Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Женева пахнет миром

В Швейцарии прошли переговоры по ядерной проблеме Ирана

Состоявшиеся в Женеве переговоры по ядерной проблеме Ирана имеют все шансы стать поворотным пунктом в затянувшемся противостоянии Исламской республики и мирового сообщества. Во всяком случае, впервые за многие годы страны "шестерки" продемонстрировали единство в важнейшем вопросе: они готовы вести диалог с Тегераном и рассматривают жесткие санкции лишь как крайнее средство.

Итоги заседания, которое состоялось в первый день октября, получили полярные оценки - одни назвали их безрезультатными, другие посчитали их настоящим прорывом. "Усредненные" оценки говорят как минимум о том, что международный диалог по одной из важнейших проблем мировой политики вошел, наконец, в конструктивное русло.

Разведка боем

Встрече в Женеве непосредственно предшествовали политические события мирового масштаба - дискуссия глав государств и правительств на открытии 64-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, которая началась 23 сентября, и открывшийся 25 сентября саммит "Большой двадцатки" в Питтсбурге. На обоих мероприятиях ядерная проблема Ирана должна была стать - и стала - одним из важнейших пунктов повестки дня.

Иранская дипломатия предприняла упреждающий маневр: 21 сентября Тегеран направил письмо директору Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Мохамеду эль-Барадею, в котором "сознался" в строительстве еще одного завода по обогащению урана в районе города Кум. В СМИ новость произвела эффект разорвавшейся бомбы, на Иран посыпался град обвинений, сообщение о новом предприятии сочли еще одним свидетельством далеко идущих ядерных амбиций иранских лидеров.

На саммите G20 президент США Барак Обама, премьер-министр Великобритании Гордон Браун и президент Франции Николя Саркози выступили с осуждением действий Ирана и пригрозили новыми санкциями. Президент России Дмитрий Медведев заявил, что новость о строительстве нового завода без ведома международных организаций стала неожиданностью для всех стран. Он дал Ирану пять дней, которые оставались до встречи в Женеве, на доказательство своих мирных намерений и выступил за немедленный допуск инспекторов МАГАТЭ на стройку.

Как оказалось позже, неожиданным это известие стало не для всех. Американская, французская и британская разведки знали о строительстве под Кумом, но лидеры Запада приберегли эти сведения для огласки в более удобный момент. Причем, по косвенным данным, эта информация была известна также Израилю, который видит в ядерной программе Ирана угрозу не только своей безопасности, но и самому существованию государства.

Иранцы не стали ждать пока их "поймают" и объявили о строительстве сами. Тем более, что юридически позиция Тегерана безупречна: Иран обязан информировать МАГАТЭ за полгода до того, как предприятие войдет в ядерную фазу. Как заявил министр иностранных дел страны Манушер Моттаки, пока на месте будущего завода идут земляные работы. Там нет еще не только центрифуг и другого оборудования, но даже готового здания. Завоз оборудование планируется начать только через год, а пуск нового завода должен произойти не ранее, чем через 18 месяцев.

Таким образом, по словам министра, проинформировав мировую общественность на год раньше положенного срока, Иран продемонстрировал свою добрую волю и "прозрачность" своей ядерной программы. По заверениям Тегерана, новый завод не сможет обогащать уран до оружейной концентрации.

Тем не менее, и Генсек ООН Пан Ги Мун, и глава МАГАТЭ, и члены Совбеза ООН потребовали немедленного допуска на предприятие международных инспекторов. Самое главное, что этого же потребовал и Китай - основной "защитник" Ирана от санкций в Совбезе ООН, оставшийся практически в одиночестве после того, как российский президент признал возможность введения санкций против Исламской республики.

Единство членов Совбеза, вероятно, стало тем "предложением", от которого президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад отказаться не смог - уже 26 сентября он сам пригласил инспекторов МАГАТЭ посетить стройку под Кумом.

В то же время иранский президент еще раз повторил известные тезисы о праве Ирана на мирный атом, заявил, что любой исход переговоров в Женеве будет выгоден его стране. Кроме того, Ахмадинеджад упрекнул в непоследовательности Россию, от которой в Тегеране "ожидали большего". В подтверждение твердости своих намерений 27-28 сентября Иран произвел целую серию ракетных испытаний, которая завершилась пуском мощной баллистической ракеты "Шахаб-3".

Рукопожатие через 30 лет

Заседание шестерки стран-посредников в урегулировании иранской ядерной проблемы (Россия, Китай, Великобритания, США, Франция, Германия) состоялось в четверг 1 октября. Иран представляла делегация из трех человек, возглавлял которую главный переговорщик по ядерной программе Саид Джалили. "Задачей максимум" для международных посредников было добиться от Тегерана полного и безусловного выполнения всех многочисленных резолюций ООН по Ирану и согласовать проведение инспекций строящегося предприятия.

Обсуждение санкций в задачи шестерки не входило. Ранее Барак Обама и другие лидеры неоднократно заявляли, что Ирану необходимо дать время на то, чтобы предпринять "встречные шаги". Тем более, что в вопросах санкций единства, как обычно, не было и в самой "шестерке".

Главным событием встречи в Женеве стали переговоры один на один между заместителем госсекретаря США по политическим делам Уильямом Бернсом (бывшим послом США в России) и Саидом Джалили. Беседа, о подробностях которой стороны не распространялись, стала первой со времени победы Исламской революции в 1979 году встречей официальных лиц США и Ирана. Провозглашенный американским президентом "новый курс" в отношениях с Тегераном нашел свое зримое воплощение в рукопожатии иранского и американского дипломатов.

Перед женевскими переговорами Тегеран не раз заявлял, что не будет обсуждать там свою ядерную программу. Вместо этого иранские лидеры предлагали обсудить широкий круг вопросов "справедливости" современного мироустройства. В последний момент иранская делегация согласилась на предложенную Западом повестку дня. Были достигнуты договоренности не только об инспекциях на новом предприятии, но даже о визите главы МАГАТЭ в Тегеран.

Стороны договорились продолжить обсуждение на следующей встрече, которая должна состояться в конце октября 2009 года. Переговоры продолжались до позднего вечера, однако, поскольку встреча носила все же закрытый характер, подробной информацией о ходе дискуссий участники предпочли не делиться. Главное, с чем согласились все - это то, что женевские переговоры были конструктивными.

Однако и затягивать процесс "шестерка", во всяком ее "западная" часть, не намерена. Барак Обама еще раньше обозначил срок, к которому Тегеран должен продемонстрировать реальную готовность к сотрудничеству с мировым сообществом - декабрь 2009 года. После этого разговор будет идти уже о конкретных санкциях, причем, как обещают, жестких.

Китайский ключ

До недавнего времени среди постоянных членов Совета безопасности ООН последовательных противников введения санкций против Ирана было двое - Россия и Китай. После отказа США от размещения ПРО в Европе у России фактически исчезли явные причины для конфронтации с США. Они, конечно, могут возникнуть, но пока ясных и внятно артикулированных поводов для противостояния нет.

Согласие Дмитрия Медведева с тем, что санкции против Ирана в принципе возможны, было воспринято в мире как ответный жест благодарности за "отказ" ПРО (в кавычках, потому что ПРО все-таки будет, только другая). Россия могла бы и не соглашаться, а возможно и не согласится. Одобрение санкций Москвой и участие в них все равно не будет выглядеть реализацией самостоятельного внешнеполитического курса. Оно будет означать присоединение к Америке и следование в фарватере ее политики.

Барак Обама в своих программных выступлениях не раз заявлял, что США не будут больше пытаться решать мировые проблемы самостоятельно, без учета интересов других стран. В то же время он даже не намекнул на отказ Америки от лидерства. Логика простая: считаете, что должны участвовать в мировой политике - присоединяйтесь к усилиям Вашингтона, а не отсиживайтесь в стороне. Не присоединиться пока повода нет, а присоединиться - значит отказаться от самостоятельной политики и роли великой мировой державы. Так что, скорее всего, "мягкое" согласие России на возможность введения санкций против Ирана - это еще не точка в конце предложения, а только многоточие...

Другое дело - Китай. Вашингтон открыто называет его своим главным соперником в борьбе за лидерство в мире. Это противостояние не выдумано, его истоки не в амбициях лидеров - оно есть и будет существовать по объективным, не зависящим от воли президентов, причинам. В то же время Китай и Иран связывает многомиллиардный торговый оборот, в том числе и в важнейшей энергетической сфере, и множество соглашений о стратегическом сотрудничестве в разных областях.

Гипотетический конфликт вокруг Ирана может быть на руку России - цена на нефть, безусловно, вырастет. Но для Китая это чистые убытки, причем не только от подорожания импортируемых углеводородов. Так, более трети потребляемого Ираном бензина перерабатывается сейчас в Китае из иранской же нефти (в стране не хватает собственных нефтеперерабатывающих заводов). Жесткий вариант санкций предусматривает запрет на ввоз в Иран горюче-смазочных материалов, а значит Китай потеряет огромный рынок сбыта. Кроме того, есть еще газ и десятки других проектов.

Китай последовательно выступал за дипломатический, построенный исключительно на переговорах, способ решения иранской проблемы. Однако и у Запада есть опыт воздействия в этом отношении и на Китай - в прошлом Пекин уже неоднократно присоединялся к "строгим мерам". Правда, наблюдатели отмечают, что прежде чем присоединиться к санкциям, Китай как можно сильнее ослабит их, минимизируя их "воспитательный" эффект.

Ввиду довольно большой закрытости и общего своеобразия китайской внутренней и внешней политики предсказать как развернутся события трудно. Однако в последнее время появились "утечки" из неофициальных источников, свидетельствующие, что Пекин готов по крайней мере воздержаться при голосовании в Совбезе. То есть не наложить на них вето. А это уже серьезно. Поэтому призыв допустить инспекторов на завод в Куме, который прозвучал из Пекина, в Тегеране, похоже, услышали сразу.

Если Иран сумеет избежать самой постановки вопроса о санкциях в Совбезе ООН, то Китай от этого не проиграет, реализация взаимовыгодных экономических проектов продолжится. И в роли единственного, кто противится торжеству справедливости, ему выступать тоже не придется. К тому же США для Китая не только соперник, но также и важнейший экономический партнер. В любом случае, судьба иранской ядерной программы в ближайшее время будет, вероятно, решаться в треугольнике Пекин-Вашингтон-Тегеран. И о чем они сумеют договориться, станет ясно уже к началу будущего года.

Влад Гордеев

Мир00:0216 октября

Пришел и остался

Как военная операция в Сирии делает Путина новым хозяином Ближнего Востока