Изгои в оранжерее

К чему приведет переход детдомовцев в общеобразовательные школы

Фото: Сергей Михеев / «Коммерсантъ»

С сентября во всех регионах страны дети из детских домов пойдут учиться в обычные школы. Таким образом власти хотят их социализировать. Некоторые родители испугались, что детдомовцы принесут в школы агрессивную эстетику сиротской жизни, а навыки поведения в обществе сироты будут приобретать за счет их детей. «Лента.ру» разбиралась с ситуацией.

Уже год в России идет реформа сиротских заведений. Одно из запланированных изменений — переход к обучению сирот не в интернатах, а в общеобразовательных школах. В отдельных регионах детдомовцы уже ходят в школы вместе с домашними детьми, теперь так будет везде. «В 2016 году практически повсеместно в обычные общеобразовательные школы пойдут учиться воспитанники детских домов. Это очень важный шаг программы обеспечения в детских домах условий жизни, максимально приближенных к семейным формам воспитания», — за несколько дней до начала нового учебного года заявила вице-премьер Ольга Голодец. Она подчеркнула: необходимо, чтобы «ребята, которые проживают по тем или иным причинам в детских домах, максимально чувствовали себя социализированными».

Агрессивное выживание

Перспектива совместного обучения насторожила некоторых родителей. На форумах они делятся опасениями, что теперь в школах начнутся драки, будут отнимать телефоны и деньги, потому что сироты станут завидовать детям, растущим в семьях. С другой стороны, взрослых беспокоит то, что детдомовцы могут превратиться в изгоев и одноклассники организуют их травлю.

«Обучать сирот в школе — шаг в правильном направлении, но он бессмысленный. Это все равно что просверлить дырку в зубе, очищая от кариеса, но не собираясь далее ставить пломбу. В детском доме дети получают уроки антисоциализации, и уроками в общей школе эту проблему не решить. В связи с этим родители задают простой вопрос: "Почему проблемы социализации детей-сирот должны решаться за счет наших детей?"» — говорит глава Московского городского родительского комитета Руслан Ткаченко.

По его мнению, совместное обучение вызовет множество сложностей, и первыми с ними столкнутся учителя. Педагогов не учили формированию коллективов смешанного типа, у них не предусмотрено на это время, им за это не платят. Кроме того, новые ученики могут повлиять на показатели работы учителей — освоенность предметов.

«Самое опасное в этой ситуации то, что сиротская эстетика направлена на агрессивное выживание, преобладает авторитет сильного из равных. У семейных детей нет проблемы выживания. По сравнению с детдомовскими они как в оранжерее. Для них ближе авторитет мудрого и старшего. При соединении столь разных парадигм более сильная детдомовская может задавить обычных детей», — беспокоится глава родительского комитета. По его словам, он бы не стал отдавать своих детей в класс, где учатся более двух детей из детдомов, и предпочел бы сменить школу.

Борьба с евгеникой

Эксперты, работающие с детдомовцами, видят в инициативе благо. Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская напоминает, что детей из интернатов переводят в обычные школы уже не первый год. Причем процесс идет достаточно безболезненно. На сегодняшний день подобный опыт есть у многих школ. «Никаких проблем нет, кроме того, что их нельзя запихивать всей толпой в один класс, чтобы они не сбивались в группы и не выходили бы стенка на стенку. Проблемы возникнут, когда в огромный класс из 30 детей поступят 10-15 ребят из детского дома, и заранее никто не поможет им», — отмечает Альшанская.

Она признает, что переход не должен быть механическим: сирот нужно подтягивать по школьным предметам, а родителям их одноклассников стоит объяснять поведенческие особенности, которые могут возникать в данной ситуации, как можно нивелировать проблемы. Там, где учителя детских домов нашли общий язык с коллегами из школ, поговорили с ними, познакомили с детьми, все гладко. А если все пускают на самотек, то возможны разные ситуации.

«Что видят дети? Что ребенка кто-то приводит, ребенка кто-то забирает. В учебное время дети находятся вместе с классом, а потом все идут по своим делам. Кого-то забирают в кружки и секции, кто-то остается в группе продленного дня. Эта категория детишек просто потом идет в семейный детский дом или в школу-интернат в сопровождении воспитателя», — соглашается школьный психолог Центра системно-деятельностной педагогики «Школа 2000» Наталья Барложецкая.

Она признает, что возможны проблемы, связанные с социальной разницей, однако и сейчас в одном классе оказываются школьники с разными статусами: кого-то привозят на уроки с охраной, а других приводит пешком бабушка. И по словам психолога, изолирование группы детей не приведет к разрешению ситуации — менять ее нужно через отношение внутри коллектива.

Барложецкая убеждена, что социализация сирот в учебных заведениях необходима. «Это дети, которых недолюбили, которые ощущают себя брошенными и ненужными. Это будет проявляться в любой ситуации. Создание инкубаторских условий приводит к их дезадаптации. Детям нужно помогать, их нельзя изолировать. Иначе мы получим подростков, которые выходят в общий мир с огромным количеством тревог и страхов, не зная, что с этим делать. А тревоги и страхи всегда переходят в агрессию. Это не потому, что они плохие, а потому, что боятся и не знают, как по-другому, они защищаются», — уверена она.

Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» соглашается, что школу нельзя воспринимать исключительно как место для получения знаний, школа также должна служить социальным лифтом. «Когда мы начинаем воспринимать школу как место, где мы просто должны выучить математику, возникает иллюзия, что можно всех хороших детей — направо, а остальных — налево. Но такого не бывает. И каждый год кого-то будут отправлять налево, например после развода родителей. Получается евгеника, что противоречит сути образовательного процесса. Если любого "не такого" забраковывают, то потом ребенок легко сдаст своих родителей в детский дом для взрослых — в дом престарелых, — предостерегает Альшанская, — Мы учим детей тому, что только здоровые, умные, красивые, прекрасные имеют право на что-нибудь. Потом мы огребем, это плохая позиция». И добавляет, что если все сделать правильно, то вместо возможных проблем для школы можно получить пользу, потому что дети научатся толерантному отношению к другим.

Россия00:0115 января

Любит наш народ

Такое могло случиться только в России: дикий тест на знание российской жизни