Новости партнеров

Предпродажная подготовка

Что Россия может приватизировать в ближайшее время?

На Петербургском экономическом форуме президент России Дмитрий Медведев потребовал от правительства побыстрее избавиться от государственных активов и расширить программу приватизации на ближайшие годы как минимум в полтора раза. Продавать государству действительно есть что - за десятилетие "суверенной демократии" у государства стало намного больше крупных активов, чем раньше. Вот только найдутся ли на них покупатели?

За последние несколько лет в России было несколько крупных распродаж госактивов. Так, на биржу вышли бывшие до этого полностью государственными ВТБ и "Роснефть", доразместил свои акции Сбербанк. Однако все эти распродажи меркнут перед процессом огосударствления экономики: в рамках распродажи "ЮКОСа" большинство активов достались государственным "Газпрому" и "Роснефти", после реформы электроэнергетики отрасль вновь стала объединяться под крылом госкомпаний, создание госкорпораций привело к вытеснению частников из авиа- и судостроения. Не стоит забывать и то, что во время кризиса целый ряд активов достался госбанкам, да и крупные сделки на финансовом рынке (чего стоит хотя бы покупка Банка Москвы банком ВТБ) проходят не без участия государства.

Наконец, даже те самые выходы на биржу ВТБ и "Роснефти" были проведены так, чтобы никакие частные инвесторы не имели возможности даже минимально влиять на управление компанией: правительству принадлежит в обеих компаниях больше 75 процентов акций.

Государственное управление важнейшими отраслями экономики было обусловлено двумя опасениями. Во-первых, чиновники боялись повторить ошибки приватизации 1990-х годов, когда правительство своими руками сформировало в стране прослойку из нескольких десятков миллиардеров, скупивших активы за небольшие деньги. Во-вторых, они опасались, что в стратегические отрасли придут иностранцы и, следовательно, прибыли российских компаний уплывут за рубеж.

Насколько управление компаниями государством правильнее, чем управление со стороны миллиардеров или иностранцев, вопрос открытый - на него наверняка дадут разные ответы, например, миноритарии "Роснефти" или ВТБ и руководители указанных компаний, работающие по указу Кремля (глава "Роснефти" Эдуард Худайнатов это открыто признавал). Цель данной заметки не в том, чтобы дать на этот вопрос некий окончательный ответ, а в том, чтобы понять, что именно может продать Россия и кому.

Банки

В банковском секторе у правительства едва ли не самые сильные позиции: ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк (государство владеет им через "Газпром") и Сбербанк (формально он принадлежит ЦБ) - все это банки из первой пятерки самых больших финансовых организаций России.

Через Россельхозбанк правительство выполняет разного рода функции по поддержке села, на счетах Сбербанка сосредоточено большое количество денег пенсионеров, а вот перед ВТБ никаких особых задач не стоит - в советское время он был Внешторгбанком, сейчас необходимости в такой специализации нет. Поэтому кажется вероятным, что прежде всего правительство, если захочет, избавится от контроля именно в этом предприятии.

Приватизация ВТБ может пойти по уже накатанному сценарию - через размещение акций на бирже. Правда, в прошлый раз IPO прошло не слишком удачно: банк заработал нужное ему количество денег, а вот инвесторы остались внакладе - до сих пор акции ВТБ не вышли на уровень 2006 года. Это означает, что если правительство выберет вариант с размещением акций на бирже, ему придется предлагать большой дисконт: во второй раз инвесторы на ту же удочку не клюнут. Кроме того, необходимо не забывать, что если объем размещения будет большим, то российские биржи не выдержат - у них попросту не хватит ликвидности.

Второй вариант предполагает продажу доли стратегическому инвестору. Понятно, что в таком случае это будет иностранец: российские банки столь крупную сделку вряд ли потянут. До сих пор на отечественном банковском рынке крупнейшей сделкой считается объединение "Урса-Банка" и МДМ-Банка, но это слияние оценивается только в миллиарды долларов (точная сумма не сообщалась). Для того чтобы получить крупную долю в ВТБ, понадобятся десятки миллиардов (капитализация банка на РТС оценивается в 33 миллиарда долларов).

После этой сделки (или одновременно с ней) правительство может избавиться и от акций Россельхозбанка. По старой программе приватизации чиновники планировали продать его в 2013 году - вполне вероятно, что теперь сроки будут передвинуты.

Что касается Сбербанка, то часть его будет продана уже в 2011 году - к реализации запланированы более семи процентов акций. Подготовка к этой продаже уже идет, но ситуацию на рынке она не изменит: государство по-прежнему будет контролировать Сбербанк. Доля ЦБ в банке может опуститься ниже контрольной только после продажи ВТБ и Россельхозбанка, да и то не сразу: рынку нужно будет еще усвоить предложение от двух других финансовых организаций.

Добыча

Правительство России избавилось практически ото всех активов в нефтяной и газовой отраслях, если не считать крупнейших компаний - "Роснефти", "Газпрома" и "Транснефти". Ситуация с первой очевидна: правительство будет постепенно продавать свою долю в нефтяной компании, причем начнет, по всей видимости, искать для нее стратегических инвесторов. Таким инвестором могла бы стать BP, но сделка с британцами сорвалась. Теперь "Роснефть" ищет других партнеров, но о каких-либо конкретных переговорах пока ничего не сообщалось.

С "Газпромом" и "Транснефтью" сложнее. Дело в том, что им принадлежат магистральные трубопроводы, которые транспортируют нефть и газ на экспорт. Ими государство в угоду приватизации пожертвовать явно не захочет. Не хотят лишних акционеров и в самих госкомпаниях: спор "Транснефти" и миноритария Алексея Навального ясно показывает, что оператор нефтепроводов делит акционеров на "хороших" и "плохих", а их вмешательство в дела компании считает нарушением государственных интересов. Пока в "Транснефти" так считать не перестанут, вряд ли стоит ждать от компании активных действий по приватизации.

Другой крупный монополист в России - алмазодобывающая "АЛРОСа" - видимо, продана все-таки будет: она включена в программу приватизации на 2012-2013 годы. Правда, по словам министра финансов Алексея Кудрина, реализовано будет только 10 процентов акций "АЛРОСы". Один из крупнейших производителей алмазов в мире собирался выйти на биржу уже не один год, но процесс реорганизации компании все еще идет очень медленно. Так, "АЛРОСа" уже превратилась из закрытого акционерного общества в открытое, но вот из списка стратегических предприятий РФ так и не исчезла.

Единственная из крупных экспортных отраслей, которая в приватизации не нуждается, - это металлургия. В 1990-е годы здесь уже продали все, что можно было продать, в результате чего и "Северсталь", и НЛМК, и ММК, и "Норильский никель" - предприятия частные, а их владельцы регулярно входят в десятку самых богатых россиян по версии Forbes.

Транспорт

Еще одна отрасль, в которой частники не только не вытесняют государство, но и терпят поражение за поражением - транспорт. В 2008 году после банкротства авиаальянса AiRUnion его активы перешли к "Ростехнологиям". После нескольких лет разбирательств они, по всей видимости, перейдут к "Аэрофлоту", крупнейшему российскому авиаперевозчику, который контролирует государство.

Продажа части "Аэрофлота" государством могла бы оживить рынок, но вместе с тем привела бы к полной реорганизации отрасли. Во-первых, именно "Аэрофлот" до сих пор вместо государства получает роялти от западных компаний за перелет над Сибирью. Если перевозчик станет частным, то тогда вообще будет непонятно, почему на него распространяется эта льгота.

Во-вторых, управлять "Аэрофлотом", действительно большой авиакомпанией, будет под силу только иностранцам, которых в такой актив вряд ли пустят. Это в Европе местные власти постепенно передают флагманские авиакомпании гигантам типа Lufthansa - в России на такое пойдут вряд ли.

В авиационной отрасли у государства есть и активы, от которых оно с удовольствием бы избавилось, вот только никто их не берет. В середине июня Росимущество в третий раз выставило на торги блокирующий пакет акций авиакомпании "Сибирь" (S7). До этого два аукциона провалились: контроль над активом принадлежит супругам Наталье и Владиславу Филевым, которые чувствуют себя в на четверть государственной компании спокойнее, чем в полностью частной, и поэтому актив покупать не хотят. Другие же инвесторы не проявляют интереса к столь небольшому пакету. Пару лет назад им, правда, интересовался "Аэрофлот", но с тех пор ситуация на рынке сильно поменялась.

Госактивы есть не только в авиационной, но и в железнодорожной отрасли. РЖД, российский монополист на железных дорогах, постепенно выделяет из своей структуры "дочек", которых собирается продать. Но этот процесс идет медленно: как заявил президент РЖД Владимир Якунин в интервью "России 24", до 2012 года компания собирается продать 50 "дочек" на общую сумму в 200 миллиардов рублей. Об IPO головной компании пока ничего не слышно, хотя она также была включена в план приватизации на ближайшие годы.

Впрочем, даже если приватизация РЖД и произойдет, то она будет лишь частичной: в преддверии таких важных общегосударственных проектов, как Олимпиада в Сочи и Чемпионат мира по футболу, РЖД с его планом организации скоростных перевозок частникам никто не отдаст.

...

В этом тексте не нашлось места для еще целого ряда компаний: судостроителей, авиастроителей, электроэнергетиков, атомщиков, работников почты и много кого еще. Во всех этих отраслях наблюдается схожая картина: контроль над важнейшими отраслями экономики ни чиновники, ни топ-менеджеры самих госкомпаний отдавать не собираются. Даже несмотря на заявления Дмитрия Медведева. Тем более что до выборов осталось чуть больше полугода - пока можно начать изображать активную деятельность, а там, глядишь, и спустить все на тормозах.

Экономика00:01Сегодня

В пользу бедных

Нищета уничтожает мировую экономику. Эти ученые знают, как ее победить
Экономика00:0414 октября

Переиграли

Российская экономика слишком медленно растет, но скоро это изменится