Дважды оправданные убийцы

Присяжные оправдали спецназовцев, расстрелявших мирных чеченцев

Капитан спецназа ГРУ Эдуард Ульман и четверо его сослуживцев, расстрелявшие шестерых мирных жителей Чечни, невиновны в убийстве. Такой вердикт вынесли присяжные заседатели на заседании Северо-Кавказского окружного военного суда 19 мая. Это уже второй судебный процесс и второй оправдательный вердикт по делу, хотя сами спецназовцы на обоих судебных разбирательствах открыто признавали, что убили чеченцев.

Два убийства у села Дай

Убийство, за которое спецназовцы попали под суд, было совершено в январе 2002 года. У села Дай в Шатойском районе Чечни группа Ульмана, участвовавшая в спецоперации по ликвидации полевого командира чеченских экстремистов Хаттаба, обстреляла "уазик", продолжавший двигаться прямо на них после приказа остановиться. В результате по случайности был убит один из шести находившихся в машине чеченцев, еще двое были ранены. А чуть позже спецназовцы уже специально расстреляли пятерых оставшихся в живых, сложили все тела в машину и подожгли ее.

Спецназовцы утверждали, что убить всех находившихся в "УАЗе", среди которых были женщина и ребенок, им приказали из штаба руководства операцией, когда там узнали об обстреле машины и случайном убийстве одного из пассажиров. Они заявляли как следствию, так и суду, что доложили о случившемся по рации командованию, а штаб через дежурного майора связи Алексея Перелевского передал приказ уничтожить свидетелей, имитировав подрыв машины на фугасе.

Капитану Ульману, старшему лейтенанту (теперь уже капитану) Александру Калаганскому и прапорщику Владимиру Воеводину предъявлено обвинение в убийстве, майору Перелевскому – в том, что, отдав преступный приказ, он превысил свои полномочия. В апреле 2004 года присяжные оправдали спецназовцев, решив, что те выполняли приказ руководителя спецоперации полковника Владимира Плотникова. Однако Верховный суд по процессуальным основаниям отменил приговор, и дело было возвращено в Северо-Кавказский окружной военный суд.

Приказ, которого не было

На втором судебном процессе замкомандира 641-го отряда ГРУ майор Алексей Перелевский, обеспечивавший связь с разведгруппой, заявил, что приказ о расстреле чеченцев, дословно прозвучавший как "всех оставшихся уничтожить", поступил от руководителя спецоперацией полковника Владимира Плотникова. Плотников категорически опровергает слова Перелевского. И гособвинитель Николай Титов принял сторону полковника.

Прокурор заявил, что Плотников никогда не отдавал этого приказа, а просто обвиняемые, будучи убийцами и не ценя человеческую жизнь, решили "искалечить еще одну жизнь – руководителя спецоперации" и потому ссылаются на него. Титов утверждал, что полковнику вообще незачем было отдавать такой приказ, так как ему доложили о шести убитых боевиках. К тому же ни один из свидетелей не подтвердил, что приказ об уничтожении исходил от полковника, зато несколько человек слышали, как его передавал по рации Перелевский.

Кроме того, прокурор считал, что спецназовцы просто не сумели перекрыть пути, ведущий в Дай. По мнению Титова, они не приняли своевременных мер по созданию на дороге заградительных сооружений и вообще залегли слишком далеко от дороги, и потому не смогли вовремя заметить проезжавший мимо "уазик". А уж потом, боясь упустить машину и получить за это нарекания от начальства, открыли по ней огонь. Одним словом, проявили себя как люди бестолковые, невнимательные и, возможно, даже плохо умеющие стрелять. А полковник Плотников был тут ни при чем.

Последнее слово капитана Ульмана

Позиция же защиты на втором процессе осталась прежней. Адвокаты подсудимых утверждали, что их подзащитные не могли ослушаться приказа командира, тем более в боевой обстановке. Обвинения же в том, что таким образом спецназовцы пытались скрыть следы того, что не выполнили приказ перекрыть дорогу в Дай, и с помощью убийства пытались замести следы этого, они отвергали. То же самое своими словами пересказал присяжным по завершению прений сторон выступавший Эдуард Ульман.

Воюющих в Чечне будущее недовольство начальства не слишком беспокоит, особенно когда они знают, что могут погибнуть в ходе спецоперации, говорил капитан спецназа в своем последнем слове. Что же для них действительно важно, так это дисциплина и вера в командира. Так что никакого самовольного убийства не было, было выполнение приказа. "Если бы нам приказали нести этих раненых на руках до Ханкалы, мы бы понесли", - заявил обвиняемый.

Это прозвучало красиво и показалось присяжным убедительным. И хотя в ходе повторного процесса прокурор Николай Котов попытался объяснить присяжным, что "ни один устав не предусматривает расстрела не только мирного населения, но и военнопленных", народные заседатели снова решили, что за происшедшее должны отвечать командиры. Только кто эти командиры, уже неясно. По словам адвоката спецназовцев Романа Кржечковского, следствие так и не установило личность человека, отдавшего злополучный приказ.

Приговор и перспективы обжалования

20 мая стало известно, что приговор по делу Ульмана будет вынесен через пять дней. Однако уже сейчас мало кто сомневается, кто приговор этот будет оправдательным. Представители военной прокуратуры уже сообщили журналистам, что обязательно обжалуют приговор и добьются пересмотра дела. А президент, глава Госсовета и первый вице-премьер Чечни заявили, что решение суда вызовет резкое недовольство у жителей республики. Действительно, по данным информагентств, уже 20 мая в центре Грозного прошел митинг возмущенных решением присяжных чеченцев.

Несмотря на то что судья весь процесс перестраховывался, почему-то такое ощущение, что опять найдут какую-нибудь гадость и опять отменят приговор. Найдутся очередные политические причины, у нас же в стране других оснований для отмены приговоров по "чеченским" делам не бывает.

Ольга Манекина, адвокат Александра Калаганского

Недовольство жителей Чечни и чеченских властей может стать достаточно веской причиной для еще одного судебного разбирательства дела Ульмана. Более того, не исключено, что именно желание федеральных властей избежать обострения отношений с Чечней, а вовсе не процедурные нарушения, стали причиной отмены первого оправдательного приговора Ульману. Ведь этот приговор означал, что ответственным за убийство мирных жителей является офицер высокого ранга - человек, обладающий властью. А это уже явление другого масштаба.

Кроме того, повторное оправдание присяжными группы Ульмана показало: большинство дееспособных и законопослушных граждан России принимают как должное тот факт, что для военных подчинение вышестоящему начальству важнее соблюдения любых законов. И верят, что командование могло отдать такой приказ. Ибо армия - это орудие убийства, уничтожения противника. Или, по крайней мере, его запугивания.

Вместо послесловия

СМИ почти не упоминают о том, что первое убийство было совершено до приказа уничтожить всех, находившихся в машине. То есть ответственна за него только группа Ульмана. Кто-то из этих людей, пусть непреднамеренно, но убил ни в чем не повинного человека. И если бы даже они отпустили тех пятерых - спецназовцев все равно могли бы судить. И не исключено, что признали бы виновными. Как это произошло с полковником Будановым, признанным виновным в убийстве молодой чеченки.

Но, как пояснили суду адвокаты Ульмана, нет никаких оснований считать, что это сделал именно их подзащитный. То же самое могли бы сказать адвокаты и сослуживцев Ульмана. Так что убийство было оправдано. Уже дважды.

Мария Мстиславская