Новости партнеров

Необычайные приключения сепаратистов в Чечне

Судя по книжке под названием "Чечня: вопросы и ответы", солдаты в Чечне уже год как стали неуязвимыми, а 28 тысяч боевиков, получив ранения, исчезли без следа

Краткий курс истории Чечни под названием "Чечня: вопросы и ответы" представили иностранным журналистам российские власти. В этой книжке с картинками, выпущенной, по признанию помощника президента России Сергея Ястржембского, специально к референдуму, содержится ряд любопытных сведений о прошлом и настоящем Чечни. В частности, судя по книжке, прибывшие в Чечню солдаты и милиционеры уже год как стали неуязвимыми, а 28 тысяч боевиков, раненых в боях с ними, исчезли без следа. Наблюдаются в Чечне и другие необычные явления. И еще более необычные, судя по всему, ожидаются в недалеком будущем.

Избранные места из переписки с друзьями

"Вопросов и ответов" по Чечне в книжке набралось 73 пары. Как пояснил на пресс-конференции, состоявшейся 11 марта в Президент-отеле в Москве Сергей Ястржембский, вопросы эти не были выдуманы авторами книжки. По словам помощника президента, все вопросы "поступили из посольств" различных стран. В связи с чем российские власти и решились предложить любопытным странам плоды краеведческих изысканий и литературных трудов своих доверенных лиц. Чтобы представителям этих стран не пришлось самим собирать информацию по поводу Чечни.

Почему бы, кстати, властям не разрешить им поехать и собрать? А потому, что нельзя. Решительно нельзя!

Во-первых, не ровен час, еще подцепят что-нибудь нехорошее. Потому что вся сплошь территория Чечни стала каналом поставки в Россию ужасной, ужасной дряни, сообщаем мы любопытствующим. То есть они нам: "Территория республики стала перевалочной базой для торговцев оружием. Так ли это?". А мы им - прямо и нелицеприятно: "И не только оружием...". От себя поясним: и еще кое-чем. Да-да, базой торговцев еще кое-чем! И это мы говорим всего лишь о том, что попадает в Россию! А уж что выходит из России наружу...

Во-вторых, журналистов и политиков в Чечню впускать нельзя потому, что могут пропасть. Затеряться, несмотря на известность. У нас и столичные-то журналисты пропадают. Вот Анну Политковскую из "Новой газеты" пол-Чечни искало, когда она решила выйти пройтись своим путем. Нашли, конечно, потом. Но ведь думали, что можем и не найти! Не решились, правда. Но многие позже жалели.

Кроме того, пропадают врачи - из тех, что "без границ", и им подобные - и военнослужащие всех званий. Хочется думать, что их похищают с целью получения выкупа. В смысле - что не убивают, оттащив чуть в сторонку от места нападения. Хотя если верить цитируемой ежедневной газетой "Коммерсант" новой книжке про чеченские вопросы-ответы, военнослужащие и милиционеры, отправленные в Чечню, с некоторых пор обрели неуязвимость. Появление этого крайне полезного в местах боевых действий качества позволяет объяснить, почему на вопрос о потерях российских силовых структур в ходе контртеррористической операции книжка привела данные годичной давности.

И милость к падшим призывал

Еще один поразительный процесс в Чечне, зафиксированный авторами "Вопросов и ответов", заключается в постоянном убывании воюющих с федералами боевиков. Этот процесс поставил в тупик журналиста международного информационного агентства Reuters. Журналист так и не смог понять, почему в одном месте в книжке про Чечню написано, что в ходе антитеррористической операции было ранено свыше 29 тысяч боевиков, а в другом - что численность разрозненных бандформирований в Чечне теперь достигает одной тысячи человек.

Как передает газета "Коммерсант", журналист попытался выяснить у помощника президента России, куда же делись еще 28 тысяч раненых? Ведь раз не сообщается, что все они умерли, то, стало быть, они выздоровели? Но как же тогда дальше? Они бежали за границу? К родным, к знакомым, в какой-нибудь лагерь подготовки террористов - повышать квалификацию? Или просто рассеялись, как утренний туман под солнышком?

А между тем помощник президента дал понять представителю прославленного информагентства, как было дело. Если верить газете "Коммерсант", Ястржембский прямо сказал, что, как известно всем, "кого-то амнистировали". И что хотя 28 тысяч амнистированных - цифра "просто огромная", остается только принять ее - потому что "точной статистики по этому вопросу вам никто не даст".

Да, заметим от себя, взять хотя бы семью Ямадаевых. Никто уже и под пыткой не вспомнит, сколько представителей этого чеченского рода, повоевав на стороне сепаратистов, встало на сторону федеральных властей. И какие прекрасные, возвышающие душу посты они заняли.

И в самом деле, разве настырному журналисту станет легче, если он узнает, что за время войны в Чечне было амнистировано, предположим, 27 тысяч 487 раненых боевиков? Нет, едва ли. А если сотрудник Reuters без этих цифр не сумел поверить в великодушие российских властей, то это не наша печаль. Потому что в книжке "Чечня: вопросы и ответы" ясно сказано, что из Москвы в Грозный всегда шло только хорошее. Много хорошего.

Вот, к примеру, в книжке спрашивается: "Не способствовал ли сам федеральный центр приходу сепаратистов к власти в Чечне?". И отвечается, что нет, не способствовал! И поясняется, что во всем виноват дурной пример "лидеров сепаратистских движений Прибалтики". Как мы, в общем-то, всегда и догадывались. Мы-то слышали у чеченских сепаратистов характерный прибалтийский акцент. Даже всю гамму прибалтийских акцентов. Просто мы не хотели об этом говорить, пока разрешения от правительства не вышло.

Но теперь времена изменились, и это тайное знание, наконец, разойдется по всей Европе, Америке и всем арабоязычным странам. Потому что всю эту "правдивую и свежую" информацию про Чечню, как охарактеризовало книжку информационное агентство РИА "Новости", уже перевели на несколько языков.

Возвращение Павлика Морозова

Освещать Чечню с оставшихся 69 сторон мы не станем, чтобы сохранить у библиофилов желание лично ознакомиться с "Вопросами и ответами". Но для пояснения картины добавим, что накануне референдума в Чечне стало происходить нечто несусветное. Не иначе как обещание предоставления "широкой автономии" на публику подействовало.

Словом, сейчас в Чечне, которую мы по старинке считаем разделенной на кланы, рушатся внутрисемейные связи. И самое любопытное, что не только среди боевиков. Что там вспоминать Ямадаевых! Те-то сообща на другую сторону переметнулись. А вот отношения между отцом и сыном Кадыровыми, как следует из статьи ежедневной газеты "Время новостей", на фоне подрывной деятельности сепаратистов трещат по швам.

Это выяснилось прямо на упомянутой пресс-конференции в Президент-отеле. Там главу временной администрации Чечни Ахмада Кадырова спросили, правда ли, что в его родовом селе Центорой действует тюрьма, созданная его личной охраной. На это Кадыров сообщил, что хотя его охраной и командует его же собственный младший сын, эта охрана является не самовольным формированием, а официальной структурой - спецотрядом республиканского МВД.

Глава администрации открыл журналистам, что обеспечением его безопасности Кадыров-младший занимается исключительно из чувства долга, а не по сыновьей любви. Что Кадыров-младший действует не из личных побуждений, а только по закону. "Он воюет, задерживает, убивает и сдает бандитов. Путать отца с сыном не надо", - приводит "Время новостей" неожиданное признание чиновника.

Как это знакомо, хочется сказать. Это почти как в России в гражданскую войну начала ХХ века. Почти как в незабвенной деревне Герасимовка, где юный пионер Морозов, весь устремленный в будущее, погиб в борьбе со своим несознательным отцом. Потому что чувство долга сильнее всего.

В особенности в ожидании предстоящей широкой автономии.

Другие материалы
Экономика00:0318 сентября

Технокрады

Эти страны обворовывали США и СССР. Теперь воруют у них