Новости партнеров

Ничего личного

Ходорковскому и Лебедеву вынесли обвинительный вердикт

В Хамовническом суде 27 декабря не состоялось сенсации. Судья Виктор Данилкин вынес обвинительный вердикт Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Их признали виновными в хищении нефти и отмывании денег. Оглашение приговора продолжится в новом году, но уже ясно, что подсудимым не придется услышать ничего позитивного.

С утра у Хамовнического суда наблюдалось непривычное оживление. Сотни журналистов пытались прорваться внутрь на оглашение приговора по одному из самых громких и значимых дел последнего времени. В зал заседаний первоначально пустили только съемочные группы центральных телеканалов и несколько десятков пишущих журналистов. Остальные собрались в специально выделенном для прессы помещении, куда выводилась прямая трансляция процесса.

Однако по непонятной причине трансляция была прекращена. Затем из зала заседаний удалили операторов. Представитель суда объяснила это решение тем, что желающих освещать вынесение приговора слишком много, и подтвердила, что процесс остается открытым. Дополнительно секретности добавило падение сайта пресс-центра Ходорковского. С началом оглашения приговора в 10 часов утра сайт работал с перебоями, а с полудня стал полностью недоступен. Кроме того, после обеденного перерыва в зал без объяснения причин не пустили супругу и дочь бывшего главы "ЮКОСа".

В довершении картины ОМОН жестко разогнал людей, собравшихся перед судом, чтобы поддержать Ходорковского и Лебедева. В милиции назвали происходящее несанкционированным митингом и задержали около 20 активистов, которым будут предъявлены обвинения в административном правонарушении.

О том, что вердикт будет обвинительным, председательствующий судья Виктор Данилкин заявил в самом начале судебного заседания. Ему потребовалось на написание приговора почти два месяца: 2 ноября он удалился в совещательную комнату до 15 декабря, а затем подготовка приговора была без объяснений продлена еще на две недели. С одной стороны задержка вполне извинительна, так как дело Ходорковского и Лебедева весьма объемное, да и сам судебный процесс продолжался без малого полтора года. С другой стороны, адвокаты подсудимых, заслушав первые страницы приговора, тут же отметили его разительное сходство с обвинительным заключением, представленным прокуратурой. Оно насчитывает 14 томов по 500 листов в каждом.

Собравшиеся вновь выслушали фабулу обвинения. Ходорковский и Лебедев, по мнению прокуроров, пошли на преступление с целью личного обогащения. Всего им удалось, как говорится в приговоре, похитить 218 миллионов тонн нефти у дочерних предприятий "ЮКОСа", а затем легализовать вырученные средства на общую сумму 487 миллиардов рублей и 7,5 миллиарда долларов. При этом эпизод с хищением акций "Томскнефти" был исключен из дела в связи с истечением срока давности.

Хищение нефти, как утверждают обвинители, совершалось следующим образом. Обвиняемые организовывали фиктивные аукционы по закупке нефти у "Юганскнефтегаза", "Томскнефти" и "Самаранефтегаза", победа в которых была гарантирована "ЮКОСу" и ряду подставных компаний. Затем купленная нефть по фиктивным договорам передавалась ЗАО "ЮКОС-М", хотя в реальности она отгружалась конечным покупателям дочерними компаниями.

По версии обвинения, подсудимые контролировали весь процесс реализации похищенной нефти через искусственные схемы сбыта, регулярно их обновляя и меняя подставных нефтетрейдеров, чтобы создать видимость законности сделок у налоговых и иных органов. При этом в приговоре отмечается, что большую часть похищенных средств подсудимые тратили на личное обогащение, а оставшееся направляли на обеспечение жизнедеятельности предприятий, что было необходимо для продолжения хищения.

Адвокаты пытались доказать, что пункты обвинения не противоречат общепринятой экономической практике, а, следовательно, не представляют собой состава преступления. В частности, защита подчеркивала, что если бы хищение действительно произошло в указанных обвинением объемах, то у предприятий было бы недостаточно средств для операционной деятельности. Кроме того, адвокаты обращали особое внимание на то, что "ЮКОСу" были выдвинуты многомиллиардные налоговые претензии, приведшие к его банкротству. Однако претензии были бы невозможны, если в распоряжении "ЮКОСа" не находилась якобы похищенная нефть.

И подсудимые, и адвокаты неоднократно обращали внимание на избирательный характер процесса, подразумевая под этим, что на суд оказывается серьезное давление со стороны высокопоставленных чиновников. Одним из доказательств, по мнению юристов Ходорковского и Лебедева, стали слова премьер-министра Владимира Путина, произнесенные во время "прямой линии" 16 декабря, то есть когда судья уже удалился для вынесения приговора. Глава правительства, отвечая на вопрос о своем отношении к делу Ходорковского, назвал подсудимого вором, которому место в тюрьме. Путин добавил, что вина бывшего главы "ЮКОСа" уже была доказана судом и посетовал, что российское законодательство не позволяет назначать сроки по совокупности преступлений, как это происходит в США. Премьер привел в пример дело финансиста Бернарда Мейдоффа, приговоренного к 150 годам тюрьмы.

После резкой реакции адвокатов и правозащитников, пригрозивших юридическими последствиями за давление на суд, Путин сделал разъяснение, что все сказанное им о Ходорковском относится к первому приговору, и что он не имел намерения повлиять на суд, который должен вынести справедливый приговор.

Спустя неделю после этого инцидента президент РФ Дмитрий Медведев в интервью центральным телеканалам заявил, что ни о деле Ходорковского, ни о каких-либо других рассматриваемых судами делах чиновники не имеют права высказываться до вынесения приговора. Глава государства, правда, оговорился, что не считает процесс по делу Ходорковского показательным, так как ему неизвестно, чтобы других крупных бизнесменов подозревали в аналогичных преступлениях.

Ремарка президента была очевидно запоздалой. Сын обвиняемого Павел Ходорковский заявил радиостанции "Эхо Москвы", что обвинительный приговор его отцу - это прямое следствие давления, оказанного на суд Путиным. Вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс также назвал вердикт несправедливым, подчеркнув, что он перечеркивает все попытки реформировать российскую судебную систему и сделать ее реально независимой.

Адвокаты Ходорковского и Лебедева уже заявили, что обязательно обжалуют приговор. Они расходятся только в оценках даты, когда станет известно, какое наказание ждет их клиентов: одни защитники полагают, что судья управится с чтением приговора в течение оставшихся до праздников рабочих дней, другие считают, что сроки станут известны уже после новогоднего перерыва в середине января.

Остается неясным и как суд будет интерпретировать требование прокуратуры приговорить обвиняемых к 14 годам лишения свободы. Ходорковский и Лебедев уже были осуждены на восемь лет колонии. Срок заключения у них истекает в 2011 году. Следовательно, судьям придется каким-то образом учесть отбытое наказание. В том пока и сохраняется единственная интрига.