Услышать коммерсанта

Зачем московские власти сохраняют налоговые льготы для бизнеса

Фото: Максим Змеев / Reuters

30 марта истек срок подачи декларации по налогу на имущество организаций за 2016 год. В последние годы формула взимания этого налога изменилась: во многих регионах ее начали рассчитывать исходя из кадастровой, а не инвентаризационной стоимости. Разнятся и подходы региональных властей: в некоторых субъектах Федерации местные чиновники по максимуму обложили коммерсантов имущественными сборами, в других, напротив, даже расширили льготы бизнесменам. Как реализуются налоговые новации и как к ним относится бизнес, разбиралась «Лента.ру».

Долить в бюджет

Российские регионы могут устанавливать собственную ставку по налогу на имущество в пределах для коммерческих объектов недвижимости, к которым относятся офисы, торговые точки, заведения общепита и бытового обслуживания. Пределы ставки ограничивается Налоговым кодексом, а сам показатель диверсифицируется в зависимости от категорий зданий.

Такой подход обеспечивает дополнительные источники дохода местным бюджетам. Так, например, в бюджет Коми с начала 2017 года поступило 15,3 миллиарда рублей налогов (на 16 процентов больше, в сравнении с годом ранее) — при этом в основном рост произошел благодаря поступлениям налога на имущество организаций: плюс 1,2 миллиарда рублей, что в 1,7 раза больше, чем годом ранее. Это объясняется увеличением среднегодовой стоимости налогооблагаемого имущества, а также повышением ставки по налогу (с 1 до 1,3 процента) в отношении ряда категорий имущества.

К торгово-офисной недвижимости присматриваются и в Кировской области. «Коммерсантъ» писал, что местное правительство предложило изменить налогообложение торговых, офисных и административных центров площадью более 2 тысяч квадратных метров. Ожидается, что в 2018 году ставка по налогу на имущество для подобных категорий недвижимости увеличится вдвое — с 0,7 до 1,5 процента, а с 2019-го и до 2 процентов.

Более того, чиновники задумались о том, чтобы вовсе отменить льготы в отношении санитарно-курортных организаций, купивших объекты стоимостью от пяти миллионов рублей, религиозных организаций, использующих помещения не для культовой деятельности, территориальных органов федеральной власти, управляющих объектами региональной собственности. Эксперты встретили предложения более чем прохладно, выразив опасения, что инициатива может ударить по бизнесу и ухудшить и без того не очень привлекательный инвестиционный климат региона.

Капля в море

Вопрос повышения налога и его последствий актуален и для российской столицы, ведь в Москве объем недвижимости, облагаемой налогом от кадастровой стоимости, продолжает расти. В ноябре 2016-го был опубликован перечень объектов столичной коммерческой недвижимости на 2017 год, по которым налог на имущество рассчитывается от кадастра. Общая площадь объектов, включенных в этот список (а их 24 тысячи), выросла на 23 процента по сравнению с 2016 годом. Перечень 2016-го охватывал около 80 процентов всех торгово-офисных объектов, реестр на 2017 год — уже более 90 процентов. На 2016-й ставка установлена в 1,3 процента, на 2017 год — в 1,4 процента, а на 2018 год — в 1,5 процента.

Налог на имущество организаций принес бюджету Москвы в первом квартале 2017-го 23,9 миллиарда рублей из 420,8 миллиарда (плюс 4,8 миллиарда в сравнении с первым кварталом 2016 года). Впрочем, этот рост в сравнении с другими статьями дохода нивелируется. Заведующий кафедрой административного и финансового права МГИМО МИД России Илья Гончаренко в разговоре с «Лентой.ру», ссылаясь на данные «Открытого бюджета Москвы», привел любопытную динамику поступлений от налога на имущество организаций в совокупном объеме налоговых доходов бюджета Москвы: в 2012 году они принесли 6 процентов; в 2013-м — 6,5 процента; 2014-м — 6,1 процента; в 2015 году — 5,8 процента; в 2016-м — 5,9 процента.

«Таким образом, формально доля поступлений от налога на имущество организаций в структуре налоговых поступлений бюджета Москвы снизилась после введения кадастровой стоимости, — отметил эксперт. — Тем не менее в абсолютном стоимостном выражении объем поступлений по налогу на имущество организаций вырос с 88 682,2 миллиона рублей в 2012 году до 97 300 миллионов рублей в 2016 году».

По словам Гончаренко, можно сделать вывод, что поступления от налога на имущество организаций растут немного медленнее, чем поступления от основных налогов московского бюджета — на прибыль организаций и на доходы физических лиц. «С учетом того, что на долю этих двух бюджетообразующих налогов в среднем приходится не менее 70 процентов налоговых доходов бюджета Москвы, маловероятно, что даже в долгосрочной перспективе налог на имущество организаций сможет стать главной статьей дохода столичного бюджета», — заключил эксперт.

Льготный подход

Коммерсанты говорят, что в последние годы налоговая нагрузка растет, а рентабельность бизнеса падает. «Сегодня объекты торгового назначения выкупаются не по тем ценам, которые могли бы оправдать их строительство. Торговые центры, которые выводятся на рынок, либо были запущены еще до кризиса и их завершение — необходимость для девелопера, либо они являются частью масштабных проектов», — отметил в беседе с «Лентой.ру» директор департамента торговой недвижимости PENNY LANE REALTY Антон Коновалов.

В качестве примера эксперт привел компанию «ПИК», которая застраивает целые кварталы, сопровождая вывод жилых комплексов необходимой инфраструктурой. Торговые центры в этом случае — часть социальной нагрузки: застройщик не зарабатывает на них, но компенсирует издержки реализацией жилых квадратных метров. «В противном случае строительство торговых центров сегодня нецелесообразно», — заключил эксперт. Не исключено, что, если в Москве не примут дополнительных шагов в поддержку бизнеса, не только торговая, но и другая коммерческая недвижимость окажется на грани окупаемости.

Однако позитивные сигналы со стороны властей в адрес бизнеса есть. В частности, московские власти сохранили систему льгот, защищающую реально работающий малый бизнес (помещения площадью 300 квадратных метров освобождены от налога), социально значимые отрасли и производство. Налог для образовательных, медицинских и научных организаций, расположенных в торговых и бизнес-центрах, снизили в четыре раза. Еще в 2015 году также в четыре раза был снижен налог для административных зданий заводоуправлений, в три раза облегчена нагрузка на гостиницы. В 2016 году власти в четыре раза понизили ставку для агрокластеров, в два раза — для промышленных комплексов, полностью освободили от уплаты налога технопарки и индустриальные парки.

С 1 января 2017 года налог в отношении имущества, необходимого для проведения чемпионата мира по футболу, не платят ФИФА и ее дочерние отделения, а также ряд иных организаций, участвующих в подготовке и проведении мундиаля и Кубка конфедераций 2017 года. Общая сумма налоговых льгот, предоставленных бизнесу в 2015 году, составила три миллиарда рублей.

Очевидно, власти стремятся предоставлять актуальные решения, которые позволят сохранить имеющийся бизнес и стимулировать развитие нового.

Бизнес хочет заморозку

Участники рынка считают, что в перспективе расширение списка недвижимости, облагаемой налогом по кадастру, может коснуться многих арендаторов зданий. «Собственник не захочет терять свою прибыль и переложит бремя на арендаторов», — говорит владелец кафе Didu и квест-кафе «Кусочки» Максим Горячев. В конечном счете это ударит и по бизнесу, и по потребителю, который почувствует рост налоговой нагрузки в виде роста цен.

Александр Кан, совладелец ресторанов True Cost, K-Town, «Никуда не едем», Ruski, в беседе с «Лентой.ру» посетовал, что власти, «вместо того чтобы помогать рестораторам снижать расходы, риски, приводящие к закрытию ресторанных сетей, предлагают другое». Выходом из положения могла бы стать фиксированная налоговая ставка для бизнеса, полагает предприниматель. «Такое решение выгодно для планирования, для прогнозирования бизнеса, — подчеркнул Кан. — Но здесь стоит оговориться: фиксированные ставки должны быть посильными, а не такими, как, например, для стрит-ретейла, к которому невозможно подобраться».

Владелец компании MegaAgent, эксперт рынка недвижимости Руслан Соешев поддерживает такую точку зрения. «Если мы зафиксируем действующие ставки по налогам, это даст прозрачность в понимании финансовых моделей. Особенно это коснется инвесторов — не только крупных, но и частных», — говорит специалист.

Мария Онучина, директор департамента управления объектами NAI Becar (входит в Becar Asset Management Group), полагает, что «заморозка» ставки налога не решит проблемы, ведь в ближайшие годы она вырастет не сильно. Эксперт указывает на другие трудности, с которыми сталкиваются собственники. Так, владельцы недвижимости порой становятся жертвами «нерыночного определения кадастровой стоимости». Бизнесмены «вынуждены оспаривать кадастровую оценку по несколько раз в связи с тем, что при оценке используется массовая методика, что влечет дополнительные временные и финансовые траты».

По мнению Онучиной, вместо «заморозки» налоговой ставки куда «уместнее было бы продлить сроки действия оценки кадастровой стоимости объекта на более длительный период».

Обсудить
Ростов в огне: в городе горят десятки домов
Крупнейший пожар последних лет глазами горожан
Тайсон с Матвеевской
Агрессивный москвич отомстил дворнику за жену, выбив зубы и откусив ухо
«Из двух детей один обязательно заболеет»
Стоит ли удалять органы у новорожденных, чтобы уберечь их от рака
Бесоизвержение
Поп-экзорцист на черном Land Cruiser заставляет православных трястись и кричать
Гуд-бай, Америка: США перестанут выдавать визы россиянам
Все собеседования отменены до начала осени
На кровавых каруселях
Перестрелять недовольных — переизбравшийся президент Кении оказался обидчивым
Демократия подъехала
США влияют на политику других стран, не привлекая внимания
Федор Лукьянов: Удар по «Кимерике»
Почему Дональд Трамп должен применить силу против Пхеньяна
Бомбанет?
Американский островок готовится к ядерному удару Северной Кореи
С чем идут на дело в Америке
Рейтинг самых криминальных стволов США
Арам ПетросянКартонный террор
Бывший следователь по делу террориста Петросяна едва не стал его адвокатом
Место происшествияРезня в Сургуте: кто стоит за атакой на прохожих
Пострадали семь человек, нападавший убит
Роли исполняли: кто есть кто в «банде GTA»
Главное о беспощадных убийцах с большой дороги
Османский ответ
Турецкое оружие завоевывает мир
«Технари тусуются у левой колонки»
Полиция кормила посетителей фестиваля бульоном, но кто-то все равно умер
«Объявлен окончательный коммунизм»
2 важные старые книги: выбор Валентина Курбатова
«Изображать тупого иностранца и вести себя как дома»
Секрет датского счастья, или как выжить в Скандинавии: версия Майкла Бута
«После фон Триера не найти такие же рискованные роли»
Шарлотта Генсбур о «Призраках Исмаэля» и любви к провокационным проектам
Антон Прохоров«За бородой прячутся и политики, и банкиры»
Единожды оседлавший Harley-Davidson россиянин навсегда меняет ориентацию
«Охренеть! Тоже хочу!»
В чем разница между хорошими и плохими наколками
«Чо ты как баба?»
Дерзкое решение полового вопроса в тесте «Ленты.ру»
Танки и люрекс
Роль модников в крахе СССР