Новости партнеров

Договор на "раз-два-три"

Барак Обама внес в Конгресс соглашение о сотрудничестве с Россией в сфере мирного атома

10 мая 2010 года президент США Барак Обама внес в Конгресс так называемое "Соглашение 1-2-3", устанавливающее правовую основу для сотрудничества двух стран в области мирного атома. Этот договор был подписан бывшими президентами России и США Владимиром Путиным и Джорджем Бушем-младшим еще в 2008 году, однако впоследствии Буш отозвал его из Конгресса из-за обострения отношений между Москвой и Вашингтоном по поводу вооруженного конфликта в Южной Осетии.

На первый взгляд, инициатива Барака Обамы выглядит "очередной уступкой Москве" после отказа США от прежних планов по развертыванию элементов системы национальной противоракетной обороны в Европе и подписания нового соглашения по сокращению стратегических наступательных вооружений. Однако для того, чтобы понять, кому выгоден тесный атомный альянс двух стран, еще вчера смотревших друг на друга с подозрением, имеет смысл обратиться к истории вопроса.

Коммерция превыше всего

18 февраля 1993 года правительства США и России заключили "Соглашение об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия ". Для того чтобы это стало возможным, еще в 1992 году американская сторона приостановила антидемпинговое расследование в отношении российских действий на рынке природного урана. Дело в том, что в 1991 году Россия обвалила рынок, поставив большой объем урана по низкой цене, в результате чего на нее были наложены торговые ограничения.

Договор, получивший условное название "ВОУ-НОУ", предполагал переработку Россией извлеченного из ядерного оружия высокообогащенного урана (ВОУ) в низкообогащенный (НОУ) и поставку последнего в США в качестве топлива для энергетических атомных реакторов. Таким образом, Россия взяла на себя обязательство за 20 лет переработать не менее 500 тонн оружейного урана и поставить американской стороне низкообогащенный продукт на общую сумму в 11,9 миллиарда долларов.

Между тем, по обе стороны океана признавали, что заключенное соглашение было несправедливым с точки зрения свободной конкуренции. Причина заключалась в том, что договор предусматривал поставки российского урана исключительно через корпорацию USEC - монопольного дистрибьютора обогащенного урана в США. Поставщиком с российской стороны выступало ОАО "Техснабэкспорт" (сейчас входит в ОАО "Атомэнергопром").

Представители энергокомпаний обеих стран неоднократно обращались к властям США с просьбой дать им возможность заключать сделки по купле-продаже низкообогащенного урана напрямую.

Наконец, в феврале 2008 года руководитель Росатома Сергей Кириенко и министр торговли США Карлос Гутиеррес подписали поправки к заключенному соглашению, позволявшие российским и американским компаниям начать подготовку к прямым контрактам на период с 2011 года по рыночным ценам. Предполагалось, что к 2014 году объем прямых поставок низкообогащенного урана и его компонентов мог составить до 20 процентов рынка. Таким образом, каждая пятая из существующих АЭС в США работала бы благодаря импорту российских услуг.

Отдельным пунктом в новом тексте договора был прописан и срок полного окончания антидемпингового расследования в отношении России - 31 декабря 2020 года.

Так, всего за пять лет американской и российской сторонам удалось сделать первые шаги в отношении сотрудничества в области мирного атома, преодолевая недоверие времен "холодной войны".

Война и мир

Казалось, дело оставалось за малым. В соответствии со статьей 123 американского Закона об атомной энергии, полноформатное сотрудничество США с другими странами в сфере мирного атома возможно только после заключения между ними соответствующего двустороннего договора. Так называемое "Соглашение 1-2-3" должно быть утверждено президентом США, чтобы автоматически вступить в силу по истечении 90 дней - в случае, если Конгресс не выдвинет свои возражения в форме специальной резолюции.

В настоящее время США заключили такие договоры со странами ЕВРАТОМа (Францией, Италией, Нидерландами, Люксембургом, ФРГ, Великобританией, Ирландией, Данией, Грецией, Испанией, Португалией, Австрией, Швецией и Финляндией), Украиной, Румынией, Японией, Китаем, Швейцарией, Индией, ОАЭ, Египтом и Таиландом.

По замыслу администрации президента США Джорджа Буша-младшего, этот список должна была пополнить и Россия. 6 мая 2008 года Буш и Владимир Путин поставили свои подписи под российско-американским вариантом "Соглашения 1-2-3", однако это не помешало американскому Конгрессу развить бурные дебаты по поводу целесообразности такого "подарка" Москве.

В числе аргументов "за" прозвучали доводы в пользу обмена ядерными технологиями, необходимыми американской стороне, и поощрения России к участию в процессе всеобщего ядерного разоружения. Предполагалось, что получив доступ к американскому рынку атомных технологий, Москва свернет беспокоящее Вашингтон сотрудничество с Ираном. По традиции, часть конгрессменов была против предлагаемого договора, в качестве основного аргумента упирая на то, что России нельзя будет полностью доверять, пока она не прекратит помогать Ирану строить АЭС в Бушере.

Конфликт американских законодателей разрешился неожиданно легко - война между Россией и Грузией в августе 2008 года окончательно поставила крест на текущих отношениях двух стран, которые и до этого нельзя было назвать безоблачными. В сентябре 2008 года Буш отозвал из Конгресса российско-американский вариант "Соглашения 1-2-3", мотивировав это тем, что после событий в Грузии его наверняка заблокируют.

МИД России действия Буша воспринял с сожалением, а Сергей Кириенко - с пониманием, заявив, что подобный шаг открывает возможность для внесения договора на рассмотрение администрацией следующего президента США.

Новые перспективы

10 мая 2010 года президент США Барак Обама сделал шаг, которого, после подписания договора СНВ-3, от него ждали многие политики и эксперты - повторно внес на рассмотрение Конгресса "Соглашение 1-2-3" с Россией.

Срок действия этого договора - 30 лет, он предусматривает взаимный обмен технологиями, материалами, оборудованием, включая реакторы, и компонентами для ядерных исследований. При этом соглашение запрещает передачу секретных данных, а поставки потенциально опасных технологий (таких как установки для обогащения или переработки ядерных материалов) должны осуществляться только через внесение в договор соответствующих поправок.

Остается понять только одно - насколько это соглашение выгодно для обеих сторон. Если отодвинуть в сторону пропагандистские выпады в стиле "они хотят превратить Россию в свалку ядерных отходов", то получается весьма интересная картина.

В настоящее время американская сторона, безусловно, заинтересована в получении от России технологий так называемых "реакторов на быстрых нейтронах". Дело в том, что исследования в области подобных реакторов были свернуты в США на протяжении более 20 лет, и в этой области российская сторона все еще остается донором технологий.

Кроме того, американские атомщики наверняка захотят использовать российские наработки в области создания быстрого реактора-выжигателя.

В числе минусов соглашения между США и Россией, без сомнения, следует назвать и вполне вероятную "утечку мозгов", связанную с тем простым и печальным фактом, что американские ученые-ядерщики получают не в пример больше российских. Этого удастся избежать только в том случае, если финансирование исследовательских учреждений и проектных центров в России будет значительно увеличено.

Вопрос о сотрудничестве двух стран в области создания реакторов малой и средней мощности, которые можно было бы экспортировать в третьи страны, пока неясен. Очевидно, что при наличии подобных технологий у обеих стран они, несомненно, будут конкурентами. В определенной степени, это весьма неплохо, так как соревнование создаст дополнительный стимул для усовершенствования технологий. С другой стороны, уверенности, что гонку выиграет именно Россия, пока нет.

По оценкам экспертов, очень большую выгоду могут принести Москве работы по переработке на территории страны американского отработанного ядерного топлива (ОЯТ) и строительство в России блоков с американскими реакторами AP-1000 (как это уже делает Китай).

Однако пока о переработке ядерных отходов говорить преждевременно - у "Росатома" до сих пор нет стратегии замыкания топливного цикла и готового ответа на вопрос о том, что делать с отходами собственно российских АЭС. Если подобные технологии не будут разработаны, то ядерные отходы на территорию России можно будет ввозить лишь на захоронение, что совершенно недопустимо с точки зрения экологической безопасности.

Таким образом, "Соглашение 1-2-3" действительно открывает перед США и Россией новые возможности для взаимовыгодного сотрудничества. А вот как эти страны распорядятся ими в случае принятия документа - это уже совсем другая история.

Анна Зотова

Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли