"Курск" взорвут в третий и последний раз

Вместе с остатками первого отсека подлодки, возможно, будут уничтожены и последние свидетельства, указывающие на причины ее гибели

Третий этап

В четверг, 30 мая, спасательные суда Северного флота "Алтай" и "Михаил Рудницкий" прибыли к месту проведения третьего и последнего этапа операции по подъему со дна Баренцева моря атомохода "Курск", затонувшего в августе 2000 года. В ходе первого этапа, проходившего в октябре-ноябре того же года, российские водолазы, прибывшие к месту катастрофы на борту норвежского судна-платформы "Регалия", подняли с борта "Курска" тела восьми погибших подводников, а также, возможно, секретное оборудование, расположенное в третьем отсеке, и документы, представлявшие государственную тайну. Через год, в октябре 2001 года, второй этап операции завершился подъемом и буксировкой к российским берегам основной части корпуса "Курска", за исключением носового отсека, который был отрезан специальной пилой и оставлен на морском дне. В этой операции участвовали норвежская компания Halliburton и голландская фирма Mammoet. В третий раз к месту гибели "Курска" вышли только российские суда.

Впрочем, уже известно, что третий этап операции будет не менее дорогостоящим, чем второй, - а подъем основной части корпуса "Курска" обошелся примерно в 70 миллионов долларов США. Причем на этот раз военные и специалисты из конструкторского бюро "Рубин" намереваются поднять со дня Баренцева моря не весь первый отсек, а лишь два его фрагмента. Сообщается, что это будут воздушный баллон взорвавшейся торпеды и часть оставшегося после нее торпедного аппарата. Как утверждают военные, этого будет достаточно для того, чтобы окончательно установить причину катастрофы, которая привела к гибели "Курска".

По словам начальника пресс-службы Северного флота Владимира Навроцкого, сначала морское дно исследуют с помощью подводного телевизионного аппарата РТМ-500, управление которым будет осуществляться с борта "Михаила Рудницкого", а потом на глубину будут спущены управляемые спасательные аппараты АС-32 и АС-36. Их экипажи, состоящие из четырех человек, зафиксируют специальные манипуляторы на выбранных для подъема фрагментах, после чего начнется сам подъем. Оставшиеся фрагменты первого отсека "Курска" решено не поднимать - они будут взорваны на дне. Как утверждают российские военные, для обеспечения "безопасности рыболовных судов" - чтобы за них впоследствии не цеплялись донные тралы.

На всю операцию, по словам Навроцкого, российским специалистам много времени не потребуется - даже с учетом таких форс-мажорных обстоятельств, как неожиданный шторм, работы должны быть закончены не позже, чем через месяц. Если же погода будет хорошей, то они завершатся вдвое быстрее. Помимо "Алтая" и "Михаила Рудницкого", в районе проведения операции находится вспомогательное судно Северного флота "КИЛ-164", прибывшее туда днем раньше. Экипаж этого судна занимался установкой рейдового оборудования, необходимого для обеспечения спасательных работ.

Первоначально к операции планировалось приступить еще 15 мая, но выход в море спасательных судов был отложен. По утверждениям военных - из-за ухудшения погодных условий в Баренцевом море, а по сведениям неназванного источника в правительстве, на которого ссылается Газера.Ru, - из-за сложностей с финансированием работ. Впрочем, синоптики действительно сообщали о разыгравшемся во второй половине мая в районе гибели "Курска" шторме: волнение достигало четырех баллов, ветер - 20 метров в секунду. Если теперь все пройдет удачно, то история с "Курском" будет закрыта окончательно - уникальная, не имеющая мировых аналогов операция, занявшая менее двух лет и стоившая примерно 200 миллионов долларов. Любопытно, что в ноябре 2000 года контр-адмирал в отставке Юрий Сенатский, бывший специалист по спасательным работам в ВМФ, опираясь на свой опыт, полученный в советские времена, прогнозировал, что на подъем "Курска" понадобится не менее пяти лет и что работы такого масштаба обойдутся не менее чем в два миллиарда долларов.

Гибель "Курска"

Соответствующие решения о сроках и планах третьего этапа подъема "Курска" были приняты еще в январе. Тогда же Илья Клебанов, которой в то время занимал пост вице-премьера российского правительства, заявил, что комиссия под его руководством близка к пониманию причин катастрофы подводной лодки. Специалистам комиссии совместно с экспертами ЦКБ "Рубин" удалось достаточно точно восстановить картину событий, произошедших 12 августа 2000 года.

Согласно данным расшифровки акустических сигналов, на борту "Курска", принимавшего участие в учениях Северного флота, произошли два взрыва, после которых подлодка легла на грунт и практически больше не подавала признаков жизни. Оба взрыва произошли в носовой части корабля, в том самом первом отсеке, для уничтожения которого в четверг в Баренцово море прибыли спасательные суда. Первый взрыв по мощности был равен взрыву 100 килограммов обычной взрывчатки - официально признано, что это взорвалась одна из 18 торпед, которыми был вооружен "Курск". Как полагают эксперты, уже в этот момент был обезглавлен главный командный пункт, выведены из строя системы гидравлики, связи, освещения, сработала аварийная защита реакторов - подлодка фактически стала неуправляемой. Через две с половиной минуты произошел второй взрыв значительно большей мощности - это сдетонировал остальной боезапас. Причем, судя по результатам осмотра корпуса, анализа подводной видеосъемки и сложных научно-технических и криминалистических экспертиз, второй взрыв произошел до столкновения «Курска» с грунтом. Следовательно, причиной этого катастрофического взрыва стал некий внутренний процесс, в течение двух с половиной минут развивавшийся в торпедном отсеке.

Согласно утверждению специалистов, во время второго взрыва, очевидно, сработали не все торпеды, имевшиеся на борту. В противном случае лодка была бы разрушена полностью, тогда как в ходе первого этапа спасательной операции было установлено, что значительная часть экипажа после катастрофы оставалась жива в течение нескольких часов. По словам генерального конструктора ЦКБ "Рубин" Игоря Спасского, на осциллограмме первого отсека было отмечено пять внутренних взрывных моментов, причем в каждый из них взрывалось по несколько торпед. Таким образом, считает руководитель "Рубина", "большинство торпед сдетонировали, остальная часть разрушена".

Единственный вопрос, на который специалисты до сих пор не могут дать точного ответа, это почему произошел первый взрыв. Изначально выдвигались три главные версии случившегося: внештатная ситуация на борту "Курска", столкновение подлодки с другой субмариной или надводным кораблем и, наконец, столкновение со старой миной времен второй мировой войны. Постепенно вторая и третья версии были отброшены, и внимание госкомиссии полностью сосредоточилось на первой.

Вторая версия

Сразу же после того как стало известно о гибели "Курска", российские политики, специалисты-подводники и журналисты заговорили о том, что подлодка, скорее всего была потоплена каким-то другим кораблем, скорее всего - американской или английской субмариной, которая слишком близко подошла к району учений кораблей Северного флота ради сбора развединформации. Одним из первых с таким предположением выступил бывший командующий Черноморским флотом адрмирал Эдуард Балтин. Впоследствии к нему присоединились и официальные представители ВМФ России. В качестве косвенных доказательств этого они упоминали о бело-зеленом буе неизвестного происхождения и металлической конструкции, напоминающей фрагмент ограждения рубки британской подлодки, якобы замеченных в районе гибели "Курска". Более того, по словам тогдашнего министра обороны Игоря Сергеева, выступившегося по первому каналу общероссийского телевидения через десять дней после катастрофы, 13 августа 2000 года на дне рядом с "Курском" военные обнаружили крупный неопознанный объект. Однако когда к месту аварии прибыло специальное гидрографическое судно, оно ничего не нашло. По словам маршала, объект, который по своим размерам был сопоставим с "Курском", "ушел".

Сергеев привел и другие данные. По его словам, с борта крейсера "Петр Великий" и еще одного судна над этим местом были замечены аварийные буи, что зафиксировано в бортовых журналах кораблей. Однако вельбот, посланный чтобы снять с них информацию, также ничего не обнаружил: буи "были приглубленными", находились на глубине 2,5-3 метра, а волна в это время достигала силы 4 баллов, заявил министр. Наконец, Игорь Сергеев сообщил еще один факт: российские военные корабли зафиксировали, в отличие от норвежских сейсмологических служб, не два, а три взрыва.

Впоследствии в пользу этой версии самые разные люди приводили различные и многообразные доводы. Однако все они так и не были подтверждены документально. Сергеев - наиболее высокопоставленный чиновник, выступивший с этими утверждениями, - в конечном итоге был отправлен в отставку. Все прочие официальные лица вынуждены были согласиться с версией государственной комиссии под руководством Клебанова, а мнение лиц неофициальных в расчет уже не берется. Однако как нет точных свидетельств, которые могли бы подтвердить факт столкновения "Курска" с другой подлодкой, так нет и точных свидетельств, которые говорили бы против. По идее, окончательно прояснить этот вопрос должна была именно спасательная операция по подъему корпуса подлодки на поверхность.

Однако операция проводится таким образом, что поневоле складывается впечатление о преднамеренном замысле, направленном на сокрытие каких-то важных данных. Сначала корпус "Курска" распиливают на две части, мотивируя это тем, что в разрушенном носовом отсеке якобы могут оставаться боевые торпеды, представляющие опасность для участников подъемных работ. При этом пилить практически вслепую по этому самому отсеку никто не боится. К тому же, по мнению Спасского, "ни одной "живой" торпеды в первом отсеке не осталось" - все они были разрушены вторым взрывом чудовищной силы. Теперь же, когда дело дошло, наконец, до остатков первого отсека, выясняется, что комиссию интересуют только то, что имеет отношение к первой взорвавшейся торпеде. Помогут ли они установить, отчего именно произошел взрыв? С самого начала часть экспертов утверждала, что на внешней части корпуса первого отсека имеются характерные повреждения, которые могут быть следами крупного предмета, ударившего "Курск" снаружи. Предполагается, что именно от этого удара сдетонировала первая торпеда. После того, как остатки отпиленной части будут уничтожены подводным взрывом, об истинном характере этих наружных повреждений никто уже ничего и никогда не узнает.

Другие материалы