И волки сыты, и овцы на свободе

Первый суд над одним из акционеров "ЮКОСа" закончился обвинительным приговором и освобождением подсудимого от наказания

Если Бога нет, то какой же я тогда капитан? Не может быть такого, чтобы Генеральная прокуратура оказалась в чем-то не права. Ведь если ошибся гособвинитель Дмитрий Шохин, то можно подумать, что и другие его коллеги могут заблуждаться. А от таких мыслей недалеко уже и до полной крамолы, ставящей под сомнение основы основ. А дальше - прощай мечты о наведении порядка, мы снова погрузимся в пучину анархии.

Но что делать, если доказательств у прокуратуры не оказалось? Неудобно как-то отправлять человека в колонию, когда даже свидетели обвинения утверждают, что доказать его вину невозможно. Да еще и суд открытый, журналисты всякие. Опять же презумпция невиновности у нас зачем-то существует. Слава богу, есть в российских законах такая формулировка: "освободить от наказания в связи с изменением обстановки". То есть прокуратура права, человек виновен, но концепция-то изменилась, господа присяжные заседатели. Вот благодаря этой формулировке и остался на свободе один из крупных акционеров НК "ЮКОС", бывший глава компании "ЮКОС-Москва" Василий Шахновский.

Генпрокуратура обвиняла Шахновского в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере на сумму около 28,5 миллионов рублей, а также в подделке документов (часть 2 статьи 198 и часть 2 статьи 327 УК РФ). В 1998-2000 годах Василий Шахновский платил налоги по упрощенной схеме как индивидуальный предприниматель. Каждый год он подавал заявление на выдачу ему патента как предпринимателю без основания юридического лица, поскольку, по его утверждению, оказывал консультационные услуги компании Status Services Ltd, зарегистрированной на острове Мэн. Он предоставлял сотрудникам налоговой инспекции подтверждающие это документы, они выдавали ему патент, и это значительно снижало сумму его налоговых выплат и отчислений в пенсионный фонд. Следователи уверены, что на самом деле Василий Шахновский никаких услуг офшорной фирме не оказывал, доходы получал, работая в ЗАО "Роспром" и ООО "ЮКОС-Москва" и, следовательно, льготами пользовался незаконно, а договоры с компанией Status Services Ltd подделал. По мнению прокуратуры, за три года бюджет недополучил от Шахновского 29 миллионов рублей.

Обвинение Василию Шахновскому, который тогда еще занимал должность президента ООО "ЮКОС-Москва", было предъявлено 17 октября 2003 года. Одновременно управление номер 2 Министерства по налогам и сборам по Москве предъявило Шахновскому гражданский иск по факту неуплаты налогов. Он дал подписку о невыезде и отверг все обвинения, однако перечислил в бюджет и пенсионный фонд 53 миллиона рублей, которые полностью компенсировали все якобы неуплаченные им налоги, отчисления, а также пени и штрафы. По словам адвоката Шахновского Генриха Падвы, этот поступок являлся не косвенным свидетельством признания вины, а жестом доброй воли со стороны его клиента.

27 октября Шахновский перестал считаться сотрудником "ЮКОСа" (официальным поводом стало его избрание сенатором от Эвенкии, которое позднее было признано незаконным по решению красноярского краевого суда), а 31 октября Генпрокуратура завершила расследование его уголовного дела. 27 ноября дело было направлено в Мещанский суд Москвы, а Шахновскому вручена копия обвинительного заключения.

Слушания начались 14 января. Шахновский стал первым акционером "ЮКОСа", дело которого дошло до суда. При этом адвокат Шахновского направил суду ходатайство о прекращении дела на том основании, что по обвинению в подделке документов истек срок давности, а управление МНС отозвало свой гражданский иск после того, как обвиняемый перечислил в бюджет всю якобы неуплаченную сумму. Однако суд согласился с гособвинителем, настаивавшим на продолжении слушаний. Аргументом прокуратуры стал отказ Шахновского признать свою вину и оказать содействие расследованию.

Перед прокуратурой стояла задача доказать незаконность получения Василием Шахновским налоговых льгот в 1998-2000 годах. Первый свидетель обвинения, Марат Рахманкулов, бывший доверенным лицом Шахновского в налоговых органах, показал, что из документов, переданных в налоговую инспекцию, следовало, что Шахновский оказывал консультационные услуги офшорной компании Status Services Ltd, в связи с чем осуществлял уплату налогов как предприниматель без образования юридического лица. Следующие четыре свидетеля - сотрудницы налоговой инспекции № 2 Центрального округа Москвы - рассказали, что документы, предъявленные Шахновским, действительно свидетельствовали об оказании им консультационных услуг, а проверить, был ли он консультантом на самом деле, не представлялось возможным. С островом Мэн у РФ не существует соглашения об обмене налоговыми отчетностями, а загранкомандировку на этот остров налоговикам никто бы не выписал.

Замруководителя отдела декларирования налоговой инспекции №2 ЦАО Москвы Ирина Княжина показала, что ликвидационная проверка, проведенная в 2001 году по факту прекращения Шахновским предпринимательской деятельности, никаких нарушений не выявила. Более того, из ее показаний стало ясно, что гражданский иск против Шахновского налоговая инспекция подала на основании заключения экспертов Генпрокуратуры. Налоговики же сумму иска не пересчитывали и только потом обнаружили, что в нем содержались некоторые незаконные требования. Например, Шахновскому предлагалось заплатить 915 тысяч рублей в Пенсионный фонд, в то время как он был должен перечислить менее 10 тысяч рублей.

Протоколы допросов еще двух свидетелей обвинения - сотрудников "ЮКОСа" Виктора Прокофьева и Натальи Контович - также не содержали доказательств вины Шахновского. Более того, оказалось, что Прокофьеву было задано всего четыре вопроса о Шахновском, остальная же часть допроса касалась поездок и связей Михаила Ходорковского.

23 января начались прения сторон. Гособвинитель Дмитрий Шохин попросил приговорить Васисля Шахновского к году лишения свободы за подделку документов (но освободить его от отбытия наказания в связи с истечением срока давности по преступлению) и к полутора годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении за уклонение от уплаты налогов. Главным аргументом заключительной речи Шохина стало нежелание Шахновского рассказать суду, кому и при каких обстоятельствах он оказывал консультационные услуги.

Адвокат Шахновского заявил, что обвинению не удалось предоставить суду доказательств того, что Шахновский не оказывал услуг компании Status Services Ltd. Материалы дела всего лишь подтверждают тривиальный факт - в 1998-2000 годах Шахновский, в соответствии с действовавшим тогда законодательством, пользовался налоговыми льготами как ПБОЮЛ. Это не может считаться основанием для каких бы то ни было обвинений. Итак, после того как ни один из свидетелей не подтвердил незаконность получения Шахновским налоговых льгот, суд вынес приговор, признающий его виновным в уклонении от уплаты налогов на сумму, превышающую 28,5 миллионов рублей и приговорил к одному году лишения свободы. А затем освободил от наказания "в связи с изменением обстановки".

Эта формулировка применяется в судебной и следственной практике в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если он или совершенное им деяние перестает быть общественно опасным. Изменение обстановки может касаться политических или социальных условий в стране или регионе, особых обстоятельств в городе и на предприятии, а также изменений в жизни самого виновного. В юридической литературе часто приводится пример подростка, освобожденного от наказания в связи с тем, что он переехал в другой район города и перестал общаться со своими друзьями, оказывавшими на него плохое влияние. Примерно такой же подход суд применил и к Шахновскому. В приговоре указано, что он больше не является общественно опасным, так как перестал работать в НК "ЮКОС".

Шахновский вместе со своими адвокатами пока что обдумывает возможность оспорить приговор в Мосгорсуде. Однако, вполне возможно, им скоро будет уже не до этого. Генрих Падва не исключает, что его клиенту теперь могут предъявить обвинение в деле о хищении активов "Восточной нефтяной компании". До сих пор он фигурировал в нем как свидетель, но прокуратура может попытаться сделать его главным фигурантом. Авось, на этот раз доказательства найдутся.

И правда, после такого "оглушительного успеха" Генпрокуратуре, действительно, требуется некоторая реабилитация.

Елена Любарская

Предыдущие материалы по теме:

>"ЮКОС" хочет играть по правилам [03.02.2004] Но правил никто не знает

Школа "ЮКОСА" [01.16.2004] Налоговики не знают арифметики, а адвокатам Ходорковского знания не помогают

От ареста до ареста [31.10.2003] ЮКОС vs Кремль: хроника недели

Обвиняется в неоказании услуг [23.10.2003] Трудно найти состав преступления. Особенно, если его нет.

Другие материалы

Круто сваренный

Он угонял машины, воровал миллионы и убегал от сыщиков. Теперь ему шьют убийство