Достойный поклонения

В Севастополь — за русской воинской славой, исторической гордостью и красотой

Фото: Ирина Балина / Фотобанк Лори

На свете не так много городов, которые одним своим видом внушают уважение. Севастополь — из их числа. Он исполнен величия и какой-то особой благородной красоты. Можно даже не знать его славной истории, не подозревать о происходивших здесь в разное время событиях и все равно чувствовать: этот город полон внутренней силы. Недаром это город федерального значения. Он значимый сам по себе. Корреспондент «Ленты.ру» побродил по его улицам.

Объявляем сим волю нашу

Императрица Екатерина Великая, вне всякого сомнения, была женщиной величайшего ума. Когда в конце XVIII века после нескольких русско-турецких войн Россия получила выход в Черное море, возник вопрос, где создавать военно-морскую базу. Место выбрал легендарный полководец Александр Васильевич Суворов, указав на Ахтиарскую бухту (позже названную Севастопольской) и отметив ее преимущества для базирования флота и строительства оборонительной крепости.

Екатерина, выслушав доводы полководца, повелела генерал-губернатору князю Григорию Потемкину: «Объявляем сим волю нашу — устроить следующие укрепления: крепость большую Севастополь, где ныне Ахтияр и где должны быть Адмиралтейство, верфь для первого ранга кораблей, порт и военное селение».

В 1783 году на берегах бухты, названной Артиллерийской, вдоль Центрального холма началось строительство. А уже через год, в 1784-м, по указу Екатерины II город велено именовать Севастополем, что в переводе с греческого означает «город славы, достойный поклонения». Возможно, этим именем императрица определила дальнейшую судьбу Севастополя.

Постепенно город застраивался, возводились береговые укрепления — бастионы, батареи, разрастались южная и северная части. Начали с южного побережья бухты. И сейчас Южная сторона остается центральной частью Севастополя.

Что знали в древности

Не одна Екатерина была столь прозорлива. И до нее умников хватало. Убеждаешься в этом, попадая в древний Херсонес. Располагается он в черте города, на одноименном полуострове. Кстати, если говорить о модном нынче сочетании «место силы», то одно из них находится именно здесь, в Херсонесе. Настолько сильно переплетены на небольшом клочке земли культуры, эпохи, цивилизации и настолько все это гармонично сочетается, что невольно задумываешься: ведь что-то влекло сюда всех этих столь разных людей.

Здесь были и греки, и римляне, от которых дошли до наших времен развалины древнего города, крепостные стены и руины театра. Одно время Херсонес выполнял роль форпоста Византийской империи на Крымском полуострове. В 988 году именно здесь произошло великое для Руси событие — Крещение.

К 900-летию Крещения Руси в Херсонесе воздвигли Владимирский собор. Перед строительством внимательно изучили «Повесть временных лет» Нестора, где указывалось примерное место соборной церкви городища. В раскопках, проведенных в 1827 году, в центральной части поселения действительно были обнаружены руины древней церкви, где предположительно Владимир и принял Святое Крещение, а потом крестил свое войско в морских водах. На камнях этой церкви и стоит Владимирский собор.

Так и соседствуют теперь в Херсонесе разные культуры и почти мирно уживаются с современностью — неподалеку ведется застройка, зазывают посетителей гостевые дома, но все эти слои истории и культуры не выглядят противоречащими друг другу. Место силы — место гармонии.

Второй Владимирский

Владимирских соборов в Севастополе два. Второй находится в районе Центрального городского холма, на улице Суворова. Его полное название — собор Святого равноапостольного князя Владимира, но больше он известен как Усыпальница четырех адмиралов.

Православных храмов в начале XIX века в Севастополе не хватало, поэтому адмирал Михаил Петрович Лазарев, бывший в то время военным губернатором города, принял решение, согласовав его с императором Николаем I, о возведении собора в центре Севастополя. Впоследствии собор станет местом упокоения и самого Лазарева, и трех его выдающихся учеников — адмиралов В.А. Корнилова, П.С. Нахимова и В.И. Истомина.

Адмирал Лазарев скончался в 1851 году после тяжелой болезни, его захоронили в склепе, над которым потом и воздвигли собор. А в Крымскую войну (1853-1856) один за другим присоединились к своему наставнику ученики. 5 октября 1854 года на Малаховом кургане погиб Корнилов со словами «Отстаивайте же Севастополь!». Спустя полгода, 7 марта 1855-го, — Истомин, а 30 июня 1855-го — Нахимов.

Памятные плиты с именами великих адмиралов России украшают теперь стены Владимирского собора. Вход в усыпальницу, расположенную в нижней части храма, возможен только с экскурсией — иначе нарушать покой великих полководцев не дозволено.

Место славы

В Севастополе особенно остро чувствуешь тесную связь войны и мира. Вот он, Малахов курган — важнейшая стратегическая высота и в Крымскую, и в Великую Отечественную, место ожесточенных боев. Вот Сапун-гора, штурм которой — одна из героических страниц освобождения Севастополя от фашистов. Гора эта всего в 12 километрах от центра города. Здесь открыта диорама «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года». Туристы ее часто путают с известной панорамой «Оборона Севастополя 1854-1855 годов» — творение мастера батальной живописи Франца Рубо размещается в центральной части города, на Историческом бульваре.

Память о войнах (город был почти полностью разрушен дважды — в Крымскую и Великую Отечественную) в Севастополе хранить умеют.

Мемориальный комплекс «35-я береговая батарея» можно назвать подлинной туристической святыней. По крайней мере, пришедшие сюда ранним утром люди ведут себя как паломники в святых местах. Чтобы попасть сюда, нужно приехать не позже восьми и отстоять приличную очередь. Билеты бесплатные, но даже получив билет, попадете на экскурсию лишь ближе к вечеру. Томление в очереди и дети, и взрослые выдерживают стойко, несмотря на палящее солнце. Стоят так, как принято стоять к святыням. А это и есть святыня, где многие по-настоящему осознают, что такое мужество, стойкость, верность и честь.

Здесь в окружении немецких войск, без воды, еды и боеприпасов в течение долгих дней осады люди верили в освобождение, надеялись на победу. Невозможно остаться равнодушным, когда в Пантеоне памяти звучат слова с призывом помнить тех, кто защитил нас.

Все спокойно

Пережив многое на своем веку, Севастополь тем не менее мирный город. Приятно пройтись по Артбухте, заглядывая в лотки с сувенирами, добраться до Памятника затопленным кораблям, рядом с которым в жаркую погоду купаются ребятишки, посидеть на Приморском бульваре, слушая легкий шум фонтана и разговоры местных бабушек — всегда доброжелательных. На Графской пристани, где о деревянный настил бьется морская вода, предлагают прокатиться на катере с обязательным осмотром военных кораблей: «Вы такого еще не видели, их можно потрогать!».

От площади Нахимова по улице Ленина (она когда-то была Балаклавской дорогой, затем улицей Екатерининской, потом улицей Адмиралтейской) можно подняться на Центральный холм, а спуститься, к примеру, со стороны Большой Морской. И все это время удивляться чудесным белым домам, построенным из инкерманского камня — прочного и гуманного: зимой он хранит тепло, а летом — прохладу. Однако об этом чуть позже. Асфальт перемежается с аккуратной брусчаткой, а под ногами уже в середине лета шуршат опавшие листья. По улицам вразвалочку ходят нарядные моряки. Дворики в домах небольшие и очень уютные: играют дети, сушится белье, над старыми железными гаражами — кроны огромных, дарующих щедрую тень деревьев.

На Северную купаться

На Южной стороне города кипит административная жизнь, но перебравшись на пароме или катере на Северную сторону, оказываешься совсем в другой атмосфере. Если катерок прибыл на Радиогорку, можно посетить расположенную совсем рядом Михайловскую батарею — одно из оборонительных сооружений города, сейчас музей. Не поленитесь пойти на экскурсию — получите бесценный интеллектуальный бонус: все сведения о Севастополе сложатся в один пазл, а история города выстроится в стройном порядке.

Ну а если паром прибыл на Северную (площадь генерала Захарова), прямо оттуда можно на 52-й маршрутке добраться до пляжей Любимовки или на 50-й — до пляжей Учкуевки. Это знаменитые севастопольские места отдыха, туристическая инфраструктура тут отлажена — от почти фешенебельных гостиниц и гостевых домов до весьма бюджетных баз отдыха. Неподалеку от базы «Фестиваль» (для ориентира) находится одна из оборонительных батарей — «тридцатка». Сейчас она законсервирована, однако боевые орудия производят впечатление.

Балаклава рассекреченная

Еще совсем недавно навигатор упорно отказывался искать в Севастополе такой интересный район, как Балаклава. После долгих мучений отозвался лишь на запрос «Балаклавская бухта Севастополя». На самом деле в Севастополе есть Балаклавский район, но раньше это место было засекреченным — из-за подземной базы подводных лодок. Теперь базу и окрестности называют «Музеем холодной войны».

Сама Балаклава замечательна и без подлодок: сахарные домики, над которыми возвышается генуэзская крепость Чембало, а в бухте — живописная марина, куда заходят яхты со всего мира. Купаться в Балаклавской бухте, правда, не очень удобно: оба городских пляжа маленькие, поверхность бетонная, спуск в воду по ступенькам. Но пусть это вас не смущает: можно сесть на катер и умчаться на мыс Фиолент либо на заповедный мыс Айя. Там пляжи что надо.

Каменоломни и не только

Ну и, наконец, уже упоминавшийся Инкерман — часть Балаклавского района Севастополя. В VI веке на месте современного Инкермана, на Монастырской скале, греки построили крепость Каламита для защиты подступов к Херсонесу. Позже здесь возник целый пещерный город, каких немало было в Крыму. Турки, захватившие Каламиту в 1475 году, переименовали это местечко в Инкерман (по-турецки — «пещерная крепость»).

Инкерман разросся до размеров города, а Каламита хорошо сохранилась. Смотреть здесь надо не только эту древнюю крепость, но и Инкерманский Свято-Климентовский мужской монастырь, расположенный чуть ниже Каламиты на склоне Монастырской скалы, а отчасти и внутри нее. Монастырь действующий, отреставрирован, выглядит очень достойно. А у подножия холма проходит железная дорога — раньше по ней в Севастополь ходили поезда с туристами, сейчас изредка курсирует электричка.

Не забудем и про инкерманский камень. Его добывают в каменоломнях, находящихся здесь же — да-да! — в районе Монастырской скалы, уже более двух тысяч лет. Не только центральные улицы Севастополя построены из местного камня, из него возводили когда-то и Херсонес.

Каменоломни образуют огромный котлован с ровными срезами бело-серых стен и редкими сквозными проходами, штольнями и террасами. Зрелище фантастическое. Даже не верится, что это дело рук человеческих. А у подножия каменоломен, в зарослях ежевики, есть озеро. Говорят, что наполняют его подземные родники. Из-за смешения с известковыми породами цвет озерной воды необыкновенный, ярко-зеленый. Неизвестно точно, действительно ли в его глубинах бьют ключи, но в жаркий день вода теплая, купаться одно удовольствие.

Пиши не пиши о Севастополе, все равно останется что-то недосказанное. Это действительно особая единица, особое место. Адмирал Лазарев, так любивший этот город, однажды воскликнул: «Что за порт Севастополь! Чудный! Кажется, что благодатная природа излила на него все щедроты и даровала все, что только нужно». Точнее не скажешь.

Путешествия00:0820 апреля

Нестроевые командиры

Чем на самом деле живет Чечня: женщины, алкоголь и автомобили