"Газпром" поступил не по-братски

Белоруссам придется воровать российский газ

Для двух государств, которые официально все еще готовятся к образованию единого союза, Россия и Белоруссия ведут себя друг с другом, мягко говоря, недружелюбно. В ночь на 24 января "Газпром" собирается дать главное сражение в "газовой войне" с братьями-славянами. Вечером в среду было объявлено, что все поставки газа на территорию Белоруссии будут полностью прекращены. Собственных запасов "Белтраснгаза" хватит едва ли на три недели - в подземных хранилищах этого предприятия хранится всего 680 миллионов кубометров топлива. После этого жизнеобеспечение Белоруссии окажется под угрозой, и единственным выходом для Минска станет несанкционированный отбор, то есть кража газа из труб, по которым Россия экспортирует его в Польшу и Германию по вверенной Лукашенко территории.

"Газовая" история российско-белорусских отношений проходит по такому же сценарию, как и "валютная" и "конституционная". Российская сторона называет свои условия. Белорусские власти, понимая, что деваться им некуда, нехотя дают согласие, а после этого как можно дольше затягивают подписание договоров и проведение достигнутых соглашений в жизнь. Однако пока что все разговоры о том, чтобы перекрыть Белоруссии газ, ограничивались угрозами, а на деле соседнее государство продолжало получать газ по внутрироссийским ценам "пятой зоны", то есть по 30 долларов за тысячу кубометров. Мировые цены на газ при этом составляют 110-120 долларов за тысячу кубометров, и даже Украина платит "Газпрому" по 50 долларов.

12 апреля 2002 года, когда у российско-белорусского союза еще была надежда стать былью, было подписано "Соглашение о создании равных условий в области ценовой политики и о расширении сотрудничества в газовой отрасли". Россия обязалась поставлять Белоруссии дешевый газ, а Лукашенко взамен должен был создать условия для приобретения "Газпромом" контрольного пакета акций "Белтраснгаза" - предприятия, через которое проходит экспорт нашего сырья в Европу.

Создание совместного предприятия на базе "Белтрансгаза" должно было быть завершено еще летом 2003 года. Однако в сентябре глава "Газпрома" Алексей Миллер заявил, что "в отношениях с Белоруссией мы ставим точку". Обсуждение продажи "Газпрому" белорусских активов зашло в тупик по вине Лукашенко и его коллег. "Белтрансгаз" является стратегически важным для Белоруссии предприятием, поэтому "Газпрому" было отказано в приобретении 51 процента акций. Кроме этого, стороны не сошлись в оценке стоимости активов. Эксперты "Газпрома" оценили "Белтрансгаз" исходя из его балансовой стоимости в 1 миллиард долларов, а в Белоруссии цена предприятия была установлена правительством и составила 5 миллиардов долларов.

В результате "Газпрому" было предложено купить 49 процентов акций и кроме этого заплатить за них долей в современном магистральном газопроводе "Ямал-Европа", который является стопроцентной российской собственностью и проходит по территории Белоруссии. Такие условия Миллера и его коллег не устроили, так что они заявили о прекращении переговоров.

Отказ от создания совместного предприятия автоматически предполагал возобновление разговоров о переходе отношений с Белоруссией в газовой сфере на рыночные условия. Из-за льгот, предоставляемых Белоруссии, "Газпром" ежегодно терял до 500 миллионов долларов выручки. И тот факт, что газовый транзит через Белоруссию обходился России в 2,5 раза дешевле, чем через Украину, все равно не окупал этой разницы. Осенью по предложению "Газпрома" правительство РФ приняло решение о прекращении действия российско-белорусского соглашения о единой ценовой политике в области газа, и "Газпром" заявил, что с начала 2004 года будет продавать соседям газ по цене 50 долларов за тысячу кубометров. Именно на таких условиях гендиректору "Белтрансгаза" Петру Петуху было предложено подписать новый контракт.

Лукашенко с этим не согласился. Он заявил, что покупая газ по рыночной цене, Белоруссия потеряет как минимум 120 миллионов долларов, и в бюджете не останется денег на выплату пенсий и зарплат. Белорусский президент попросил Путина о встрече, чтобы обсудить повышение цен, однако встретил жесткую позицию президента РФ, который настоял на переходе к рыночным отношениям. В результате новый контракт с Белоруссией "Газпром" не подписал и с 1 января прекратил поставки газа.

Кроме "Газпрома" топливом братскую республику обеспечивали еще две российские независимые компании: "Итера" и "Транс Нафта". Вдвоем они удовлетворяли 25 процентов газовых потребностей Белоруссии, поставляя туда 7,8 миллиардов кубометров в год, однако цена их газа составляла для Белоруссии 46,68 долларов за тысячу кубометров, а объем прокачки все равно регулировался "Газпромом". Хотя контракты "Белтранснефти" с этими компаниями на 2004 год были уже подготовлены, в них не была проставлена цена, так как не было гарантий "Газпрома" на прокачку. Это значило, что пока Белоруссия не договорится с "Газпромом", независимые компании тоже не смогут поставлять ей газ. К 16 января "Итера" и "Транс Нафта" выполнили все обязательства по прошлогодним контрактам и к полуночи 24 января собираются прекратить поставки.

Таким образом, причины перекрытия газовой трубы выглядят как чисто экономические. Но только на первый взгляд.

Газ как аргумент

По сведениям газеты "Коммерсант", переговоры между Алексеем Миллером и гендиректором "Белтрансгаза" Петром Петухом, происходившие 22 января, были прерваны около 11.00. До этого момента обсуждалась цена в 41-45 долларов за тысячу кубометров. Вдруг Миллер взял паузу и вышел из переговорной. Вернувшись через четверть часа, он сообщил, что цена в 50 долларов является окончательной и дальнейшая торговля невозможна. Белорусские источники "Коммерсанта" уверены, что подобное решение было продиктовано главе "Газпрома" прямо из Кремля.

До сих пор в переговорах с Россией Лукашенко отказывался идти на какие-либо серьезные политические уступки. В октябре 2003 года стало ясно, что введение в Белоруссии в параллельное обращение безналичного российского рубля, которое должно было стать первым шагом на пути к полному переходу этой республики на рубль летом 2005 года, так и не произойдет. 27 октября Лукашенко заявил, что "необходимость в этом отпала сама собой". Проблемы с введением рубля были связаны с тем, что Россия настаивала на создании единого эмиссионного центра в Москве, что президент Белоруссии воспринимает как угрозу собственной независимости. Еще в августе он заявил, что "Россия не хочет давать Белоруссии гарантии сохранения равноправного положения в финансовой, политической и экономической сферах после создания союзного государства".

В отношении других направлений создания российско-белорусского союза Лукашенко на уступки также не готов. В первую очередь это касается Конституционного акта. Минск настаивает на учреждении наднациональных органов власти, Москву же это не устраивает. В целом, хотя объединение с Белоруссией могло бы принести Путину ряд политических дивидендов, союз все-таки нужнее Лукашенко. Для белорусского президента это - единственная возможность остаться на третий срок и сохранить хоть какую-то легитимность в глазах мирового сообщества. У России же есть множество рычагов давления на Лукашенко.

И газ в этом списке, несомненно, стоит на первом месте.

Елена Любарская

Предыдущие материалы по теме:

Свои люди - сочтемся [15.09.2005]Российско-белорусский союз заходит в тупик

Невозвращенец поневоле [02.12.2003]За один день власти Белоруссии успели обвинить своего бывшего посла в Японии в измене родине и взять свои слова назад

Белоруссия стала жертвой российско-американской дружбы [27.12.2001]Россия и Белоруссия находятся в союзе, но слово "союз" лидеры двух государств понимают, похоже, по-разному.

Другие материалы