Игумен, ограниченный в правах

"Лента.ру" о решении по делу Алексея Подобедова

Настоятель храма Илии Пророка игумен Тимофей (в миру Алексей Подобедов) лишен водительских прав на один год и восемь месяцев. Так решила судья Ольга Лепенцова, посчитавшая, что священник незаконно отказался пройти освидетельствование на употребление алкоголя после спровоцированного им ДТП с участием трех автомобилей на Зацепском валу в Москве. Разъяренные представители Подобедова в суде (сам он туда вновь не явился) заявили, что будут обжаловать решение.

В начале заседания (оно проходило на 101-м участке мирового суда Замоскворецкого района Москвы) с трудом верилось, что суд примет решение не в пользу Подобедова. Его представители вызвали еще одного свидетеля - Игоря Белякова. Этот высокий и крепкий мужчина работает, как он сам сообщил, храмовым водителем. Беляков показал, что приехал на место ДТП через 20 минут после того, как оно произошло, а также привез туда владельца BMW Z4 (на котором ехал игумен) - заместителя посла Мальты в России Николу Сукманджиева. На месте ДТП, заявил свидетель Беляков, он увидел, что полицейские положили Подобедова лицом в капот. Полиция подозревала, что игумен может быть угонщиком - доверенности на BMW у него при себе не было. С приездом Сукманджиева инцидент был исчерпан, Беляков устроился в автомобиле, на котором он приехал. Это была машина Cadillac Escalade. Некое лицо подарило ее храму Илии Пророка, оформлена она была на Подобедова, Беляков же ездил на ней по доверенности.

По его словам, к священнику он близко не подходил, заговорить с ним не пытался. Просто видел, как то ли двое, то ли трое людей находятся с игуменом в машине. Однако сколько именно - в итоге так и не сказал.

- У вас что, за каждым храмом закреплен автомобиль? - спросила судья Лепенцова.
- Ну, за каждый не скажу, а за нашим - Ford Focus и Cadillac, - пояснил свидетель Беляков, а затем добавил главное: - Данный автомобиль, Cadillac, находится всецело в моем распоряжении, используется только мной. И все нарушения правил (а их за автомобилем, оформленным на Подобедова, числится семь за последний год; все это превышения скорости - прим. "Ленты.ру") совершены мной. Сам я штрафы и оплачивал.

Игумен же, по словам Белякова, лишь изредка садился за руль Ford Focus. Квитанций об оплате штрафов Беляков с собой не принес, чем немало разочаровал судью.

Затем судья зачитала ответ, пришедший на ее запрос по ходатайству представителей Подобедова из 6-го спецполка ДПС на трассе. В этой бумаге было сказано, что оформлявший ДТП капитан находился, согласно графику, при исполнении служебных обязанностей. А вот записи видеорегистратора из его автомобиля (именно в нем большую часть времени оформления протоколов провел Подобедов) ДПС предоставить не может. Дело в том, что система хранения данных АПК СВМ "Рубеж" "была подвергнута атаке вирусов, уничтоживших файлы записи регистраторов служебных машин". В этом горестном письме не уточнялось, были ли уничтожены вообще все файлы наблюдения или же только за один конкретный день из одного конкретного автомобиля. К письму, в котором полицейские признались в собственном бессилии, была приложена бумага из ООО "Спецресурс", которое обслуживает программное обеспечение АПК СВМ "Рубеж". В бумаге сказано, что атакованная вирусами рабочая станция вообще не соответствует требованиям, необходимым для того, чтобы эти файлы хранить.

Слово взяла представительница Подобедова Анастасия Криженская. Показания выступавшего в суде сотрудника ДПС она назвала противоречивыми, указала на многочисленные ошибки при оформлении протокола - перепутанные номера и даты. Сказала, что сотрудники ДПС приняли состояние игумена за опьянение лишь потому, что он получил в ДТП черепно-мозговую травму, от которой потом лечился. "Об объективности сотрудников ДПС вообще сложно говорить: как только они узнали, что Подобедов - игумен, они стали относиться к нему предвзято", - настаивала она. Затем резюмировала: "При таком количестве нарушений и противоречий нельзя установить даже событие правонарушения, поэтому дело нужно прекратить за отсутствием события и состава".

А вот затем представители совершили ошибку - возможно, фатальную. Уже после всех своих выступлений они потребовали провести довольно странную медицинскую экспертизу. Экспертам из Минздрава РФ представители игумена предложили ответить на вопрос: являлось ли странное поведение Подобедова после ДТП результатом опьянения или результатом травмы? Как именно проводить эту экспертизу, представители никак не пояснили. Единственный напрашивающийся вариант выглядел сюрреалистично. Для стопроцентной достоверности эксперты должны были напоить Подобедова, потом, дождавшись, когда он протрезвеет, нанести удар по голове - и сравнить реакции. Ходатайство все же было заявлено, судья удалилась на совещание.

Ходатайство грозило еще больше затянуть это рекордное по времени рассмотрения административное дело - срок давности по нему составляет всего три месяца. Но ходатайство было отклонено: судья Лепенцова сочла, что заявленные вопросы - предмет исследования суда, а не экспертов.

Она прошлась по материалам дела. Напомнила, что сам Подобедов вину свою отрицает категорически - и настаивает, что ему вообще не предлагали пройти тест на алкоголь. Запах спиртного в машине ДПС он объяснил тем, что к нему подсел нетрезвый прихожанин и "надышал". Затем Лепенцова удалилась на написание итогового постановления. Это заняло почти семь часов, оглашение началось в десятом часу вечера.

Из оглашения почти сразу стало понятно, что ничего хорошего игумена не ждет. Судья посчитала, что отказавшись пройти тест на алкоголь, он не выполнил законное распоряжение полиции. Будучи извещенным о времени суда, на заседание не явился. Права и обязанности ему на месте разъяснены были, а нарушения при оформлении ДТП и при предъявлении требования пройти тест на алкоголь судья сочла несущественными. Показания свидетеля Белякова были вообще исключены из материалов дела, поскольку тот находится в подчиненном к Подобедову положении. Следовательно, нельзя говорить, что за рулем во время предыдущих нарушений был именно водитель, а не сам игумен. Утверждения Подобедова, что его подписи под протоколами подделаны, были признаны судом несостоятельными и недоказанными. Смягчающих обстоятельств для Подобедова судья в деле тоже не нашла. Ее решением он лишен водительских прав на один год и восемь месяцев (максимальное наказание по ч.1 статьи 12.26 КоАП - два года без прав).

Разъяренные представители Подобедова вышли из здания суда и фактически сбежали от журналистов. Догнать удалось только одного из них - Вячеслава Подопригору. "Решение нечестное и неправосудное, - говорил он на ходу. - Будем обжаловать в Замоскворецком суде. Суд несправедливо отклонил наши доводы". Он также добавил, что уже звонил игумену - и тот тоже был очень разочарован.