«Надо забыть о сверхприбылях»

Глава Минстроя Михаил Мень о 240-процентном росте тарифов, черной дыре в ЖКХ и оплате коммунальных услуг в кредит

Михаил Мень
Михаил Мень
Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Постоянный рост тарифов — хроническая болезнь российской системы ЖКХ. Услуги дорожают, а их качество вызывает множество вопросов у населения. Ржавая вода из крана, лопнувшие трубы, кромешная тьма в подъезде… Иногда кажется, что деньги из кошелька потребителя уходят в пустоту. Между тем в отрасли проводится фундаментальная реформа, призванная решить накопившиеся за два десятилетия проблемы. О перспективах коммунального хозяйства и ситуации с тарифами «Лента.ру» побеседовала с министром строительства и ЖКХ России Михаилом Менем.

О тарифах ЖКХ

«Лента.ру»: Начнем с самого актуального и болезненного для большинства россиян вопроса. Расходы населения на оплату коммунальных услуг в РФ одни из самых высоких в мире — в среднем один человек тратит от 10 процентов своего дохода на оплату счетов. Почему россияне так много платят за коммуналку? Разве это справедливо?

Михаил Мень: Минстрой — ведомство сугубо хозяйственное, поэтому здесь правильнее говорить не о справедливости или ее отсутствии, а об экономической обоснованности тарифов. Сегодня в большинстве случаев тарифы обоснованы не до конца. Именно поэтому и было принято решение об ограничении совокупного платежа гражданина. В конце концов, людей волнует не сам тариф, а сколько приходится в итоге платить. Принцип такой: рост совокупного платежа ограничивается инфляцией. В зависимости от различных факторов мы каждый год вместе с Федеральной службой по тарифам (ФСТ) выстраиваем эту конструкцию — общероссийский индекс платежа, привязанный к инфляции. Затем правительство делает разбивку по регионам, а регионы выстраивают сетку на местном уровне. При этом регионы могут разбить ее на услуги. Например, модернизируется «Водоканал» и в тариф на региональном уровне включается инвестиционная составляющая. Тариф растет, а все остальные — тепловики, энергетики — должны его, соответственно, понизить. Эта схема уже запущена в работу. Без пояснения причин теперь повысить ограничения невозможно. Что касается расходов жителей России на ЖКХ в сравнении с другими странами, то наш показатель не самый высокий. Вы правы, это примерно 10 процентов, но, к примеру, в Греции в среднем жители тратят 27 процентов своих доходов на ЖКХ, в Чехии — 25 процентов, в Японии — 22 процента, в США — 19 процентов.

Но ведь сейчас инфляция разгоняется. Значит ли это, что людям нужно готовиться к резким повышениям тарифов ЖКХ вслед за ростом цен? Я имею в виду рост сразу на 15-20 процентов уже в следующем году.

По данным Росстата, на 1 декабря инфляция составила 9,1 процента год к году. В 2015-м при расчете платежей мы будем опираться именно на эту цифру. Добавлю, что мы разрешили муниципалитетам принимать решение по превышению тарифов относительно предельных показателей. Но это возможно только в некоторых исключительных случаях. Например, если введена новая услуга. Предположим, муниципалитет не был газифицирован или появился концессионер (частный инвестор, вкладывающий свои средства в развитие ЖКХ, — прим. «Ленты.ру»), который начал инвестировать и занялся перекладкой сетей. Здесь тоже может быть обоснованное повышение тарифа, растянутое на несколько лет. Но, подчеркну, решение о завышении тарифов принимается публично. За него отвечают местные депутаты, выбранные местным населением. Принципиально важно, чтобы жители четко понимали, по какой причине цифра в платежке увеличилась. Еще раз подчеркну, что это исключительный случай. В этом году превышение ограничений коснулось лишь 0,5 процента россиян. Однако были и случаи, когда мы заранее, что называется, «профилактировали». Один из блогеров сообщил мне о необоснованных повышениях тарифов в Белгороде, приложив для доказательства все документы. «Водоканал», не до конца проинформировав даже губернатора, попытался провести через городской парламент повышение тарифов на водоснабжение на 240 процентов, на водоотведение — на 170 процентов! Однако компания так и не смогла показать, чем это повышение полезно для потребителя. Просто «Водоканал» захотел «отбить» все свои инвестиции за два-три года. Но так не бывает. И мы не позволили этому состояться.

В России возможно создание системы ЖКХ, при которой услуги были бы относительно дешевыми и вместе с тем качественными? Или это утопия?

Ну, все относительно... Должны действовать те же законы, что и на потребительском рынке: цена-качество. Я думаю, что здесь важно выйти на качественную услугу за адекватную и — самое главное — реально экономически обоснованную сумму. Если мы доведем реформу до конца, вовлечем бизнес на этот рынок, то будет создана нормально функционирующая система, как в большинстве развитых стран мира.

Сильное возмущение у населения вызвала необходимость самим платить за капитальный ремонт. Скажите, зачем нужно было перекладывать это на потребителя?

Квартира после приватизации превращается в актив гражданина, в его частную собственность, как, к примеру, дом в деревне или дача. За активом нужно следить. В отличие от других стран бывшего Советского Союза, где тоже в какой-то момент у большинства жителей появилась возможность приватизировать свое жилье, в России к плате за капитальный ремонт подходили плавно, какое-то время софинансировали из бюджета через Фонд содействия реформирования ЖКХ. Сейчас такой возможности нет. Принято решение, схожее с мировыми стандартами. Даже в советские годы тому, кто имел свой дом, не приходило в голову прийти в администрацию и говорить: «У меня крыша протекает, дайте денег». Мы же не идем к властям, когда у нас с машиной проблемы. Жители многоквартирных домов приватизировали жилплощадь по большей части бесплатно. Сегодня надо управлять своим имуществом, немного менять отношение к собственной квартире. У нас, пожалуй, один из самых высоких уровней домовладения в мире — 85 процентов россиян обладают своим жильем. В Германии, к примеру, данный показатель — 45 процентов. К сожалению, мы пока не воспитали собственника — это сложная задача. Люди по инерции хотят, чтобы кто-то пришел и что-то за них сделал. Таково наследие советской системы.

А что за проект «капремонт в кредит»? Поясните, пожалуйста.

Есть проблема: люди не очень хотят ждать, пока до их дома дойдет очередь капитального ремонта. Эту проблему и призван решить проект «капремонт в кредит». В нем принимают участие несколько банков. Пока они разрабатывают пилотные продукты. Окончательное решение принимают сами жители дома. Человек, по сути, в рассрочку покупает иное качество жизни. Но здесь многое зависит от банков, от того, какой продукт они сделают. В 2014 году Минстроем России уже запущены пилотные проекты по кредитованию капитального ремонта. Платеж собственника в данных случаях остается в пределах минимального взноса на капремонт, установленного в регионе.

Как дела обстоят с тарифами в Крыму и Севастополе?

Проблемы в ЖКХ там примерно такие же, как и во всей стране. Единственное, мы стараемся, чтобы переход к новым правилам игры был более плавным для этих субъектов федерации. Кроме того, здесь у региональных властей есть возможность менять тарифы не раз в году, как в остальной России, а несколько раз в год. Это позволит выйти на экономически обоснованные тарифы не рывками, а медленно. По капитальному ремонту жилья мы тоже немного помогли из Фонда ЖКХ. И это честно, поскольку мы всем остальным регионам в течение нескольких лет тоже оказывали поддержку.

О государстве и бизнесе

Ваша стратегическая задача на посту министра — реформа ЖКХ. Какие ключевые проблемы нужно решить, чтобы потребителю в итоге было хорошо?

Одна из важнейших задач реформы — привлечение негосударственного капитала. Весь мир идет по этому пути через договоры концессии (передача предприятий ЖКХ инвестору во временное пользование). Сегодня в России реализуется более 100 инвестиционных проектов на общую сумму 273 миллиарда рублей, из них 188 миллиардов — средства частных инвесторов. Но когда мы в полной мере в этом году запустили этот процесс, выявилась основная проблема — юридическая неподготовленность к работе в условиях государственно-частного партнерства в регионах и на местах. Мы создали специальный консультативный центр государственно-частного партнерства, где оказывают методическую помощь обеим сторонам. Плюс мы сейчас формируем реестр эффективных технологий и практик частного инвестирования в ЖКХ, который будет в открытом доступе.

ЖКХ вообще интересно бизнесу?

К сожалению, за последние 20 лет сложился стереотип, что наша отрасль — черная дыра, что туда уходят огромные бюджетные деньги. Это не так, сфера ЖКХ — очень прибыльный для инвесторов рынок с большим потенциалом. Бизнес, особенно за текущий год, развернулся в сторону жилищно-коммунального хозяйства. Что его пугало раньше? Компании не понимали, что будет завтра. Они задавались вопросами: как изменится тариф, как выстраивать отношения с властями? С 2016 года вся страна выйдет на долгосрочные решения, часть регионов уже сегодня сделала этот шаг. В типовой договор концессии включается тарифное регулирование на весь период действия документа. Условно говоря, компания, решившая участвовать в обслуживании городского «Водоканала», подписывает договор на 15 лет, указав там все шаги по возможной модернизации предприятия и какие плюсы от этого получит потребитель. Тарифная формула расписывается на все 15 лет. Долгосрочное регулирование предусматривает, что любая экономия от повышения эффективности остается в распоряжении компании. Это мотивирует заниматься энергосбережением.

Главное, предприниматель понимает, что будет завтра. Он понимает, как расплачиваться по кредиту, возвращать вложения. И важно, что в случае принятия решения об изменении долгосрочных тарифов власть отвечает за это своим бюджетом. Данные меры полностью позволяют нам запустить систему государственно-частного партнерства в ЖКХ. В ноябре этого года также подписано распоряжение правительства России по контролю регионов в сфере привлечения частных инвестиций в ЖКХ. Региональные власти должны будут ежеквартально предоставлять в Минстрой отчеты по реализации планов привлечения частных инвестиции в ЖКХ, включая графики концессионных конкурсов, протоколы заседаний конкурсных комиссий, графики комплексного развития коммунальной инфраструктуры.

Как на поведение инвесторов подействовали западные санкции?

Вообще, отрасль ЖКХ обособлена от этих проблем. Мы здесь себя чувствуем уверенно. Я даже слышал, как один их бизнесменов называл сферу ЖКХ тихой гаванью в период экономических неурядиц. Сложно найти другую отрасль, в которой спрос был бы настолько стабилен и прогнозируем. Сегодня с точки зрения привлечения бизнеса в ЖКХ сложился четкий, прозрачный механизм возвратности средств. В условиях санкций бизнесу интересны отрасли, не зависящие от внешних шоков. ЖКХ не зависит ни от чего — люди всегда будут пользоваться коммунальными услугами.

До 1 мая 2015 года управляющие компании для продолжения деятельности должны получить государственные лицензии. Процедура лицензирования не отпугивает бизнес? Ведь предприниматели жалуются на бесконечные проверки, разгул бюрократии…

Теоретически мне, как рыночнику, близка идея саморегулирования. Но, проработав восемь лет «на земле», в одном из сложнейших регионов России [Михаил Мень с 2005 по 2013 год был губернатором Ивановской области — прим. «Ленты.ру»], я насмотрелся на плоды трудов некоторых управляющих компаний, а также на неспособность местных властей изменить их отношение к потребителям. Тогда мы оставили людей один на один с управляющими компаниями. К сожалению, пока в нашей стране саморегулирование не работает. Может быть, пройдет 5, 10, 20 лет и мы выйдем на какой-то другой созидательный процесс, сможем уйти от лицензирования к саморегулированию. Но сегодня лицензирование — единственный метод. Он не идеальный, но другого нет.

Не собирается ли государство вообще уйти с рынка коммунальных услуг?

Нет. Мало того, в сфере управления многоквартирными домами есть движение в сторону госкомпаний, особенно в Москве. Для столицы это может быть эффективно и правильно. Там для этого есть бюджетные возможности. Для своих компаний Москва может приобрести такую технику, которая частникам не по карману. Но эту практику невозможно перенести на другие регионы. Мы создаем условия, при которых госкомпании будут конкурировать с бизнесом на равных.

Как вы считаете, в нашей стране можно построить полноценный рынок коммунальных услуг — с конкуренцией, борьбой за потребителя?

Разумеется. Он зарождается уже сейчас. За управление многоквартирными домами ведется серьезная конкурентная борьба. Оборот этого рынка — порядка 500 миллиардов рублей в год. Если говорить об управляющих компаниях, их в России около 16 тысяч. Борьба за рынок нешуточная. Значит, можно организовать нормальную работу, результатами которой все будут довольны. Просто надо забыть о сверхприбылях и спокойно, уверенно трудиться, получать свою нормальную маржинальность и качественно оказывать услуги населению. Кроме того, мы даем гражданам возможность поменять свою управляющую компанию. Она и сейчас есть, но чисто теоретическая. Спросите любого, кто разбирается в этом вопросе, вам ответят, что сменить управляющую компанию нереально. Мы делаем так, чтобы стало реально. Чтобы жилищная инспекция, как региональный орган власти, помогала людям решить этот вопрос. Нет сменяемости — нет конкуренции, нет конкуренции — нет качества.

подписатьсяОбсудить
«Автошколы — это бизнес, не нужно на них цыкать»
Председатель правления «Гильдии автошкол» Сергей Лобарев о водительской реформе
Дружеская война на поражение
Зачем Евросоюз предъявляет претензии американским корпорациям
Подозрительные лица
Кто и для кого хотел приобрести Vivacom
Приручить дракона
Что мешает российским машиностроителям покорить Китай
Во всю дурь
Как метамфетамин стал залогом побед гитлеровской Германии
Прямо на Земле
Как передовые технологии «Роскосмоса» помогают людям
Корабль у Марса (в представлении художника)Прощай, Земля!
Илон Маск представил план колонизации Марса
Ехай прямо, навсегда
Какие сюрпризы приготовили главные гонки 2016 года
«Бурлаки прорубили здесь стенку, чтобы достать утопленника»
Алексей Иванов и Екатерина Дементьева читают «Золото бунта»
«Все мировые музеи наполнены обнаженкой»
Способствуют ли запреты на наготу нравственному воспитанию
«Люди не видят разницы между порнографией и искусством»
Галеристы и фотографы о закрытии выставки Стерджеса
Дживан Гаспарян«Я хотел, чтобы дудук любили все»
Дживан Гаспарян об отношении к жизни, искусству и главных качествах музыканта
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США