Бои в грязи

Общественность бурно обсуждает "дело Мирзаева-Агафонова"

Расул Мирзаев участвует в турнире "Битва под Москвой", 7 июля 2011 года. Фото РИА Новости, Александр Мысякин

24 августа Замоскворецкий суд Москвы со второй попытки поместил под арест чемпиона мира по смешанным единоборствам Расула Мирзаева, которого считают виновником гибели 19-летнего Ивана Агафонова. С момента ссоры, в результате которой погиб Агафонов, прошло почти две недели. К настоящему времени на обоих участников конфликта вывалили столько грязи, что рассматривать историю объективно становится практически невозможно.

Более или менее достоверно известно следующее. В ночь на 13 августа отчисленный студент милицейского вуза Агафонов подошел возле московского клуба "Гараж" к уроженке Украины, секретарше одной из фирм Алле Косогоровой. Попытка юноши завязать знакомство показалась девушке оскорбительной. Ее спутник, 25-летний спортсмен Мирзаев, ударил Агафонова кулаком в лицо. Юноша упал, потом вроде бы пришел в себя, но в итоге все же попал в больницу. В ночь на 18 августа пострадавшему стало хуже, и он скончался. Фамилия Мирзаева каким-то образом быстро стала известна следователям. 19 августа, узнав о том, что его называют виновником смерти человека, спортсмен явился в правоохранительные органы с повинной и был задержан.

Для начала стоит попытаться ответить на вопрос - что происходит в подобных случаях обычно? Когда один человек наносит другому удар, тот позднее умирает, но как умышленное убийство это все же не квалифицируют? На самом деле это не такая уж простая задача. Обычные ситуации по определению не привлекают внимания журналистов. Такие новости в лучшем случае оседают на сайтах правоохранительных органов и региональных СМИ, а в худшем случае вообще нигде не публикуются. Но несколько примеров разыскать все-таки можно.

В феврале 2010 года Следственный комитет РФ сообщил сразу о двух схожих преступлениях, совершенных в республике Коми. В первой истории рассказывается, как некий Олег Васильев во время распития спиртного "нанес один удар рукой в область лица своей сожительницы, от чего женщина упала, ударившись затылочной частью головы о печь". Впоследствии женщина скончалась в больнице. Дело Васильева было квалифицировано по 109-й статье УК РФ ("причинение смерти по неосторожности"), мужчину приговорили к десяти месяцам условного срока. Второе преступление совершил некий Александр Трепнев. Во время распития спиртного он "толкнул одного из своих приятелей, от чего тот, потеряв равновесие, упал в смотровую яму и ударился головой". На этот раз потерпевший умер даже не в больнице, а на месте. Дело Трепнева также квалифицировали по 109-й статье, он получил восемь месяцев условно.

В октябре 2010 года СК поведал о более серьезном инциденте - с применением оружия. 57-летняя жительница Ярославля поссорилась со своим 35-летним сыном и ударила его ножом в грудь. В тот же день мужчина умер в больнице. Следователи установили, что ранее сын сам не раз избивал мать. Женщину отпустили домой под подписку о невыезде, ей предъявили обвинение по четвертой части 111-й статьи УК ("умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего"). В августе 2011 года управление СК по Санкт-Петербургу сообщило о предъявлении аналогичного обвинения 30-летнему ранее судимому уроженцу Азербайджана Нежмеддину Оруджеву. По версии следствия, Оруджев избил ногами 48-летнего мужчину, у которого снимал комнату, и его 37-летнего друга. Хозяин квартиры в итоге умер, а друг попал в больницу. Для Оруджева избрали меру пресечения в виде ареста.

В ноябре 2009 года управление СК по Курганской области объявило о вынесении приговора убийцам бизнесмена Вадима Перовского. Было установлено, что Перовский сделал замечание четверым молодым людям, которые распивали спиртное в подъезде его дома. Дебоширы избили бизнесмена, вскоре он скончался. После задержания молодых людей поместили под арест, им предъявили обвинения по четвертой части 111-й статьи. Позднее троих из них приговорили к десяти годам колонии, а одного - к восьми годам.

В июне 2011 года то же управление СК по Курганской области сообщило о переквалификации дела неоднократно судимых Алексея Байкалова и Ивана Меркурьева. По версии следствия, они проникли в дом 40-летнего мужчины, к которому испытывали неприязнь, и избили его руками, ногами, монтировкой, гвоздодером и палкой. Потерпевший скончался на месте. Сначала дело возбудили по четвертой части 111-й статьи, но затем решили переквалифицировать на вторую часть 105-й статьи ("убийство, совершенное группой лиц"). Обвиняемых поместили под арест.

А теперь вернемся к гибели Агафонова. Это преступление не могло попасть в разряд "рядовых" по двум причинам. Во-первых, конфликт произошел в центре Москвы, а московские криминальные сводки всегда привлекают большее внимание, чем провинциальные. Во-вторых, Мирзаев является очень заметной личностью - чемпион мира по смешанным единоборствам, уроженец Дагестана. С большой вероятностью можно было предсказать, что за обвиняемого попытаются вступиться диаспора и спортивные круги, а против него (не за Агафонова, а именно против Мирзаева) выступят русские националисты.

В общем и целом это действительно произошло, хотя в жизни все получилось сложнее, чем в теории. За Мирзаева вступились далеко не только кавказцы, а против него выступили не только русские националисты. Скорее речь идет о двух лагерях сторонников и противников спортсмена, объединившихся на основе самых разных критериев.

Причем складывается впечатление, что бурные споры в интернете, откровения в СМИ и заявления в суде - лишь вершина айсберга. На самом деле и за Мирзаевым, и за Агафоновым могут стоять какие-то более мощные и молчаливые силы. Ведь неспроста за освобождение обвиняемого из-под стражи выступили депутаты Народного собрания Дагестана, а также ряд депутатов Госдумы и известных спортсменов. А интересы родственников Агафонова представляет председатель президиума Московской центральной коллегии адвокатов, глава координационного совета Международного союза юристов, первый вице-президент Федерального союза адвокатов России, член Российской академии юридических наук Игорь Трунов, занимавшийся защитой потерпевших при рассмотрении массы самых резонансных дел (таких как дело Дениса Евсюкова, дело об обрушении "Трансвааль-парка" и дела о многих терактах).

Что касается споров в интернете и на страницах СМИ, то на словах и сторонники, и противники Мирзаева стараются показать, что их действия - лишь ответ на активность второй стороны. Кто-то выступает за спортсмена якобы потому, что боится, как бы того не осудили несправедливо под давлением русских националистов. А кто-то выступает против Мирзаева якобы потому, что опасается диаспоры, которая может помочь спортсмену избежать наказания. Это на словах, а на деле обе стороны, наоборот, пытаются действовать превентивно. Они стараются предупредить возможные действия друг друга, и уже невозможно понять - кто действительно "первым начал".

Любопытно, что конфликт самих Агафонова и Мирзаева, по словам последнего, был обусловлен тем же фактором "превентивной самозащиты". Мирзаев, рост которого составляет 165 сантиметов, а вес - 65 килограммов, утверждает, что опасался нападения более крупного Агафонова. "Он ростом под два метра и весом сто килограмм. Мне что, надо было ждать пока он первым ударит? Из меня маньяка делают, а из него - младенца", - заявил обвиняемый.

Первое крупное "сражение" сторонников и противников Мирзаева состоялось при квалификации дела и при избрании меры пресечения (на самом деле эти вещи взаимосвязаны: если бы дело квалифицировали по 109-й статье - с большой вероятностью можно было ожидать подписки о невыезде или залога, а при 111-й статье очень вероятен арест). Первый вопрос решился сравнительно быстро - следователи выбрали 111-ю статью. А вот вопрос о мере пресечения решался прилюдно, в суде. Поэтому именно вокруг него развернулись основные баталии.

Надо сказать, что интернет-сообщество (даже националистическая его часть) заступалось за погибшего отнюдь не единодушно. Агафонов, в отличие от Егора Свиридова, не был футбольным фанатом, а "клубная" молодежь не так яростно защищает своих друзей, как болельщики. Более того, один из адвокатов Мирзаева Игорь Дергачев заявил: "У Расула большинство друзей славяне, его бывшая жена тоже русская, а журналисты сейчас почему-то проводят параллели между ним и обвиняемыми в убийстве Егора Свиридова". Хотя стоит отметить, что, по данным СМИ, бывшая жена спортсмена ради брака с ним приняла ислам.

Наконец, Агафонов был убит одним ударом - в то время как Свиридова застрелили в ходе избиения, а потом еще и ограбили. Вообще "тема одного удара" обсуждается очень активно. Многие противники Мирзаева говорят, что он, как профессиональный спортсмен, мог совершить умышленное убийство, с математической точностью рассчитав силу единственного удара и направление падения Агафонова. Пожалуй, эти люди несколько преувеличивают возможности спортсменов. Более вероятен следующий вариант - перед ударом Мирзаев не думал "сейчас я в прямом смысле убью его", но в то же время он не думал и "как бы мне его не убить". То есть речь идет все-таки не об умысле и заранее просчитанных последствиях, а о преступной беспечности и несдержанности.

Заметно, что многие участники противостояния очень плохо представляют себе и кавказскую диаспору, и обстановку в стане русских националистов. Например, некоторые аналитики думали, что за Агафонова по националистическим мотивам вступятся футбольные фанаты. Представитель движения фанатов "Спартака" Евгений Селеменев, комментируя эти предположения, заявил: "В случае с Егором человек болел за 'Спартак', был одним из нас. А каким тут боком фанаты в истории с Мирзаевым, я не очень хорошо понимаю". Другой пример - адвокат семьи Агафонова Трунов сказал, что его клиенты опасаются кровной мести. Адвокат не пояснил, за что Мирзаев должен мстить семье человека, который погиб по его вине. Возможно, обвиняемый способен нанести потерпевшим вред, но его действия даже с точки зрения русского языка (а уж тем более с точки зрения кавказских обычаев) нельзя будет назвать местью.

Все это может показаться мелочами, однако начинает казаться, что словосочетания "футбольные фанаты" и "кровная месть" используются участниками спора как штампы, без попыток вникнуть в суть явлений. То есть противостояние идет на крайне поверхностном уровне.

Поверхностность компенсируется за счет эмоций. Основным оружием сторонников и противников Мирзаева, как это всегда бывает в подобных ситуациях, стали манипуляции с репутацией обвиняемого и погибшего. В результате составились четыре портрета: "плохой Мирзаев", "хороший Мирзаев", "плохой Агафонов", "хороший Агафонов". К каждому портрету подобрали подходящую фотографию. По интернету гуляют и снимки Мирзаева на ринге с оскаленным перекошенным лицом и некрасивой зубной капой; и фотографии Агафонова в клубе с пустыми глазами и бокалом коктейля; и фото сурового, спокойного, мужественного Мирзаева; и фото задумчивого, серьезно смотрящего вдаль Агафонова. Активно распространяются также высказывания матерей Мирзаева и Агафонова, так что женщины выглядят одна другой несчастнее и добродетельнее.

Подробно приводить доводы сторонников той или иной версии, пожалуй, не имеет смысла. Поскольку манипуляциями активно занимаются обе стороны конфликта - поручиться за правдивость какого-либо факта биографий Мирзаева и Агафонова не представляется возможным. Тем более что очень немногие из этих фактов имеют хотя бы косвенное отношение к уголовному делу.

Если отбросить все душераздирающие подробности информационной войны, то решение вопроса о мере пресечения выглядело следующим образом. 22 августа Замоскворецкий суд постановил отпустить Мирзаева под залог пяти миллионов рублей. Деньги полагалось внести на депозит суда до 25 августа, а до тех пор спортсмен должен был оставаться под стражей. Прокуратура обжаловала это решение в Мосгорсуде, и 23 августа вопрос отправили на новое рассмотрение. Пересмотр назначили на 24 августа, и организующий бои Мирзаева продюсерский центр Fight Nights на всякий случай заранее внес на депозит суда пять миллионов. Это означало, что если решение о залоге подтвердят - обвиняемого освободят немедленно. Но этого не случилось. Замоскворецкий суд признал, что ошибся, и избрал спортсмену меру пресечения в виде ареста.

Конечно, на этом борьба не окончится - адвокаты Мирзаева уже заявили, что будут обжаловать решение об аресте. Кроме того, адвокаты не согласны с квалификацией обвинения - они считают, что в данном случае применима 109-я, а не 111-я статья УК РФ. "Мирзаев не отрицает, что он ударил Агафонова, однако он не признает свою вину в его гибели. Наша позиция, что Агафонов погиб не от удара Мирзаева, а от падения об асфальт", - пояснил Дергачев. Адвокат потерпевших Игорь Трунов, по всей вероятности, также будет действовать очень активно. К делу уже приобщены заявления родственников Агафонова об опасениях за свою безопасность, в будущем им могут предоставить госзащиту. Одновременно решается вопрос о госзащите девушки Мирзаева Косогоровой - она тоже опасается нападения.

На фоне описанных событий Всероссийская федерация самбо дисквалифицировала Мирзаева и сняла его с подготовки к чемпионату мира. По одной версии, теперь Мирзаев может поставить крест на спортивной карьере, по другой версии, у него есть возможность перейти в иной вид боевых искусств. Впрочем, некоторые спортсмены утверждают, что карьера 25-летнего бойца все равно должна была скоро окончиться. Бойцы-легковесы хорошо выступают лишь до 28-29 лет, а потом теряют скорость - свое главное преимущество. В любом случае похоже на то, что теперь Мирзаеву предстоит полностью посвятить себя только одному виду спорта - судебной борьбе в грязи. Вид спорта под названием "бег от следствия с препятствием в виде госграницы", чего так опасались противники обвиняемого, ему освоить уже не придется.

Обсудить
Родина не забудет
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Kingsman: Золотое кольцо» до «Родена»
«Женщины любого возраста и внешности вправе гордиться собой»
Муза Альмодовара о любви к прислуге и миссии женского кино
«Италия 61»Неоновая революция
В Милане открылась выставка Лучо Фонтаны
Менстру-акция
Что феминистки выдают за искусство
Классическая история
Душевные ролики про самые красивые спорткары XX века
Машины, которые не боятся столкновений
Забытые концепт-кары: ударопрочные «Фиаты»
Побег в будущее
Говорящие рули и электрические ретрокары: будущее по версии Jaguar Land Rover
Mazda CX-5 и Renault Koleos против VW Tiguan и Skoda Kodiaq
Четыре новых кроссовера. Один тест-драйв. Ну, вы поняли