Дорогой длинною

Как в Китае построили высокоскоростное чудо света

Dec. 11, 2015 (Xinhua) -- People in costumes of different ethnic groups pose for photos beside a high-speed train ready for operaton at the railway station in Bose County, south China's Guangxi Zhuang Autonomous Region on Dec. 11, 2015. The Nanning-Bose section of the passenger railway connecting Nanning , capital of Guangxi, and Kunming, capital of the neighbouring Yunnan Province, was open to operation on Friday. The section is 223 kilometers long with the operation speed of 200 kilometers per hour.
Фото: Wei Wanzhong / Xinhua / Globallookpress.com

Реализованный в КНР проект модернизации железнодорожной инфраструктуры по масштабу сопоставим со строительством Великой Китайской стены. В создание высокоскоростных железнодорожных магистралей (ВСМ) власти страны вложили около 300 миллиардов долларов. Сегодня китайская сеть ВСМ протяженнее, чем в Японии и Европе вместе взятых. «Лента.ру» выяснила, что представляют собой современные китайские железные дороги, почему правительство КНР не жалело денег на заведомо убыточные проекты и каковы перспективы использования китайского опыта и технологий на российской земле.

Великая китайская сеть

К началу XXI века китайские железные дороги были не локомотивом, а скорее тормозом экономического развития страны. Развитие транспорта не соответствовало возросшему уровню мобильности населения. Железные дороги, средняя скорость на которых составляла 48 километров в час, проигрывали конкуренцию автобанам и авиатранспорту.

В результате в 1997 году началась кампания по увеличению скорости железных дорог, главными мероприятиями которой стали масштабная электрификация, строительство туннелей и мостов для спрямления маршрутов, обновление локомотивного и вагонного парка, улучшение сервиса в поездах. К 2007 году средняя скорость пассажирских составов достигла 70 километров в час, а на отдельных «образцово-показательных» участках поезда разгонялись до 160 километров в час. Впрочем, это было только начало.

В середине 2000-х Пекин запустил амбициозную кампанию по созданию сети ВСМ. Объем инвестиций в создание новых линий уже в 2007 году составил 26 миллиардов долларов. Начавшийся вскоре мировой экономический кризис способствовал еще большим вложениям в строительство ВСМ. Это делалось для того, чтобы обеспечить занятость населения и стимулировать экономический рост. В результате уже к 2009-му общий объем капиталовложений достиг отметки 88 миллиардов долларов, продолжая увеличиваться. Итоговый объем инвестиций в создание сети на 25-30 тысяч километров (расчетная протяженность на 2020 год) оценивается в сумму около 300 миллиардов долларов.

Важно понимать, что высокоскоростные магистрали — это полностью новые ветки, а не апгрейд действующих. Обычно они строятся параллельно уже существующим, однако в некоторых районах являются единственными, и «дублеров» у них нет. В таких случаях они могут использоваться и для перевозки грузов. Хотя в основном ВСМ специализируются на обслуживании пассажиропотока, перевозя свыше трех миллионов пассажиров в день (самый большой показатель в мире). Для того чтобы понять масштабы рынка, следует отметить, что китайские железные дороги каждый день перевозят около 47 миллионов человек.

За десять лет активного строительства было создано 19 тысяч километров высокоскоростных дорог, что делает китайскую сеть ВСМ крупнейшей в мире — больше, чем в Японии и Европе вместе взятых. В России же пока не существует ни одной «выделенной» ветки ВСМ — высокоскоростные поезда «Сапсан» ходят по обычным дорогам, причем ради них перекрывается движение остальных составов.

Изначально китайцы использовали иностранные технологии: французские («Алстом»), канадские («Бомбардье») и японские («Кавасаки»). Китайские производители, которые весьма творчески отнеслись к интеллектуальным правам зарубежных партнеров, менее чем за десятилетие не только достигли того же технологического уровня, но и вышли на лидирующие позиции в мире. И теперь именно китайские технологии наиболее конкурентоспособны на перспективных рынках Индии, Бразилии и Мексики.

По объему вложений и значению для страны создание сети ВСМ вполне сравнимо с такими грандиозными инфраструктурными проектами прошлого, как строительство Великой Китайской стены во времена императора Цинь Шихуана (III век до н.э.) и Великого императорского канала, соединившего в VI веке бассейны рек Хуанхэ и Янцзы.

Как это работает

Для высокоскоростных магистралей, как правило, строятся полностью новые вокзалы, больше похожие на огромные аэропорты, чем на железнодорожные станции. Такие вокзалы становятся точками роста для периферийных «зон развития» — зачастую в пригородах или городах-спутниках. Вокруг них аккумулируется бизнес и сфера услуг. Соединение с системами городского транспорта превращает их в транспортные хабы. Например, таким хабом не только для Шанхая, но и для окрестных провинций стал узел Хунцяо — место, где сходятся международный аэропорт, железнодорожный вокзал и несколько веток шанхайского метрополитена.

К высокоскоростным поездам в Китае относятся поезда с литерами G (их называют «гаоте») с максимальной скоростью 310 километров в час, а также поезда с литерами D («дунчэ»), способные разгоняться до 250 километров в час. «Гаоте» двигаются только по специальным магистралям, которые имеют ряд особенностей: у них меньше углы поворотов и используется только безбалластный путь на бетонном основании. Более медленные «дунчэ» могут двигаться и по некоторым «обычным» дорогам. В настоящий момент на поезда ВСМ приходится примерно 20 процентов всего пассажиропотока, тогда как 80 процентов — это «обычные» поезда, самые быстрые из которых (прямые ночные экспрессы между крупнейшими городами страны) могут идти со скоростью 140-160 километров в час.

Раньше китайские поезда были не только медленными, но и некомфортными. Обычным делом считалось курить прямо в вагоне. В них было шумно, плохо пахло; кондиционеры встречались редко, и это даже специально указывалось в билетах. В настоящий момент ситуация кардинально поменялась. Даже в обычных поездах произведена полная замена вагонного состава. Поезда с литерами G и D по уровню комфорта напоминают самолеты: мягкие откидывающиеся сидения (спальные места на ВСМ не предусмотрены), биотуалеты, кондиционер, отсутствие раздражающей музыки. Билеты стоят раза в два дороже, чем на обычные поезда, но все равно дешевле, чем авиа. И уж точно поезда нового типа значительно комфортнее автобусов, где по старинке на полный звук включают китайские сериалы про гражданскую войну, хуже которых может быть только китайский аналог передачи «Аншлаг».

Высокоскоростные поезда изменили представления о пространстве. Китай — огромная страна, путешествия по которой ранее требовали значительных затрат времени, сил и нервов. Теперь расстояние между Пекином и Шанхаем (1318 километров) на поезде G-1 можно преодолеть за 4 часа 48 минут. Для сравнения: поезд «Сапсан» между Москвой и Санкт-Петербургом едет на час быстрее, но и расстояние здесь в два раза меньше. Между Пекином и Гуанчжоу расстояние 2100 километров, на самом быстром поезде с литерой G его можно проехать за восемь часов. В России примерно такое же расстояние разделяет Москву и Тюмень, на фирменном поезде «Россия» оно преодолевается за сутки и шесть часов.

Все ВСМ управляются компанией CRH (Сhina Railway High-Speed), «дочкой» госкорпорации China Railways, находящейся под управлением Министерства транспорта и Госуправления железных дорог. Прежнее железнодорожное министерство было упразднено в 2013-м после столкновения высокоскоростных поездов в Вэньчжоу (40 погибших) и коррупционного скандала, связанного с его бывшим руководителем. Лю Чжицзюнь, которого считали отцом системы ВСМ, был обвинен в получении «откатов» за подряды на строительство дорог в размере до четырех процентов. Впрочем, по поводу эффективности работы министерства и без этого вопросов хватало.

Все китайские ВСМ убыточны и субсидируются государством. Как в плане строительства, так и в плане обслуживания. Финансирование получается из государственных банков в виде ссуд железнодорожной корпорации и региональным властям. Срок окупаемости относительно коротких веток между крупными городами (например, Пекин — Тяньцзинь) — 15-16 лет при пассажиропотоке около 30 миллионов человек в год. Выход «в ноль» магистралей в отдаленных районах со сложным рельефом практически невозможен.

Фактически государство спонсирует создание заведомо убыточных магистралей, решая при этом такие стратегические задачи, как занятость рабочих рук и бизнеса. Кроме того, быстрый, удобный и недорогой транспорт объединяет страну: позволяет населению выезжать для учебы и работы в соседние города, путешествовать и тратить деньги в туристических районах. Все это в конечном итоге ведет к унификации Китая, распространению общих ценностей и нормативного китайского языка. Как сказал по этому поводу один китайский ученый: «Больше, чем скоростные дороги, для единства нашей страны сделали только иероглифы».

На фоне нового экономического кризиса правительство стремится обеспечить своей индустрии новые заказы. Так как в Китае вся транспортная инфраструктура более-менее построена, Пекин обращает взор на соседей, у которых с инфраструктурой все гораздо хуже.

Тем более, на некоторых участках китайские ВСМ дошли почти до госграницы. На западе построена магистраль «Ланьчжоу — Урумчи» (она, правда, пока не соединена с Пекином). На северо-востоке сеть ВСМ дошла до приграничного города Хуньчунь, от которого по прямой до Владивостока всего лишь 125 километров. В 2019-м ожидается продление ВСМ от Харбина до Муданьцзяна (370 километров до Владивостока).

Стыковка с Россией

В 2014-15 годах власти провинции Хэйлунцзян высказали идею строительства ВСМ «Харбин-Владивосток». Конкурирующие с ними чиновники провинции Цзилинь предложили вариант ВСМ «Хуньчунь-Владивосток» с продлением до Хабаровска. Российские чиновники любят пофантазировать не меньше, поэтому, в свою очередь, выступили с проектом автомобильно-железнодорожного коридора «Хуньчунь — Фэньшуйлинь — Владивосток», предполагающего, в частности, строительство 10-километрового моста через Амурский залив. Очевидно, что во всех случаях речь идет о строительстве дороги с китайской колеей и одной единственной остановкой — конечной, на которой будут проводиться пограничные и таможенные процедуры.

Возможно, с точки зрения стратегии развития на отдаленную перспективу постановка таких целей нужна. Однако на данный момент все три «прожекта» выглядят ненаучной фантастикой. Судя по китайскому опыту и учитывая нынешние объемы трансграничного пассажиропотока, ни один из маршрутов никогда не окупится. При этом их реализация потребует колоссальных денег, которых нет сейчас ни у региона, ни у федерального бюджета. Потенциально средства есть у китайских инвесторов, однако, что может их заставить вкладываться в заведомо убыточный инфраструктурный проект на территории другого государства, непонятно.

Вопреки бытующему в России представлению, китайские инвесторы — это не добрые волшебники, а прагматичные коммерсанты, всегда думающие о собственной выгоде. Возможно, китайские приграничные власти рассчитывают на субсидии Центра. Но получить их удастся, только если будет гарантировано максимальное задействование китайских технологий и производства. Грубо говоря, только в том случае, если это будет китайская дорога, построенная китайскими рабочими с использованием ввезенных беспошлинно китайских материалов и оборудования, это будет интересно Пекину.

Эти же проблемы касаются и другого проекта, гораздо более реального. Речь идет о ВСМ «Москва — Казань», меморандум о совместном строительстве которой был подписан во время майского визита Си Цзиньпина в Москву. На данный момент идет подготовка проектной документации. В сентябре ожидается подписание концессионных соглашений с китайской стороной, которая выиграла тендер на безальтернативной основе. У России сейчас нет ни соответствующих технологий, ни собственных денежных ресурсов (изначально на проект планировалось потратить триллион рублей, что сегодня бюджет позволить себе не может), ни возможности искать источники финансирования в европейских банках.

Торг с потенциальными китайскими инвесторами продолжается, но чем он закончится, непонятно. Китайский капитал, готовый участвовать в консорциуме, хотел бы получить беспрецедентные преференции и максимально задействовать свои мощности. Российская сторона стремится по максимуму локализовать производство и получить не только дорогу, но и индустриальный бум на прилегающих территориях.

Уже сейчас китайские специалисты говорят, что отдельная ветка ВСМ без создания сети не имеет смысла. Следуя этой логике, они предлагают продлевать ее до Екатеринбурга и далее — до границы с Казахстаном, а в перспективе и до Пекина. Пожалуй, это именно тот заказ, который нужен китайским строителям, которые, построив все у себя дома, могут в ближайшее время остаться без работы. Очень примерная стоимость проекта составляет 250 миллиардов долларов, то есть немногим меньше, чем все траты китайцев на собственную сеть ВСМ.

Впрочем, вопросов к данном проекту пока больше, чем ответов. Деньги на строительство есть только у китайцев, но это автоматически означает китайские правила в организационных и технических аспектах, на что Россия и Казахстан по различным причинам могут и не согласиться.

подписатьсяОбсудить
MOBILE, AL- AUGUST 21: Republican presidential candidate Donald Trump greets supporters after his rally at Ladd-Peebles Stadium on August 21, 2015 in Mobile, Alabama. The Trump campaign moved tonight's rally to a larger stadium to accommodate demand. (Photo by Mark Wallheiser/Getty Images)«Мы были уверены, что Трамп — это просто клоун»
Политконсультант-республиканец о несбывшихся прогнозах и о будущем партии
Люди, живущие над войной
Деревенская глубинка сражающегося Йемена
Ангела МеркельЖизнь невозможно повернуть назад
Станет ли миграционный кризис для Меркель тем же, чем Brexit для Кэмерона
Иран освобожденный
Почему снятие санкций не привело к резким переменам в жизни Исламской Республики
Пошарить по карманам
Определены главные угрозы доходам россиян в ближайшие три года
«Нас ожидает девальвация рубля»
Дефицитный бюджет наполнят за счет населения
Цепи для собственников
Что может дать блокчейн российской экономике
Brexit в Китай
Как инвесторы из КНР захватывают Великобританию
Ответили за козла
Похитителю мужских трусов и любителю резвых козочек вручили Шнобелевскую премию
Башку с плеч!
Раскрыты подробности первой успешной операции по пересадке головы
Перемога!
Какой оказалась главная украинская стратегия
Потрачено!
Как пираты переводили компьютерные игры
С поганой метлой
Какие тайны инквизиции скрывает легендарный «Молот ведьм»
Олег Знарок (на втором плане) и Николай Кулёмин, Евгений Кузнецов и Евгений Дадонов (слева направо на первом плане) Похороните меня за кленом
Как Россия проиграла в принципиальном матче Канаде и вылетела из Кубка мира
Виталий МуткоДетали туалета
Мутко переизбран президентом РФС на фоне задержания главы ВОБ Шпрыгина
«Если "Спартак" сдаст позиции, Хабаровск Каррере припомнят»
Бывший форвард сборной России — о промежуточных итогах розыгрыша Кубка страны
Курортный стон
Чем грозит Крыму введение туристического налога
Не только пиво
Чем заняться туристу в северной Германии
Гонка трех фрегатов
Рассказ о втором этапе Черноморской регаты больших парусников
Уик-энд в стиле эконом
Лучшие туры до пяти тысяч рублей на выходные
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
«Барби шайтан выдумал!»
Пластиковую блондинку хотят запретить в России
Разводка и девичья фамилия
Топ-15 лженовостей о звездах, которые СМИ повторяют из года в год
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Джентльмены, покупайте ваши моторы!
Непростой Тест: чьи двигатели стоят на спорт- и суперкарах?
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США