Игра престолов

Путин уволил министра обороны Сердюкова

Президент РФ Владимир Путин отправил в отставку министра обороны Анатолия Сердюкова. Новым главой военного ведомства станет Сергей Шойгу, до сих пор занимавший пост губернатора Московской области. "Учитывая обстановку, которая сложилась вокруг Министерства обороны, для того, чтобы создать условия для объективного расследования всех вопросов, мной принято решение освободить министра обороны Сердюкова от занимаемой должности", - пояснил свое решение в разговоре с Шойгу президент. Но слова Владимира Путина об обстановке вокруг Минобороны следует относить не только на счет скандального дела "Оборонсервиса". На момент отставки Анатолий Сердюков являлся едва ли не самым проклинаемым российским министром со времен Михаила Зурабова.

В последние годы руководство России, несмотря на, пожалуй, минимальную военную угрозу извне, взяло курс на усиление армии, не затруднившись объяснить согражданам, зачем стране понадобилась вся эта военная сила (традиционные мантры о повышении уровня безопасности и необходимости обеспечения суверенитета не в счет). В результате фактического бездействия парламента и отсутствия сколько-нибудь внятной дискуссии вокруг определения приоритетов военной политики процесс обновления российских ВС сопровождался лишь спорами с Минфином за бюджетные средства (критика программы вооружения стоила поста министру финансов Алексею Кудрину), а также подковерной борьбой Минобороны с аппетитами лоббистов ВПК, реформировать который некому.

В результате критика в адрес Анатолия Сердюкова стала неким общим местом в дискуссиях об армии: на министра повесили ярлык человека, целенаправленно разрушающего обороноспособность страны. Аппаратная жесткость, с которой Сердюков взялся за порученное ему дело, трактовалась всеми заинтересованными сторонами по-своему: кто-то подчеркивал ошибки, допущенные министром, кто-то - его достижения. Суть проводимой Сердюковым политики анализировалась слабо. Между тем в последние годы в российских Вооруженных силах произошла настоящая революция. В 2008 году, после войны с Грузией, огромная и неповоротливая мобилизационная армия начала разворот в сторону компактной, профессиональной армии, оснащенной современной техникой и готовой к участию в любых локальных вооруженных столкновениях малой и средней интенсивности.

Поэтому среди наиболее значительных достижений теперь уже бывшего главы военного ведомства следует отметить масштабную реформу Вооруженных сил, первое столь крупное мероприятие за последние несколько десятилетий. В частности, было произведено сокращение численности войск, включая и офицерские должности, а также преобразование шести военных округов в четыре оперативно-стратегических командования - "Запад", "Восток", "Центр" и "Юг". Срок службы по призыву сократился до одного года, армия в большей степени стала профессиональной. При Сердюкове была произведена и реформа системы военного образования, в рамках которой планировалось провести трансформацию 65 военных учебных заведений в десять системных вузов. Министр обороны передал систему обслуживания и обеспечения техники Вооруженных сил России авторизованным гражданским компаниям. Наконец, началась своеобразная гуманизация армии - военнослужащим срочной службы было разрешено пользоваться сотовыми телефонами, а самих военных перевели на пятидневную рабочую неделю.

Одновременно с реформированием Вооруженных сил была запущена программа перевооружения России с объемом финансирования на уровне 23 триллионов рублей (три триллиона - на модернизацию оборонно-промышленного комплекса и проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ). Целью программы является обновление вооружений и военной техники по меньшей мере на 75 процентов. Уже за первый год действия госпрограммы в войска были поставлены десятки тысяч единиц наземной техники, больше сотни самолетов и вертолетов, Ракетные войска стратегического назначения обновили на четверть. В ближайшее время Минобороны намеревалось представить план обороны страны до 2016 года, включавший в себя и не составлявшийся ранее план территориальной обороны (увязывает деятельность силовых структур и региональных и местных властей по противодействию стихийным бедствиям, диверсиям и терроризму). План, интегрирующий все усилия по организации обороны, должен был предоставить Генштабу возможность контролировать планы других силовиков и гражданской администрации.

В 2010 году министр, описывая ситуацию с гособоронзаказом, заявил, что "финансовая распущенность, безнаказанность людей, которых никто никогда не проверял <...> стала уже образом мысли". В результате Минобороны в переговорах с поставщиками вооружений и военной техники заняло жесткую позицию, заставляя ВПК снижать цены. В частности, почти год военному ведомству не удавалось договориться о ценах с Объединенной судостроительной корпорацией, из-за чего сроки поставки новых стратегических атомных подводных лодок проекта 955 "Борей" и многоцелевых 885 "Ясень" неоднократно переносились. Директор ОСК Роман Троценко заявил, что ценовая политика Минобороны заставляет корпорацию работать в убыток, после чего ушел в отставку. Из-за жестких переговоров о ценах, перевода техники на обслуживание гражданскими компаниями и попытки коммерциализации армии Сердюков получил прозвище "храбрый бухгалтер", основные действия которого направлены на решение преимущественного финансово-экономических задач. Не добавила Сердюкову популярности и серия закупок вооружений и военной техники за рубежом.

Анатолий Сердюков, будучи гражданским специалистом, резал Минобороны по живому. В ответ министра отчаянно критиковали, обвиняя в некомпетентности, а при всяком удобном случае еще и припоминали ему гражданское происхождение и связь с Виктором Зубковым (приходится Сердюкову тестем). Мощная оппозиция министру, однако, не отменяет того факта, что реформа армии остается единственной из крупных реформ, которая несмотря ни на что последовательно проводилась. Да, со страшным скрипом и подчас очень тяжелыми последствиями для уволенных из армии офицеров, но все же проводилась. Не до конца были решены, в частности, вопросы социального обеспечения военнослужащих, а также расквартирования военнослужащих, в том числе и уволенных со службы, поэтому говорить о том, что реформа увенчалась успехом, конечно, невозможно.


(c)AFP

Сам Сердюков за кресло особенно и не держался. Источники газеты “Коммерсантъ” уверяли, что еще в начале декабря 2011 года Владимир Путин, находившийся в тот момент в статусе премьер-министра, дал указание ФСБ заняться подбором кандидатов на должность главы военного ведомства. В списке сменщиков Сердюкова якобы оказались три фамилии: глава госкорпорации “Ростехнологии“ Сергей Чемезов, постпред России при НАТО Дмитрий Рогозин, а также руководитель Федерального космического агентства Владимир Поповкин (генерал армии, возглавивший космическую отрасль в 2011 году). Но Рогозин получил пост вице-премьера по оборонке, а Чемезов и Поповкин остались на своих местах. Сердюкову же было поручено довести до конца все запущенные им преобразования - очевидно, власти опасались, что смена министра реформу просто угробит. На решение оставить его в правительстве Дмитрия Медведева министр отреагировал, скажем прямо, без всякого энтузиазма, отметив, что поздравлять его не с чем, так как это вовсе не его заслуга.

В последнее время российские СМИ неоднократно отмечали, что Анатолий Сердюков оказывался в центре разнообразных конфликтных ситуаций, подчас открыто нарушая субординацию в правительстве. Летом 2012 года на совещании с участием премьер-министра Дмитрия Медведева министр обороны прямо заявил, что главе правительства следует его уволить. Недовольство Сердюкова вызвало то, что методика расчета субсидий регионам, которым военные передавали имущество (таким образом правительство намеревалось ликвидировать дефицит Минобороны на содержание военных городков), предполагала передачу регионам уже потраченных министерством средств. "Мне что, им дефицит передавать?" - возмущался Сердюков. Подобные конфликты для министра, впрочем, не редкость. В конце июня, как утверждали российские СМИ, Сердюков вновь повздорил с премьер-министром в ходе визита в один из подмосковных военных городков. Собеседники журналистов в Минобороны уверяли, что мат в его кабинете стоял такой, что "было слышно даже в приемной". И все же удивительно, что Сердюкова уволили.

Согласно официальной версии, обнародованной Владимиром Путиным в Кремле, министра подвела его же собственная деятельность по реформированию министерства. Отставка Сердюкова, напомним, произошла через несколько дней после начала расследования мошенничества с имуществом Минобороны, которое ведет российский Следственный комитет. Речь идет о хищениях в компании "Оборонсервис", предприятии, созданном при Сердюкове для ведения хозяйственной деятельности в рамках министерства. В результате появления этого АО боевым командирам было предложено сконцентрироваться исключительно на профессиональной подготовке войск, а ремонт техники, уборка территорий, питание военнослужащих и многое другое было передано на аутсорсинг. В том же направлении пошли и финансовые потоки Минобороны.

Скандал с "Оборонсервисом", раскручиваемый рядом дружественных между собой СМИ, грянул на удивление громко. Сотрудников компании обвиняют в намеренном занижении стоимости объектов недвижимости, принадлежавших военному ведомству, и в последующей их продаже "нужным" фирмам. Пресса стала муссировать термин "дача Сердюкова" в отношении особняка на Азовском море, а сайт Life News поделился с читателями информацией, что министр Сердюков ранним утром каким-то образом оказался в квартире у 33-летней блондинки Евгении Васильевой, экс-руководителя департамента имущественных отношений Минобороны, куда нагрянули с обыском следователи. Анонимные болтуны из правоохранительных органов доверительно рассказывали, как во время обыска у Васильевой из 13-комнатной квартиры чемоданами выносили драгоценности, а параллельно стала муссироваться тема морального облика министра.

Реальные мотивы увольнения Сердюкова, как и роль Следственного комитета в этом спектакле, скорее всего, выплывут на свет еще очень нескоро, но уже одно то, что президент принял такое решение, само по себе является сенсацией. Путин, известный своей крайне консервативной кадровой политикой, обычно на такие мелочи, как отставка верных ему подчиненных, чья репутация оказалась под вопросом, не разменивается. Тот же руководитель СК Александр Бастрыкин, обвиненный в том, что вывез журналиста в лес и угрожал ему пистолетом, сохранил свой пост вопреки вопиющим свидетельствам недопустимого поведения главного правоохранителя России. Генпрокурор Юрий Чайка остался в своем кресле, несмотря на дело подмосковных прокуроров. Сердюков же лишился должности настолько стремительно и неожиданно, что это само по себе выглядит нетипичным кадровым шагом для президента (особенно учитывая, что максимум, чем до сих пор грозили Сердюкову следователи, это допрос в качестве свидетеля).

Замена "гражданского"Анатолия Сердюкова на "генерала армии" Сергея Шойгу, которому, как уже выяснилось, было не суждено проработать на мирном посту губернатора Подмосковья и шести месяцев, выглядит логичным, хотя и вынужденным шагом. На встрече с Путиным сам Шойгу признался, что пост министра обороны стал для него неожиданностью. Президенту Шойгу пообещал продолжать курс на модернизацию вооруженных сил, а также опираться на существующий "кадровый и интеллектуальный потенциал" Минобороны (который его предшественник от души крыл матом на закрытых от прессы встречах с коллективом). И если будущее армейской реформы, равно как и персональная судьба самого Сердюкова пока не очень понятны, то хотя бы в одном вопросе, возникающем в связи с этим назначением, ситуация полностью прояснилась. В сентябре 2013 года Подмосковье впервые за долгие годы сможет само выбрать себе губернатора.