Новости партнеров

Личный рай здесь и сейчас

Футурологи о том, почему светлого будущего больше нет

Фото: Yuya Shino / Reuters

На дизайн-заводе «Флакон» прошел Первый московский футурологический форум «Россия-2030». В ходе него специалист по рекламе Анатолий Ясинский рассказал, как через 14 лет будут выглядеть межличностные коммуникации. В свою очередь, международный эксперт в области маркетинга, совладелец и член совета директоров швейцарской компании Brainstore Гаретт Джонстон поделился своим видением искусственного интеллекта и телекоммуникаций будущего. «Лента.ру» записала основные тезисы их выступлений.

Все и сразу

Ясинский:

В 1945 году австрийско-британский философ Карл Поппер сформулировал понятие открытого общества, критикуя большие проекты модерна, а также такие течения, как марксизм и тоталитаризм. Открытое общество, по его словам, основано на демократии, критическом мышлении индивидуумов, договоренности между которыми заключаются на основе консенсуса. Он считает, что политическая элита не имеет неограниченной власти и может быть заменена без кровопролития, а общество должно быть открыто для многообразия точек зрения, культур — то есть обладать признаками плюрализма и мультикультурализма.

Идея открытого общества стала продолжением эпохи индустриализации и модерна с ее господством разума, логики, верой в светлое будущее. Результатом этого стало производство одинаковых изделий и людей — в то время стандартизация легла в основу человеческой жизни. Вера в универсальный правильный подход ко всему, с одной стороны, дала возможность быстро развиваться, а с другой — создала напряжение между разными политическими системами.

Конструкция единого формата жива, и в регионах до сих пор многие ей подчиняются и хотят двигаться к некоему светлому будущему. Но параллельно с этим в 1960-х годах появилась альтернатива в виде постмодерна, который сейчас определяет нынешний формат межличностных коммуникаций. Так, в информационную эпоху мы получили совершенно другую конструкцию: индивидуальный рай, системное (или холистическое) мышление, «каждому свое», «все и сразу», «здесь и сейчас», сложный сетевой мир.

Американский философ Элвин Тоффлер в 1970-е годы говорил, что через 30 лет человечество поразится наступившему будущему, потому что не будет к нему готово. Мы по-разному понимали его слова, но думали, что он говорит скорее о технологиях, чем о коммуникациях.

Сейчас вокруг нас все меняется, но надежда на удачные и счастливые перемены уже улетучивается. Нам казалось, что постепенно общество будет состоять из умных, добропорядочных, творческих и счастливых людей, а оказалось все совсем не так. История из прошлого постоянно возвращается в настоящем: мы все ждем прекрасного светлого будущего, в основе которого лежат разум и логика, общие понятные цели и ценности, линейное мышление, прогресс. С другой стороны, современный мир — это нарратив новой реальности, индивидуального рая, «всего и сейчас», никакого движения вперед. Кажется, в нашей нынешней ситуации эти две реальности будут довольно серьезно взаимодействовать.

Будущая эпоха — это хаос, приколы и стеб

Сейчас есть понимание, что общее движение в одном направлении неэффективно, а грядущее построится на основе индивидуальности, разнообразии, вариативности — именно это будет диктовать повестку в будущем. В наше время именно такие критерии становятся все отчетливее, и вся коммуникация строится вокруг получения радости и удовольствия здесь и сейчас.

Современные люди оказались связаны между собой, в первую очередь, благодаря технологиям. Потребность в этой связи появилась в России еще в 1980-е в виде, например, неформальных молодежных движений. Внешняя атрибутика в те времена стала предвестником того, что сейчас можно наблюдать в интернете, где выстраивается некая тусовка, система сложных малопонятных связей. Этот новый формат вступает в конфликт с предыдущим, в котором существовали понятные цели, слова, враги и друзья, но теперь все это приобрело иную парадигму.

Сейчас конструкция светлого будущего, рутинной работы, гедонизма и веселья изменяется в сторону новой тенденции: потребности получать новые впечатления, становящейся основой жизни в той ее части, которая устремлена в будущее, к сетевому обществу. Этот вид потребления — коллекционирование впечатлений — создает ту самую платформу, на которой начинается современное творчество.

От движения к светлому будущему мы пришли к ситуации, которая может разрешиться только победой или поражением. Если раньше нам говорили, что надо идти вперед, становясь все лучше, чтобы преуспеть, то сейчас эта двоичная система серьезно изменяется. Появляются новые виды отношений. Теперь мы ищем светлое настоящее, впечатления, ощущения, способы обмена ими. Это и есть та нынешняя основа для дальнейшего развития, но по мере ее реализации будут накапливаться противоречия, и потому этот взгляд является могильщиком предыдущего.

В этом новом мире самой важной становится задача поиска новых ощущений, опыта, нематериальных ценностей. При этом мы тяготеем к «короткой» информации и «коротким» смыслам. Мир перенасыщен информацией, и ее необходимо как-то всасывать, поэтому часто говорится о «клиповом» мышлении, рассеянном внимании. Подобная модель сбора информации и быстрый обмен ею является основой для новой парадигмы, согласно которой будет идти дальнейшее развитие. Чем дальше, тем больше она станет входить в противоречие с предыдущей системой.

Модель, объясняющая мотивации потребителей, хорошо объясняет и социальные тенденции. В 90-е все люди хотели быть вместе, шло объединение в какие-то группы. Потом произошел скачок в сторону удовлетворения личных потребностей, например, все начали заниматься спортом.

Эта тенденция продолжилась — основным приоритетом стало получение новой информации, приобщение к инновациям, самообразование. Приходящий в мир новый социум строится на достижении целей через геймификацию (использование игровых средств в неигровых условиях), коллаборацию, эдьютейнмент, walk and work («работай на ходу»), third place (третье пространство, кроме работы и отдыха).

Началась эпоха хаоса — эпоха приколов и стеба, нового понимания роли личности, потери общих смыслов и ценностей, отсутствия больших идей, потери общего понимания добра и зла. На смену братству, принадлежности к той или иной группе приходит шеринг, когда люди делятся чем-то, непродолжительно общаются.

Каждый человек становится источником информации для большого количества сообществ, создавая таким образом новый формат взаимодействий. Если раньше у него была пара-тройка близких друзей, с которыми он неразлучен, то теперь у него очень много контактов, люди связаны между собой по одному-двум факторам (вроде работы). Так уходит в прошлое прежняя система крепких социальных связей.

Борьба инноваций с архаикой

Это движение к коротким смыслам и большому количеству развлечений входит в противоречие со старой парадигмой, потому что, с одной стороны, все базовые институты зародились в прошлом, а новая конструкция принадлежит к иной эпохе. При этом одни говорят об архаизации, а другие — о возвращении в предыдущую эпоху. На самом же деле происходит некая борьба, отражающая эти два взгляда: линейный и рациональный анализ вкупе с упрощенным взглядом на реальность и нелинейная система, интуитивное мышление, холистический взгляд на все.

Из-за большого количества смыслов и мозаичности жизни, существование в современном мире становится для людей сложным. Такой шок заставляет их объединяться и создавать странные смысловые химеры, которые будут формировать социальные взаимодействия и наше будущее. Александр Дугин хорошо охарактеризовал это с помощью термина «археомодерн» — подъем наверх эклектичных конструкций, в которых смешиваются патриотизм, языческие верования, коммунизм и религия.

Приходящая на смену светлому счастливому будущему архаика вгоняет нас в ситуацию, когда мы видим архаичное общество, скрывающееся за современными гаджетами, что и создает ощущение новизны. Нам предстоит жить в мире противостояния нового таким химерам из прошлого. Полностью они исчезнут только лет через двадцать.

Телекоммуникации как неотъемлемая часть жизни

Джонстон:

Еще в 1991 году сотрудник Xerox PARC Марк Вейзер прислал мне письмо, в котором отразил свое видение компьютера в жизни человека XXI века. Он предсказал, что искусственный интеллект в будущем станет невидимой частью повседневной жизни. Вейзер также говорил о росте экономики в 50-60 раз в результате слияния человеческого и искусственного интеллектов.

Как такое возможно? Телекоммуникации в 2015 году имеют очень узкую область применения (мобильный телефон, компьютер и, может быть, еще и телевизор). Эта отрасль находится в самом начале своего развития, но если говорить о ближайших 15 годах, то такие технологии войдут в окружающий нас мир.

Например, возьмем зубную щетку. Сегодня это простая пластмассовая вещь стоимостью три-пять долларов — неприбыльный и тупой товар. Добавим к ней телекоммуникации (в виде SIM-карты или Wi-Fi) и искусственный интеллект (ИИ). Находящаяся в ее щетине микрокамера станет дважды в день фотографировать полость рта и передавать эти данные на обработку центральному серверу.

Встроенный в нее микрокомпьютер уже сейчас с помощью статистических инструментов, экстраполяции и регрессии, может рассчитать, какие проблемы с гигиеной рта есть, какие будут у этого человека, и на основе своих выводов давать рекомендации. Сегодня монетизация зубной щетки очень мала. Но с добавлением ИИ и телекоммуникационных компонентов этот нехитрый предмет личной гигиены поможет центральному серверу посоветовать человеку вид зубной пасты, стоматолога, необходимую терапию.

Кроме того, уже через три-четыре года датчики будут представлять собой сложную аналитическую систему, выстраивающую картину здоровья всего организма, хранящуюся в «облаке». Зубная щетка, продающаяся сегодня за пять долларов, станет одним из центров обработки и комплексной диагностики состояния здоровья человека в режиме реального времени.

Или, например, футбольный мяч. Если к нему добавить ту же SIM-карту или Wi-Fi вкупе с акселерометром и камерой, а потом выпустить на рынок, то каждый мальчик от Сан-Паулу до Сальвадора получит мяч, оборудованный телекоммуникационными возможностями. Что из этого следует? Все футбольные клубы, каждый из любителей футбола получат возможность анализировать качество и стиль игры любого человека. Это позволит футбольным клубам вычислять перспективных игроков и находить их с помощью цифровых методик. Это даст возможность выработать в реальном времени личный курс для каждого, кто играет в футбол, и просто поспособствует улучшению здоровья молодого поколения по всему миру, поскольку такие технологии стимулируют людей активнее заниматься собой.

Подобные трансформации произойдут со всем, что нас окружает: автомобилями, дорогами, домами, едой и прочим. Но мы не будем замечать этих изменений так же, как сейчас не замечаем в нашей жизни электричества.

Подобные тенденции станут развиваться по-разному в разных странах. Телекоммуникационная революция для России, Украины, Белоруссии будет куда более важна, чем для других стран мира. Глобальная экономика, если грубо обобщить, делится на два полушария: инновации и креативность против производства и исполнения этих идей.

Современный Китай, например, за редкими исключениями, — это исполнение чужих идей в промышленных масштабах. Вот одно из последствий телекоммуникационной революции и инноваций в областях искусственного интеллекта: исчезновение ценности исполнения, менеджмента. Процесс изготовления дешевеет, ведь оно алгоритмично и его можно автоматизировать.

Проблема России, Украины и Белоруссии обратная: инновации есть, но с их претворением в жизнь существуют проблемы. Здесь телекоммуникационная революция играет очень важную роль, потому что эта инфраструктура позволит таким странам обрести пути к монетизации всего своего макроинтеллекта.

Уже сейчас есть примеры применения телехирургии. Представим, что каждую квартиру или офис в России можно подключить к интернету по каналу с пропускной способностью 1 терабит в секунду. Что помешает российским хирургам оперировать пациентов из другой страны, так же, как сейчас дешевые индийские рабочие обрабатывают рекламации по страховке? Вот так телекоммуникации будут не просто менять каждый окружающий нас предмет, но и судьбы людей, привязанных к одному трудовому рынку. Это позволит всем конкурировать на всех мировых рынках, причем без особых ограничений (своего рода миграция мозгов между нациями и территориями).

Если говорить о развитии самого искусственного интеллекта, то нынешние поисковики и навигаторы не будут зависеть от запросов пользователя, но станут сами предлагать человеку варианты для выбора.

Вероятнее всего, к 2030 году мобильных телефонов в нынешнем их виде уже не останется — они будут представлять собой комплекс видео-, аудио- и тактильного сопровождения, работающий в качестве личного ассистента. Допустим, человек останавливается перед витриной магазина. Его личный компьютерный ассистент знает, что если он смотрит на товар дольше обычного, то, скорее всего, задумался о покупке. Сразу же начинается обработка информации о товаре, цене, магазине, скидках, материалах и прочем. Человек не будет задумываться об этих сложных вычислительных процессах или ощущать их.

Цифровой ассистент станет давать рекомендации о покупках, советовать ближайшие кафе, ориентируясь на предпочтения потребителя. Произойдет натурализация вычислительного процесса, он станет неотъемлемой частью жизни.

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки