вперед эпизодами и малыми силами. Время идет, и выигрывающая сторона начинает думать: а что, может, так и достоим до финального свистка, соперник-то не особенно лезет. К этому времени уже окончательно свихнувшийся от происходящего тренер начинает делать замены, насыщая центр поля и опорную зону. Скачет вдоль технической зоны, кричит, машет руками, мол, все назад! Разобрали своих! И вот уже Месси совсем не по-барски бьет в центре поля сзади по ногам уходящего от него соперника. Молодец, сорвал опасную атаку! И ничего, что до своих ворот еще полполя и три четверти готовых на все партнеров, включая Сабалету и Маскерано. Толкотни, фолов и грубости в четвертьфиналах было заметно больше, чем мы уже привыкли видеть на этом чемпионате. Отсюда травмы Неймара и Ди Марии.

Замечу, чтобы события развивались на поле подобным образом, команды должны быть близкими по классу. Если одна из них заметно превосходит по силе другую, то вне зависимости, кому удался быстрый гол, сценарий будет другим. Кроме того, изложенный выше сюжет характерен в основном при играх на выбывание. На групповом этапе есть возможность все поправить в следующем матче, поэтому соперники действуют смелее и, как следствие, результативнее.

Почему же тогда быстрый гол не помог сборной России? Потому что ей нельзя было играть вничью. В этой ситуации пропустить ответный мяч не означало спокойно вернуться к плану «А». Ничья была равна поражению, которое и произошло.

В прошедших четвертьфиналах обидно и то, что быстрые голы стали не следствием какого-то игрового преимущества или красивых комбинаций, а были достаточно случайными. В двух случаях оборона соперника зевнула подключение защитника на стандарт, в одном помог рикошет. Все мы хорошо знаем возможности Гонсало Игуаина, знаем, что этому форварду требуется пробить пять-шесть раз по воротам, чтобы просто в них попасть. Игуаин бил по мячу с разворота. Я даже не уверен, что он видел бельгийские ворота, тем более Куртуа. Приложился и попал! Так тоже бывает. Хотя жаль, что в следующие полтора часа мы так толком и не увидели ни Месси, ни Ди Марию, ни Куртуа, ни Азара…

Чтобы «взорвать» такую игру, необходим второй гол. Все равно, в чьи именно ворота он будет забит. К сожалению, случился второй гол только в матче Бразилия — Колумбия. После того как Давиду Луису удался наконец-то удар со штрафного (на моей памяти это была уже сотая попытка защитника попасть в ворота дальним ударом), игра раскрылась. Колумбийцы поняли, что надеяться на случай уже поздно, а бразильцы, имея фору в два мяча, перестали бояться пропустить «шальной» удар. 23 минуты игры после гола Давида Луиса были лучшими во всех четырех четвертьфинвлах.

Голландия и Коста-Рика провели хороший матч. До последних секунд в нем жила большая интрига. Кто?! Весь матч костариканцы простояли в обороне, но обвинять их в «автобусном» антифутболе было бы несправедливо. Пианист играл как умел и делал это с душой. Спасибо костариканцам, и спасибо футбольным богам, что были к «оранжевым» справедливы. Здоровенный голландский вратарь, выпущенный Ван Галом на серию «наказаний», своей вальяжной наглостью прикончил измученных до полусмерти костариканских пенальтистов. Сoup de grace. Удар милосердия.

В результате всего произошедшего у нас классика: Германия — Бразилия и Аргентина — Голландия. Красота! Вот только хотелось бы, чтобы на этот раз обошлось без быстрых голов. Их было и так уже больше чем достаточно.

Спорт00:05Сегодня

Лига автобусов

Российский футбол умирает. Его не спас даже чемпионат мира
Спорт00:02 4 августа

Некого доить

В России загибаются футбольные клубы. Кто их спасет?
18:5015 августа