Джихад без особых причин

Против кого воюет «Джабхат ан-Нусра» — ячейка «Аль-Каиды» в Сирии

Фото: Hamid Khatib / Reuters

Если не считать «Исламское государство», «Джабхат ан-Нусра» — самая известная и влиятельная исламистская группировка, воюющая в Сирии. «Лента.ру» постаралась разобраться в том, какие цели преследует «ан-Нусра», в чем ее отличие от других подобных структур и чем сирийский филиал «Аль-Каиды» привлекает в свои ряды радикалов из разных стран мира.

История одного джихада

«Джабхат ан-Нусра ли-ахл аш-Шам» («Фронт помощи жителям Леванта») была основана в январе 2012 года, когда боевые действия между правительственной армией и группами вооруженной сирийской оппозиции (аль-му’арада ас-сурийа аль-мусаллаха) были в самом разгаре. В этот период сирийский конфликт открыл для транснациональных джихадистских движений, в частности для «Аль-Каиды», много новых возможностей: распространение идеологии, привлечение бойцов, спонсоров и приобретение военного опыта.

«Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России) возникла при прямой поддержке иракской ячейки «Аль-Каиды» — организации «Исламского государства в Ираке», которой на тот момент руководил Абу Бакр аль-Багдади. Тогда «Аль-Каида» (запрещена в России) пыталась с помощью своего иракского союзника усилить дружественные ей джихадистские группы в Сирии и объединить их в одну боевую организацию.

В очень короткое время «Джабхат ан-Нусра» под руководством ее лидера Абу Мухаммада аль-Джулани добилась ряда военных успехов и приобрела славу одного из самых боеспособных подразделений на севере, северо-западе и северо-востоке Сирии. Еще до своего провозглашения отряды «Джабхат ан-Нусры» помогали «Свободной сирийской армии» (ССА) в боевых операциях на территории провинций Идлиб и Алеппо, происходивших в конце 2011 года.

К «Джабхат ан-Нусре» особенно часто обращались с просьбой предоставить «смертников», самоподрывы которых порой меняли положение на фронте. Взамен джихадисты требовали часть военных трофеев.

К концу 2012 года «Джабхат ан-Нусра» захватила ряд военных объектов на западе Алеппо — танки и крупные склады с оружием. После того как отряды «Джабхат ан-Нусры» укрепились в западных и восточных районах Алеппо, под их контроль попали основные пути сообщения между Алеппо и сирийско-турецкой границей, что заставило другие оппозиционные Башару Асаду отряды налаживать отношения с организацией и координировать с ней свои действия. Вскоре «Джабхат ан-Нусра» стала ориентиром и центром притяжения для сирийцев и иностранных бойцов, которые не верили в проект национального арабского светского государства, а желали жить в обществе, где установлены нормы исламского права.

Иракская многоходовочка

9 апреля 2013 года Абу Бакр аль-Багдади неожиданно провозгласил единое исламское государство, которое объединяет территории Ирака и Сирии («Исламское государство Ирака и Леванта» — ИГИЛ) и потребовал от «Джабхат ан-Нусры» присяги. Но лидер «Джабхат ан-Нусры» аль-Джулани не признал новое государство и учтиво напомнил аль-Багдади, что присягнул лидеру «Аль-Каиды» Айману аз-Завахири.

Этот конфликт и раскол был логическим завершением борьбы за гегемонию над джихадистским движением между «Аль-Каидой» и ее иракской ячейкой. Усама бин Ладен, Айман аз-Завахири и другие лидеры и идеологи «Аль-Каиды» еще задолго до раскола были недовольны иракской ячейкой, обращались с наставительными письмами к ныне покойному руководителю и учителю аль-Багдади Абу Мус’абу аз-Заркави и просили его удержаться от чрезмерного насилия, остановить атаки на рядовых шиитов Ирака и обратить свой взор на США и их союзников.

Конфликт между «Аль-Каидой» и «ан-Нусрой» с одной стороны и «Исламским государством» (запрещено в России) — с другой ознаменовал глубокий методологический и идеологический разрыв в джихадистском движении. Пути двух организаций разошлись.

Организация аль-Багдади объявила подконтрольные ей территории частью «Исламского государства» и велела всем группам и отрядам на данных территориях либо присягнуть халифу, либо покинуть территорию халифата. Сторонники ИГ легитимной признают только свою организацию, в то время как все остальные оппозиционные Башару Асаду группы обвиняют либо в неверии (если речь идет о «Свободной сирийской армии»), либо в вероотступничестве (прежде всего — отряды «Исламского фронта» и «Джабхат ан-Нусры»).

Обе организации умело использовали раскол в своих пропагандистских целях. ИГ вскоре объявило «халифат» и стала вменять в вину старой «Аль-Каиде» и ее союзнице «ан-Нусре» нежелание и медлительность в вопросе создания исламского государства. Что касается лидеров и идеологов «ан-Нусры», то они постоянно противопоставляют свою организацию «халифату» аль-Багдади.

Противопоставление это заключается в следующем: «Джабхат ан-Нусра» не уничтожает идеологически отличные от нее отряды и группы, не собирается провозглашать исламское государство без совещания со всеми сторонами, принимавшими участия в боевых действиях против Асада. Цель «ан-Нусры» на данном этапе — не установление определенной политической системы, а свержение режима Асада. «Ан-Нусра», чтобы избежать военных конфликтов, всегда пытается договориться и решить возникшие проблемы посредством совещания (шура) с остальными группами в Сирии.

Злодеи местного пошиба

На самом деле движение, признанное Советом Безопасности ООН террористическим, активно ведет многоуровневую политическую борьбу. Речи лидеров «ан-Нусры» о совещании и диалоге — не просто лозунги. Эта организация активно работает с населением, она развернула широкую благотворительную и проповедническую деятельность на севере Сирии (в городах и деревнях Идлиба и Алеппо). Под ее руководством действуют шариатские суды, исламские информационные центры, ведущие активную идеологическую и информационную войну как со СМИ Асада, так и с пропагандистской машиной ИГ.

В июне 2014 года был открыт «Центр проповедников джихада», при котором действуют школы для детей, исламский университет, который готовит проповедников для «ан-Нусры» и других идеологически близких объединений, библиотека, информационные центры. Недавно центр стал издавать журнал «Джихадистские вдохновения», который печатает статьи и интервью идеологов «салафитского джихадизма», руководства (фетвы) по актуальным для сирийских муджахидов вопросам и излагает позицию «Джабхат ан-Нусры» и близких к ней групп (прежде всего «Ахрар аш-Шам» — исламского движения «Свободных людей Леванта») по различным событиям, имеющим отношение к сирийскому конфликту. Руководит этим центром один из главных проповедников «сирийского джихада» Абдалла аль-Мухайсини.

«Джабхат ан-Нусра» тесно сотрудничает не только с богословами, прямо связанными с «Аль-Каидой», но и с теми, кто идеологически близок к ней или даже не разделяет те или иные принципы организации. Например, аль-Мухайсини официально не состоит ни в одной из оппозиционных группировок, но в то же время ведет большую мобилизационную и пропагандистскую работу во благо «ан-Нусры», порой говорит от имени других сообществ, в частности, входящих в «Исламский фронт» («аль-Джабха аль-Исламийа»).

В то же время «Джабхат ан-Нусра» пытается показать, что ее политика в отношении религиозных меньшинств в Сирии резко отличается от политики ИГ. Лидер «ан-Нусры» аль-Джулани объявил, что ни алавиты, ни друзы, ни христиане не будут обижены. Например, когда в середине июня 2015 года бойцы «ан-Нусры» убили около 40 представителей друзской общины в деревне Кальб Луза под Идлибом, то командование организации официально заявило, что это было ужасной ошибкой и инцидент будет расследован.

Кроме того, террористы объявили, что не будут требовать от христиан Идлиба выплаты джизьи (налога, который, согласно исламскому праву, взимается с немусульман), так как джизью выплачивают в том случае, если христианам гарантируется полная защита, а в условиях Сирии такой гарантии «Джабхат ан-Нусра» предоставить не может. Кроме того, монахини, попавшие в плен к «ан-Нусре» в феврале 2014 года, были вскоре отпущены и свидетельствовали, что с ними обращались хорошо.

Подобная «открытость» организации и примирительная стратегия дала свои плоды. «Джабхат ан-Нусра» не только приобрела определенную поддержку среди населения подконтрольных ей территорий на севере Сирии, но и добилась военных успехов. Она выступила на стороне отрядов «Исламского фронта» (девяти «умеренных» исламистских групп, которые объединились в ноябре 2014 года, чтобы противопоставить себя как ИГ, так и «светской оппозиции») в войне против ИГ. С конца 2014 года «ан-Нусра» и «Исламский фронт» (прежде всего «Ахрар аш-Шам») совместно проводят военные операции против ИГ и войск Асада.

Туман войны

Сегодня наиболее боеспособной военной коалицией, воюющей против Асада, является «Джейш аль-Фатах» («Армия завоевания»), созданная 24 марта 2015 года для ведения боев на севере Сирии — прежде всего в провинции Идлиб. Основу данной коалиции составляют отряды «Джабхат ан-Нусры» и «Ахрар аш-Шам». В ее состав также входят объединения, идеологически и политически отличные от «ан-Нусры», например, такие как «Аджнад аш-Шам» («Войско Леванта») и «Файлак аш-Шам» («Левантийский легион»), идеологически связанная с сирийскими «Братьями мусульманами».

Коалиция «Джейш аль-Фатах» смогла в марте 2015 года взять под контроль практически всю территорию провинции Идлиб, в конце апреля был взят город Джиср аш-Шугур, а 9 сентября захвачен военный аэропорт Абу аз-Зухур. К слову, военные успехи «Армии завоевания» привлекли и иностранных бойцов, воюющих на территории Сирии: в конце сентября «Армия переселенцев и помощников» («Джейш аль-Мухаджирун ва аль-Ансар»), состоящая в основном из граждан стран СНГ, присягнула «ан-Нусре» (по всей видимости, из-за ослабления Имарата Кавказ). Присягнул и так называемый батальон «имам Бухари», который состоит в основном из жителей среднеазиатских республик.

Вопрос лишь в том, что является целью сотрудничества «Джабхат ан-Нусры» с другими оппозиционными группами и трансформации сирийской ячейки «Аль-Каиды», которая из подпольной группы превращается в широкое социально-политическое и военное движение. Сам лидер «ан-Нусры» аль-Джулани объясняет эту «гибкую политику» тем, что он получил указание от высшего командования «Аль-Каиды» сотрудничать и работать сообща с оппозиционными Асаду группами и привлекать на свою сторону местное население. С одной стороны, это на самом деле так. С другой стороны, за этой примирительной политикой скрываются конкретные стратегические цели «Аль-Каиды».

Если проследить действия «ан-Нусры» начиная с 2014 года, можно заметить, что, окрепнув, она приступила к систематическому ослаблению «умеренных» военных групп, представляющих светскую и национальную оппозицию. Можно даже сказать, что она сыграла важную роль в провале проекта США по созданию «светской военной оппозиции» в Сирии.

Например, в ноябре 2014 года «Джабхат ан-Нусра» атаковала «Сирийский революционный фронт» (Джабхат ас-суввар ас-сурийа) — крупное объединение, воевавшее под флагом ССА и Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил (Нацкоалиции) и получавшее помощь от США и ее союзников. Ее лидер, Джамал Ма’руф вынужден был бежать в Турцию. Затем джихадисты атаковали лагеря «Движения Хазм (Стойкое движение)» (Харакат Хазм), которое США планировало основательно тренировать и снабдить оружием и которое многие американские аналитики рассматривали как наиболее приемлемый вариант умеренной оппозиции.

В итоге «Джабхат ан-Нусра» в конце октября 2014 года захватила базу «Движения Хазм» в Идлибе, а в январе 2015 года вытеснило его из Алеппо, фактически вынудив распуститься и слиться с другими военными группами. А совсем недавно, в конце сентября 2015-го, «ан-Нусра» атаковала 30-ю дивизию «Свободной сирийской армии», вынудив часть бойцов вместе с оружием перейти на свою сторону. Боевые действия против «умеренной оппозиции» джихадисты особенно активизировали после того, как в конце сентября 2014 года США и их союзники стали наносить авиаудары не только по позициям ИГ, но и по «Джабхат ан-Нусре».

Отряды «Джабхат ан-Нусры» порой атакуют и своих союзников из «Исламского фронта». Причины бывают разные: нежелание пропускать в стратегически важные пункты, выдавать бойцов, совершивших преступление, защита союзниками тех или иных бойцов ССА и так далее. Даже когда в конце сентября ВКС ВС России приступили к военной операции на территории Сирии, «Джабхат ан-Нусра», несмотря на свои призывы объединяться перед внешней угрозой, атаковала отряды «умеренного» исламского движения «Нур ад-Дин аз-Занги».

При этом со своими союзниками, и прежде всего с движениями, не признающими ССА и Национальную коалицию (речь прежде всего об «Исламском фронте»), «Джабхат ан-Нусра», в отличие от ИГ, охотно решает конфликты посредством шариатского суда. Однако периодически идеологи «Джабхат ан-Нусры» призывают своих коллег из «Исламского фронта» определиться с позицией по национальному государству, выборам, парламенту, сотрудничеству с соседними государствами (в частности, с Турцией) и объявить четкую программу. Принимая во внимание данный факт, в случае ухода Асада сложно предположить, насколько гладко будут развиваться отношения между сегодняшними союзниками — «Исламским фронтом» и «Джабхат ан-Нусрой».

Тем не менее определенные выводы сделать можно.

Стратегия «Джабхат ан-Нусры» направлена на борьбу за гегемонию над джихадистским движением с «Исламским государством», а также на борьбу со всеми светскими и националистическими военными группами, партиями и проектами в Сирии.

Примечательно, что в своем последнем послании муджахидам Сирии «Российское вторжение… Последняя стрела» лидер «ан-Нусры» аль-Джулани больше, чем действия России, критикует позицию тех сирийских группировок, которые сотрудничают с арабскими и западными странами, Турцией и «верят в решения, которые они предлагают». Первый номер журнала «Джихадистские вдохновения» также посвящен критике демократии и национального светского государства.

Наконец, «Джабхат ан-Нусра» пытается балансировать между различными группами «Исламского фронта» и укреплять свое сотрудничество с ними. Во-первых, потому, что эти группы идеологически близки джихадистам. Во-вторых, усиливая свое влияние, «ан-Нусра» становится все более привлекательной для бойцов из этих групп, и они чаще вступают в ее ряды — например, так было с бойцами из «Ахрар аш-Шам». В третьих, в долгосрочные планы идеологов «ан-Нусры» входит привить сирийским салафитским движениям из «Исламского фронта» более глобальную, транснациональную идеологию «Аль-Каиды».

Поэтому когда говорят о примирительном характере «ан-Нусры» и называют ее частью сирийской оппозиции, нужно иметь в виду, что примирительную позицию эта организация демонстрирует только в отношении идеологически близких к ней исламских движений, следуя заветам книги «Общие указания о ведении джихада» Аймана аз-Завахири. Что касается военной оппозиции, которую сирийская Нацкоалиция, США и их союзники считают умеренной, то в политическом проекте «ан-Нусры» им места нет.

Сможет ли Нацкоалиция, пытающаяся убедить мировое сообщество, что способна построить многонациональную демократическую Сирию после ухода Асада, договориться с «Джабхат ан-Нусрой»? Сможет ли «Исламский фронт», который во всем своем многообразии представляет проект «политического ислама», так или иначе связанного с сирийским национализмом, устоять перед транснациональной идеологией «Аль-Каиды» и растущим влиянием «Джабхат ан-Нусры»? Эти вопросы пока остаются открытыми. Нацкоалиция и «Исламский фронт» предпочитают их игнорировать.

Обсудить
Россия. Москва. 13 апреля 2016. Член комитета Госдумы РФ по вопросам собственности Андрей Свинцов, председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов, первый заместитель председателя комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Вадим Деньгин, член комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Алексей Диденко (слева направо на втором плане) и член комитета Госдумы по образованию Егор Анисимов (слева на первом плане) на пленарном заседании Государственной думы РФ. Станислав Красильников/ТАССПретерпевшие
На что жалуются депутаты при зарплате в 400 тысяч рублей
Россия для грустных
Тест «Ленты.ру» на экстремизм
Владимир Путин«Волосы дыбом встают»
Чему ужаснулся Путин на Совете по правам человека
Рамзан Кадыров Рамзан сбережет
Почему финансирование Чечни продолжит расти
«Родишь — будешь халат мне от крови отстирывать»
Молодые матери о хамстве и унижениях в родильных домах
«Верните наше будущее!»
О чем мечтают альтернативные правые — друзья Трампа и враги политкорретности
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа

Не твой, вот и бесишься
Что нужно продать, чтобы купить новый MacBook Pro 2016
«Его вряд ли воспитывала бабка»
Кем на самом деле был основатель Киевской Руси князь Владимир
Киндер-сюрприз
В мумии литовского ребенка нашли смертоносный вирус оспы
FILE - This is a  Tuesday, Oct. 14, 2014 filoe photo of skulls and bones are stacked at the Catacombs in Paris, France. The subterranean tunnels, which once gave refuge to smugglers and saints, cradle the bones of some 6 million Parisians from centuries past. The Catacombs form a dark, 200-mile (322 kilometer) underground labyrinth beneath the City of Light.  (AP Photo/Francois Mori)Кровавая жатва
Как загадочный паразит жестоко и мучительно убивал древних римлян
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
SAN MARCOS, CA - FEBRUARY 5:  Finished silicone RealDoll sex dolls are seen at the Abyss Creations factory on February 5, 2004 in San Marcos, California. RealDolls are created using Hollywood special effects technology and have orifices made of a special soft grade of silicone for people who want to "enhance their sex lives", according to Abyss Creations literature. Standard female models sell for about $6000, males for $7000, and are sold only over the Internet. "Shemales" and other special orders are also available.       (Photo by Макдоналдс секс-индустрии
Зачем лондонскому кафе эротические роботы
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее