Полицейский юмор

Баварскую полицию обвинили в расизме

Баварской полиции запретили пользоваться календарями с расистскими карикатурами. Календари подготовил профсоюз немецких полицейских, и их повесили в отделениях по всей федеральной земле. Они предназначались только для внутреннего пользования, но случайно попали в прессу, немедленно вызвав скандал. Оппозиционным политикам и правозащитникам рисунки показались оскорбительными для иммигрантов и жестокими.

Баварское отделение профсоюза немецких полицейских каждый год готовит юмористические календари, которые вешают в отделениях полиции. Карикатуры для них рисует сотрудница полиции Ашаффенбурга (Aschaffenburg) Мелани Штаб (Melanie Staab). Календарь 2012 года был выпущен тиражом в три тысячи экземпляров и предназначался, в первую очередь, для Баварии, но часть копий передали "профсоюзам дружественных федеральных земель". В нынешнем году рисунки Мелани Штаб стали известны по всей Германии - их раскритиковали за цинизм и расистские намеки.

В частности, на январском развороте Штаб использовала библейский сюжет о волхвах, которые принесли дары младенцу Иисусу. В католической традиции волхвов изображают в образе трех царей, представляющих разные части света: Африку, Европу и Азию. На карикатуре немецкие полицейские выдают царям пакеты для того, чтобы они убрали в парке за своими верблюдами, причем темнокожий царь сидит на земле и собирает экскременты. Таким образом автор, судя по всему, намекала на то, что полиции приходится регулярно напоминать иммигрантам, что в Германии принято убирать за своими животными.

На мартовском развороте Штаб изобразила задержание темнокожего мужчины. На этом рисунке собраны все стереотипы об африканских иммигрантах в ФРГ: у него большие красные губы, он выбрит налысо, а облегающая рубашка подчеркивает сильно накачанные мышцы. При этом он кричит на ломаном немецком: "Что значит опасность сокрытия?!" Игра слов, возникающая в оригинале, создает впечатление, что под юридическим термином скрывается расистский намек на цвет его кожи.

Некоторые карикатуры не касаются темы иммигрантов, но производят впечатление слишком жестоких и циничных. На одной из них полицейские удивленно смотрят на дедушку, который отправил свою машину под пресс на свалке, ошибочно приняв ее за мойку.

Немало критики вызвал рисунок, на котором изображено, как полицейский предлагает потенциальному самоубийце, раздумывающему над роковым шагом, побыстрее покончить с собой: "Прыгай уже, идиот, у меня других дел полно!" На другой карикатуре полиция приехала на место ДТП и, увидев выпавший из столкнувшейся машины гроб, решила записать покойника в жертвы ДТП для отчетной статистики.

Представителя правозащитной организации Amnesty International Александра Боша (Alexander Bosch) больше всего возмутила карикатура с задержанием темнокожего иммигранта. Он назвал ее "однозначно расистской" и обвинил баварский профсоюз полицейских в бестактности и дискриминации на бытовом уровне.

Оппозиционные политики также обратили внимание на календарь. Депутат бундестага от партии СДПГ Себастьян Эдати (Sebastian Edathy) призвал полицию отозвать календарь и извиниться за него, а фракция СДПГ в баварском ландтаге потребовала запрета карикатур местным правительством. Баварские "Зеленые" поддержали своих коллег, разглядев в рисунках "бытовой расизм".

Первым от календаря решил отказаться глава мюнхенской полиции Вильгельм Шмидбауэр (Wilhelm Schmidbauer), а затем его примеру последовали и главы полиции остальных районов Баварии. Шмидбауэр объяснил, что рисунки могут неправильно понять, поэтому лучше убрать их из отделений. Впрочем, он поторопился отметить, что речь не идет о посягательстве на свободу искусства.

Несмотря на это дополнение, профсоюз все равно обиделся и посчитал запрет календаря ограничением свободы самовыражения. Председатель баварского отделения профсоюза полицейских Херманн Бенкер (Hermann Benker) заявил, что в рисунках нет ничего расистского. По его мнению, это просто "полицейский жаргон", и не надо делать вид, что его не существует.

Для Бенкера претензии в дискриминации стали неожиданностью, так как календари издаются уже шесть лет и до сих пор никто на них не жаловался. Кроме того, он раскритиковал в ответ главу мюнхенской полиции Вильгельма Шмидбауэра за двойные стандарты: "Я не верю человеку, который, с одной стороны, встречается за завтраком с сыном Каддафи, а с другой - возмущается карикатурами на полицейских".

Тем не менее в профсоюзе признали, что некоторые карикатуры и у них вызывали сомнения - в частности, самая спорная, на которой полиция задерживает темнокожего юношу. Один из руководителей баварского профсоюза полицейских Матиас Годулла (Matthias Godulla) пояснил, что ее включили в календарь после долгих дискуссий, потому что эта сцена на самом деле была взята из жизни. Причем по его словам, смысл в карикатуру вкладывался совсем невинный: автор хотела показать, насколько двусмысленным может быть канцелярский язык.

Календарь был выпущен еще в октябре 2011 года, а согласовывался с вышестоящими инстанциями в декабре. Тогда в его адрес прозвучали лишь отдельные замечания, заявил пресс-секретарь профсоюза немецких полицейских. Официального указания снять календари от министерства внутренних дел не поступало - решение исходит исключительно от глав местной полиции.

Такая готовность идти на уступки со стороны стражей порядка объяснима. Сейчас немецкой полиции приходится оправдываться из-за того, что она более десяти лет не могла раскрыть неонацистскую группировку. За это время неонацисты убили девять иммигрантов и одну женщину-полицейского в разных частях Германии. При этом пять из десяти убийств были совершены в Баварии. Однако полиция все эти годы не рассматривала всерьез версию о правоэкстремистах и считала погибших жертвами внутренних конфликтов между иммигрантами. На этом фоне карикатуры, на которых полиция выставляет иммигрантов необразованными и агрессивными, вызвали новую волну критики в адрес полиции.

В то же время для самого календаря и автора рисунков этот скандал стал, скорее, неожиданной рекламой. В профсоюзе заявили, что интерес к нему из-за шумихи в прессе резко вырос. Несмотря на запрет вешать рисунки в отделениях полиции, у профсоюза разобрали оставшиеся экземпляры, а Мелани Штаб собирается и дальше рисовать карикатуры для полицейских календарей.