Сила дипломатии, или как один премьер всех воевод перехитрил

Бесславный конец забастовки польских таможенников

Таможенники в Польше бастуют уже давно - с 11 октября 2007 года. Их не устраивает заработная плата и социальные условия. Но именно за последнюю неделю их действия стали особенно заметны. Возле всех пропускных пунктов, которые соединяют Польшу с Украиной и Белоруссией, выстроились многокилометровые очереди из автомобилей. Многие польские водители после нескольких дней ожидания бросали свои машины и уходили домой - поесть и помыться.

Строго говоря, таможенники не бастовали, так как польское законодательство прямо запрещает им это. Они просто очень медленно работали. Такой способ забастовки получил название "забастовки по-итальянски". Суть заключается в том, что бастующие начинают работать строго по инструкции, точно выполняя все предписанные действия. Парадокс состоит в том, что при этом работа практически останавливается.

В строгом соответствии с инструкциями, работники польских таможен начали тщательнейшим образом проверять все документы на провозимый товар, досматривать каждый автомобиль пересчитывать все палеты с грузом. В результате время пропуска машин увеличилось в десятки раз.

Очереди на пропускных пунктах стали увеличиваться с октября. Однако никакой реакции со стороны польского правительства не последовало, и работники таможен решили добавить своим аргументам убедительности. С понедельника 14 января здоровье большинства таможенников внезапно ухудшилось, и они были вынуждены срочно взять больничные. А те, кто чувствовал себя хорошо, вдруг решили уйти в отпуск. На многих пропускных пунктах осталось по два-три человека. И граница встала.

Очереди к пропускным пунктам росли с каждым днем. Если в пятницу, 25 января, колонны стоящих грузовиков не превышали 10 километров, то уже в понедельник, 28 января, на многих пограничных пунктах очереди достигали 30, а иногда и 50 километров. Водители ждали своей очереди на досмотр в лучшем случае по 30 часов, а в худшем - по четыре дня. Из-за многодневных простоев фур транспортные компании терпели убытки - примерно по 300-600 долларов за каждый день простоя машины.

К сложившейся на польской границе ситуации лучше всего подходило определение "критическая". Таможенная служба Польши призывала водителей грузовых автомобилей проходить контроль в отделениях таможни внутри страны, выбирать маршруты объезда польско-украинской и польско-белорусской границ. Например, через Литву.

Уставшие от многодневного ожидания, отсутствия воды, еды и элементарных удобств водители регулярно перекрывали дороги к различным пропускным пунктам и грозили заблокировать все подъезды к Варшаве. В воскресенье, 27 января, они пообещали, что уже в понедельник перекроют въезды и выезды из польской столицы.

Во время ожидания один из водителей умер за рулем своего автомобиля "естественной смертью". Другой заживо сгорел в грузовике. Из-за заторов медики и пожарные не смогли вовремя добраться до места, несмотря на то, что службы скорой помощи, автоинспекции, пожарные и санитарные службы дежурили вдоль вставших трасс.

МЧС Украины пыталась организовать водителям горячее питание. Еду готовили в "полевых кухнях", организованных в приграничных населенных пунктах. Сотрудники МЧС разносили питьевую воду и еду водителям в одноразовой посуде. Тем не менее, до тех, кто застрял далеко от границы ни вода, ни питье не доходили.

Белоруссия и Украина активно высказывали недовольство тем, что польские власти не пытаются решить проблему. Государственная таможенная служба Украины обратилась в Секретариат президента Украины и Представительство Украины в Евросоюзе с настоятельной просьбой вмешаться в ситуацию на украинско-польской границе. По словам директора Департамента организации таможенного контроля Гостаможслужбы Сергея Сёмки, каждый день простоя автомобилей стоит украинскому бюджету 40-50 миллионов гривен.

Премьер-министр Польши Дональд Туск решил спасать ситуацию. В понедельник, 28 января, премьер срочно отправился на восточную границу в местечко Бяла Подляска для встречи с руководителями таможенных служб трех приграничных воеводств - Подляского, Подкарпатского и Любельского и с местными воеводами. Переговоры состоялись. И уже во вторник таможенники начали возвращаться на рабочие места и пропускать автомобили в обычном режиме. По контрасту с "итальянским" стилем работы они закрывали глаза на просроченные из-за многодневного простоя визы.

Что же такого пообещал Туск польским воеводам, чтобы они на следующий день прекратили многомесячную забастовку? А вот что: увеличение заработной платы на 500 злотых (около 200 долларов), возможность получать сверхурочные вместо отгулов, а также пересмотр правительством Закона о таможенной службе. Туск уточнил, что дополнительные деньги таможенники получат уже в январе.

Казалось бы: история со счастливым концом. Борьба, завершившаяся успехом. Но в этом месте необходимо вспомнить, что 11 октября таможенники начали акцию протеста после того, как предыдущее правительство предложило им поднять зарплату на 500 злотых. Да-да, в предыдущем предложении нет опечатки. Дело в том, что таможенники требовали дополнительных 1500 злотых (около 600 долларов), и на предложение правительства ответили забастовкой.

Туск умудрился прекратить забастовку и не пойти ни на какие уступки. Более того, он смог еще раз подчеркнуть свое политическое превосходство над предшественником. Он подчеркнул, что "таможенники стали жертвами многолетних упущений", а он "ищет партнера (для диалога), а не убегает от партнера, поэтому приехал в Бялу Подляску", хотя ему "гораздо удобнее было бы сидеть в кабинете в Варшаве".

Небольшой ложкой дегтя, которая несколько омрачает успех Дональда Туска, является обещание Министерства юстиции Белоруссии предъявить иск в международные судебные инстанции, так как "возникшая ситуация ущемляет права граждан Беларуси, России, государств-членов ЕС и других государств на свободное перемещение". Многие транспортные компании, возможно, потребуют у Польши возмещения убытков, которые они понесли за время забастовки таможенников.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло