Давай, до свидания?!

Почему разговоры о массовом отъезде мигрантов из России сильно преувеличены

Фото: Василий Шапошников / «Коммерсантъ»

В середине декабря представители Федерации мигрантов заявили о том, что из-за рухнувшего рубля значительная часть гастарбайтеров покинет Россию. В то же время, по оценке руководителя Федеральной миграционной службы (ФМС) Константина Ромодановского, сейчас иностранцы уезжают на новогодние праздники, а уже в январе они вернутся. Кто прав? Стоит ли ожидать резкого уменьшения количества трудовых мигрантов? В поисках ответов на эти и другие вопросы «Лента.ру» поговорила с самими мигрантами и представителями национальных диаспор.

* * *

— За две недели была лишь одна просьба от гражданина Таджикистана помочь купить билет на Родину. Разве это можно назвать массовым исходом? — говорит руководитель правозащитного центра «Миграция и закон» Гавхар Джураева.  — Я не знаю, откуда взялись прогнозы, что четверть иностранцев готова к бегству. Эти данные дают организации, работающие с приезжими иностранцами в основном на коммерческой основе.

На этом месте госпожа Джураева делает многозначительную паузу. В молчании чувствуется намек, что паника кому-то выгодна, так как может спровоцировать рост цен на услуги посредников по легализации гастарбайтеров.

— Наши люди, конечно, как и россияне, переживают валютные колебания. Зарплата, которая раньше равнялась в среднем 600 долларов, по сегодняшнему курсу упала в два раза. Особенно страдают киргизы. Сейчас курс их местной валюты выше, чем у рубля. Но рабочим все равно деваться некуда. Даже если рубль снова рухнет — вряд ли начнется массовое бегство из России. Мигранты будут цепляться до последнего за российские места, даже когда смогут отправить домой не 200 долларов, а 50. У большинства работы на родине нет. Можно, конечно, дома на диване лежать, а кто семью кормить будет?

По словам Джураевой, отток иностранных рабочих сейчас действительно наблюдается. Но в декабре это происходит ежегодно. Традиционно пик миграции приходится на весну-лето, а новогодние каникулы многие стремятся провести дома, с семьей. Но если желания вернуться «насовсем» иностранцы не изъявляют, зато начался вал жалоб на задержки зарплаты. В основном — от работников жилищно-коммунальных и строительных компаний.

— На днях добились выплаты строительной бригаде таджиков 520 тысяч рублей, — продолжает правозащитница. — Хотя общий долг перед ними достигал 800 тысяч. «Недостачу» работодатель списал на «легализацию» денег. Мы опасаемся, что на фоне кризиса рост неплатежей будет расти как снежный ком. Других тенденций в миграционной сфере пока не усматриваем.

* * *

Алмазбек Кигизбаев, уроженец Чуйской области Киргизии, уже пять лет приезжает в Москву на трудовую вахту. Начинал «карьеру» разнорабочим. Сейчас трудится плотником в коммунальной компании в Восточном округе столицы.

— Получаю 20 тысяч, — рассказывает он. — Вместе со своими снимаю однокомнатную квартиру. Плачу 4 тысячи. Раньше в месяц получалось отправлять домой по 500 долларов. Там у меня двое детей. Теперь могу только по 100. На еду уходило 5 тысяч, сейчас — 8-9. Если бы дома была работа — сразу бы уехал. Но живу в деревне. А там трудоустроиться негде. У меня диплом учителя. С ним можно в бюджетные компании пойти. Но платят там только 10 тысяч. Это если повезет. На жизнь их не хватит, только чтобы с голоду не умереть. У нас многие подумывают о Турции и Корее. Они тоже безвизовые для киргизов. Если постараться, можно в месяц заработать до тысячи долларов. Только далеко очень. Поэтому я пока терплю. Из Москвы пока не уеду. Возможно, придется жене вместе со мной ездить на заработки. А дети — с бабушкой.

Кубанычбек Кожоев, президент Общероссийского киргизского конгресса, считает, что хотя экономическое положение мигрантов ухудшилось, трудовых рынков, альтернативных России, по крайней мере для киргизов, — пока нет.

— Несмотря на то что денег стало катастрофически не хватать ни на съем квартиры, ни на проживание, паники у соотечественников я пока не замечаю, — поясняет Кожоев. — Наоборот — все живут надеждами на позитивные перемены. Сегодня Киргизия должна вступить в Таможенный союз. В связи с этим наши граждане ожидают улучшения условий. По крайней мере каких-то административных смягчений для мигрантов. Мы верим, что ситуация выправится.

* * *

Во Всероссийском конгрессе узбеков исход земляков заметили. Однако сомневаются, с чем его можно связать: экономическими условиями или новогодними праздниками. Говорят, что точно можно будет сказать лишь через месяц. Но спрос на билеты в Узбекистан сейчас выше, чем в это же время год назад. Возможно, это связано с активной кампанией, начатой правительством Узбекистана, по возвращению соотечественников на родину. Правозащитники центра «Миграция и закон» утверждают, что из всех постсоветских республик лишь Узбекистан призывает сограждан не уезжать из страны. Власти объясняют, что «вдали от родных земель» узбеки «теряют национальную самобытность и культуру». Главам районных администраций (аксакалам) даже спустили сверху план, сколько человек они должны уговорить вернуться на родину.

— К родственникам, которые живут в Самаркандской области Узбекистана, постоянно милиционер ходит, интересуется, когда вернусь, — рассказывает продавец на рынке Тошпулат. — Угрожает штраф выписать. Работа у нас есть. На ткацкой фабрике много вакансий. Проблема в зарплате. В Москве даже сегодня с рухнувшим рублем я зарабатываю в месяц около 300 долларов. А там буду не больше ста. Так что мне пока выгодней работать здесь. Но знаю, что многие земляки на фоне роста доллара и давления местных чиновников на семьи решили хотя бы эту зиму переждать дома. Надеюсь, что к весне ситуация изменится.

* * *

В ассоциации «Таджикские трудовые мигранты» оптимистические ожидания не разделяют. И замечают, что российская финансовая нестабильность сейчас накладывается на ужесточение миграционного законодательства. С 1 января 2015 года для оформления легального трудового договора иностранец должен иметь полис добровольного медицинского страхования, сертификат, подтверждающий знание русского языка и ежемесячно за 4 тысячи рублей приобретать патент на работу. В среднем легализация обойдется единоразово в 20 тысяч рублей.

— И это мы не считаем билеты и стоимость оформления загранпаспорта на родине, — возмущается председатель общественной организации Каромат Шарипов. — В нынешних условиях вложенные деньги просто не окупятся. Раньше мигрант, зарабатывая в среднем 15 тысяч рублей, получал примерно 2,5-3 тысячи таджикских сомони. На эти деньги его семья могла купить мешок муки и не умереть с голоду. Сейчас зарплата уменьшилась в два раза. И просто невыгодно стало жить в России. Доходы не покрывают расходов на содержание. Наше правительство в растерянности. Рабочих мест для молодежи нет. В сельском хозяйстве, где зарплаты мизерные, идет экспансия китайцев. Зато в республике активизировались вербовщики для найма мужчин в горячие точки — Ирак, Сирию. Зарплату в месяц обещают до 5 тысяч долларов. Люди, конечно, пойдут, даже осознавая риск быть убитыми. А что делать? Семью надо кормить.

Компенсировать курсовую разницу ростом стоимости своих услуг мигранты рады бы, да не могут.

— В Москве я уже несколько лет работаю сиделкой, — рассказывает дипломированный врач из Таджикистана Рамзия Онаева. — Появилась своя клиентура. Люди из рук в руки передают. В месяц получаю примерно 30-40 тысяч рублей. Раньше с избытком хватало. Но повысить цены не могу. Кризис ведь не только у нас, но и у работодателей. Дочь моей пациентки, которая оплачивала мою помощь, недавно сама потеряла работу.

— Это рынок. Идет общий экономический спад, — соглашается президент Общероссийского киргизского конгресса Кубанычбек Кожоев. — На этом фоне вести речь о повышении как-то не получается. Для работодателя мигранты наоборот привлекательны более дешевым трудом, а также своей стойкостью и работоспособностью.

Чтобы смягчить ситуацию, правозащитники общественной организации «Миграция и закон» разработали свой антикризисный пакет.

— Мы просим отложить вступление в силу закона об обязательной сдаче экзаменов на знание русского языка, а курсы по обучению русскому сделать бесплатными для мигрантов, — объясняет лидер движения Гавхар Джугаева. — В условиях кризиса просим сделать льготу для детей и внуков ветеранов из бывших республик СССР. Пусть они получат шанс кормить своего деда, который воевал за страну, пусть получат право на работу в России без бюрократии. Я не могу сказать, сколько найдется таких семей ветеранов. Количество нуждающихся должны определить власти каждой страны. Но я думаю, что это будет справедливо и станет существенным подарком семьям ветеранов ко Дню Победы.

По данным Федеральной миграционной службы в России сейчас находятся больше 11 миллионов трудовых мигрантов. Еще порядка 4,5 миллиона иностранцев трудятся нелегально.

«Не думаю, что в ближайшее время мы увидим массовое сокращение миграции, — заявил в интервью «Российской газете» глава ФМС Константин Ромодановский. — Мы видим изменения курса рубля по отношению к доллару. Но если смотреть на соотношение рубля и национальной валюты страны исхода мигрантов — Узбекистана, Таджикистана или Киргизии, — то они меняются пропорционально. Исходя из этого, можно говорить о том, что Россия с небольшой долей вероятности станет малопривлекательной для внешней трудовой миграции».

подписатьсяОбсудить
00:09 27 июля 2016

Опять задержка...

Невыплаты зарплат становятся основной причиной протестных акций
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей