Взятки сладки

Главного следователя Москвы обвинили в помощи главному вору страны

Александр Дрыманов
Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

В Москве судят руководителя управления собственной безопасности Следственного комитета России (СКР) Михаила Максименко. Он обвиняется в получении взятки от вора в законе Захария Калашова, известного как Шакро Молодой. На процессе прокурор заявил, что в «коррупционной спецоперации», целью которой было освобождение подручного Калашова по прозвищу Итальянец, участвовал еще и начальник столичного управления СКР Александр Дрыманов. Он фигурирует в деле как свидетель, хотя СМИ периодически сообщали про обыски у Дрыманова и даже о его отставке. В самом СКР, впрочем, эту информацию неоднократно опровергали. Подробности неожиданного поворота в одном из главных дел года выясняла «Лента.ру».

Новый поворот

Рассмотрение уголовного дела Михаила Максименко началось в Мосгорсуде с оглашения обвинительного заключения. В этом документе собраны результаты работы следствия за полтора года. Именно столько прошло с момента задержания Максименко, его заместителя Александра Ламонова и заместителя руководителя московского управления СКР Дениса Никандрова. Следствие считает, что сотрудники получили взятку от Шакро Молодого за освобождение криминального авторитета Андрея Кочуйкова (Итальянец), которого арестовали после перестрелки у ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве в декабре 2015 года.

«В марте 2016 года Максименко был достоверно осведомлен, что руководитель ГСУСК Москвы (Главное следственное управление Следственного комитета России по Москве) Александр Дрыманов, его первый заместитель Денис Никандров и руководитель следственного управления по ЦАО ГСУСК Москвы Алексей Крамаренко за незаконное денежное вознаграждение, полученное при посредничестве от Смычковского, предприняли меры к решению вопроса об освобождении Кочуйкова из-под стражи путем переквалификации преступлений», — заявил на судебном заседании прокурор Борис Локтионов, оглашая обвинительное заключение по делу Максименко.

Как писал «Коммерсантъ», крупные коммерсанты, которым Калашов в разное время помогал решать проблемы с криминалитетом, откликнулись на его призыв и собрали общими усилиями около пяти миллионов долларов для выкупа Итальянца из неволи. Именно такую сумму запросил Максименко за свои услуги, утверждал источник издания. По его данным, по 500 тысяч долларов выделили крупный девелопер Дмитрий Смычковский, проживающий в США, и владелец сети ресторанов Олег Шейхаметов.

«Максименко узнал от своего заместителя Ламонова о том, что Олег Шейхаметов готов заплатить за решение вопроса в отношении Кочуйкова (Итальянца). Максименко вступил в преступный сговор с Ламоновым для решения вопроса и получил от Шейхаметова 500 тысяч долларов. Бывший сотрудник Следственного комитета Денис Богородецкий и бывший сотрудник МВД Евгений Суржиков выступили посредниками в сделке, а Дрыманов дал команду переквалифицировать дело и взять его на контроль Никандрову», — цитирует прокурора «Коммерсантъ».

По словам гособвинителя, Дрыманов, Никандров и Крамаренко установили порядок действий в отношении Кочуйкова, который заключался в «выделении в отдельное производство и передаче дела в следственное управление ЦАО СКР Москвы, где деяния Кочуйкова будут переквалифицированы на менее тяжкое преступление, то есть самоуправство». Никандров и Крамаренко «подготовили Дрыманову служебную записку о необходимости переквалификации действий Кочуйкова» с вымогательства на самоуправство и «изменении меры пресечения на не связанные с заключением под стражу при отсутствии на то законных оснований».

«Дрыманов одобрил эти предложения и поручил Никандрову продолжить курирование расследования уголовного дела вопреки распределению обязанностей среди своих заместителей, установленному приказом ГСУСК Москвы», — сказал прокурор. В настоящий момент Дрыманов проходит по этому делу свидетелем, напоминает РИА Новости. Между тем в конце 2017 года был арестован бывший начальник управления СКР по центральному округу Москвы Алексей Крамаренко, также обвиненный в получении взятки за освобождение Итальянца.

В статусе свидетеля

После ареста заместителя руководителя московского управления СКР Дениса Никандрова в июле 2016 года имя его непосредственного начальника Дрыманова неоднократно всплывало в прессе в связи с возможной причастностью к взятке от Шакро Молодого. В сентябре Агентство городских новостей «Москва» сообщило, что глава московского СКР в «деле Шакро» сменил статус свидетеля на подозреваемого. Источник издания в правоохранительных органах утверждал, что на Дрыманова дал показания Никандров.

В свою очередь «Московский комсомолец» сообщал, что главный следователь Москвы был допрошен. Источник издания намекнул на возможное задержание Дрыманова. Вскоре после этого у разных СМИ стала появляться информация об обысках дома и на рабочем месте главы СКР Москвы. Но в тот же день СКР и сам Дрыманов выступили с опровержениями.

«В настоящее время в Главном следственном управлении следственных мероприятий не проводится. Оперативный состав Главного управления под руководством Александра Дрыманова работает в штатном режиме», — заявляла представитель столичного СК Юлия Иванова.

В то же время источник «Ленты.ру» подтвердил проведение следственных действий и в здании столичного управления СКР в Серебряном переулке, и в квартире и на даче Дрыманова. В ходе них сотрудники ФСБ, пытаясь найти хоть что-то незаконное, «буквально просвечивали пол, стены и мебель, однако ничего компрометирующего Александра Дрыманова у них не появилось», писал «Коммерсантъ». Источники издания предполагали, что генерал СКР сам подаст рапорт об отставке.

«Я не писал никаких заявлений (об отставке), потому что в этом нет никакой необходимости,— заявил тогда генерал Дрыманов «Коммерсанту». По его словам, он работает «в штатном режиме». Обыски у него проводились, но летом 2016 года, сразу после задержания его заместителя Никандрова. Дрыманов назвал «странной и удивительной» информацию о нем в СМИ.

Дрыманов исполняет обязанности руководителя московского главка СКР по приказу председателя ведомства Александра Бастрыкина с февраля 2015 года. Он сменил на этом посту Вадима Яковенко, который перешел в ФМС на должность заместителя директора. В декабре того же 2015 года Президент назначил Дрыманова на должность начальника столичного главка Следственного комитета России.

Генерал-майор Александр Дрыманов до этого назначения исполнял обязанности главы управления СКР по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны. В частности, он курировал следственные мероприятия в отношении украинской летчицы Надежды Савченко и командиров батальонов «Айдар», «Донбасс» и «Днепр-1», возбуждал уголовное дело о геноциде русскоязычного населения Донбасса, а также неоднократно выступал с сообщениями о применении украинской армией запрещенных видов оружия (фосфорных и кассетных боеприпасов).
Также Дрыманов вел следствие по фактам геноцида граждан Южной Осетии во время войны 2008 года. Он довел до суда второе дело ЮКОСа в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

В разгар суда

Дрыманов может быть вызван для допроса на процесс по делу Максименко, если прокурор или судья сочтут это необходимым. Между тем подсудимый, глава управления собственной безопасности СКР, продолжает настаивать на своей невиновности.

«Своей вины я не признаю. Никаких денег я не получал (...) от Шейхаметова. [Его] я вообще не знаю. Ламонов мне никакие деньги не передавал. Это подтверждается тем, что деньги у меня не изъяты, я бы их чисто физически не смог бы скрыть. Никандров и Ламонов были вынуждены меня оговорить, сотрудники ФСБ их обманули, обещая взамен выпустить из-под стражи, но так и не выпустили», — сказал Максименко.

Его уголовное дело было выделено в отдельное производство. Расследование в отношении Ламонова и Никандрова продолжается. Источники сообщали в СМИ, что с Ламонова сняли одно из обвинений, а сам он готовится заключить сделку со следствием. Также на сотрудничество пошел и Никандров, утверждают источники.

Между тем прекращено дело о взятках в отношении предпринимателя Шейхаметова и посредников — бывших сотрудников правоохранительных органов Суржикова и Богородецкого.

Однако Суржикова сейчас судят вместе с Шакро Молодым, Итальянцем и еще несколькими людьми по делу о вымогательстве. Им вменяется два эпизода, один из которых касается хозяйки ресторана Elements Жанны Ким. По данным следствия, с нее требовали восемь миллионов рублей. 14 декабря 2015 года в заведение приехал Итальянец по поручению Шакро Молодого, считают следователи, но представители Ким — адвокат Эдуард Буданцев с товарищами — отказались платить, и переговоры переросли в разборку с применением огнестрельного оружия. В результате перестрелки были убиты два человека, еще несколько ранены. С этого инцидента началась череда громких арестов и дел: под стражей оказались Шакро Молодой и офицеры СКР.

На процессе в Никулинском суде Москвы Итальянец заявил, что следователи и прокуроры дважды предлагали ему свободу в обмен на признание вины.

«Нас четыре часа упрашивали признать вину по 330-й (статья 330 УК РФ «Самоуправство») и обещали сразу же отпустить домой. Но это вопрос чести для нас, мы невиновны. Я пойду до конца, это беспредел», — заявил подсудимый Андрей Кочуйков.

Адвокат Калашова Александр Гофштейн заявил «Ленте.ру», что его подзащитный никаким образом не фигурирует в деле Максименко и участвовать в процессе над офицером СКР не будет.

Кулуарные игры

Новый виток обвинений в адрес руководителя столичного Главка СКР в самом ведомстве считают продолжением информационной войны со следственным комитетом в целом, и с генерал-майором юстиции Дрымановым в частности. Понятно, что Дрыманов входит в ближайший круг единомышленников главы ведомства Александра Бастрыкина, именно поэтому является привлекательной целью для недоброжелателей бессменного председателя СКР.

«Истерию вокруг вырванной фразы из обвинительного заключения начали те же самые Telegram-каналы, что ранее клеветали по поводу обысков в здании ГСУ СКР по Москве, и в квартире и на даче Дрыманова. Осенью все ими написанное оказалось враньем, и сейчас нам преподносят смесь из правды и лжи, основанной на короткой выдержке из обвинительного», — рассказал «Ленте.ру» высокопоставленный сотрудник СКР.

В ведомстве происходящее связывают с искусственно раздуваемыми (по версии работников Технического переулка) слухами о ликвидации СКР: «Для того, чтобы ликвидировать Комитет, доказавший свою эффективность и по сути значительно менее коррумпированный, чем другие силовые ведомства, необходимо отменить или изменить федеральный закон. Есть группа бывших депутатов, которая пишет подобные проекты — но они уже бывшие».

На самом деле даже те фразы из обвинительного заключения, которые были оглашены прокурором, вызывают очень серьезные сомнения. В частности, указание переквалифицировать дело на менее тяжкую статью «самоуправство» рядом с «указанием Никандрову взять дело под личный контроль» сомнительно: дело в том, что уголовные дела по 330-ой статье УК расследует, в соответствии с УПК, полиция. То есть вслед за переквалификацией дело надо было отдать по подследственности. Что как-то не вяжется с действиями за вознаграждение.

Содержащаяся в обвинительном заключении фраза о том, что «Дрыманов за незаконное денежное вознаграждение... принял меры к решению вопроса об освобождении Кочуйкова из-под стражи путем переквалификации преступлений», говорит о том, что он по меньшей мере должен быть отстранен от исполнения обязанностей. Хотя бы на время следствия. Но лишь в том случае, если это подтверждается объективными материалами дела. Иначе таким образом можно голословно оболгать любого человека. Между тем, несмотря на данные, оглашенные гособвинителем Борисом Лактионовым, Дрыманов остается начальником столичного Главка СКР и в этом статусе принимает участие в коллегиях и совещаниях различных органов власти, попадая в том числе и на экраны телевизоров. И статус его не поменялся — он по-прежнему свидетель в деле.

«По сути "дело Никандрова" стало "обраткой" за "дело прокуроров" (в 2011 году СКР обвинил большую группу прокуроров Московской области в крышевании игорного бизнеса — прим. «Ленты.ру»), — считает еще один высокопоставленный сотрудник правоохранительных органов, который наблюдает за происходящим со стороны. — Тогда Бастрыкин обвинил подчиненных генерального прокурора Юрия Чайки в крышевании игорного бизнеса, но не учел, что дело в суд направляет заместитель генерального прокурора. Весьма вероятно, что громкие фразы насчет Дрыманова, внесенные сотрудниками ФСБ в обвинительное заключение по делу Максименко, стали ответом на события 2011 года. Ведь понятно, что на открытом процессе они неизбежно вызовут сенсацию».

По мнению собеседников «Ленты.ру», происходящее — результаты межведомственного противоборства. Скорее всего, результаты озвученной сегодня информации о главе столичного главка СКР появятся лишь через несколько месяцев. И кому-то они аукнутся. Но кому — пока можно только гадать.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайся!

Наследники Мавроди

Они создали крупнейшую пирамиду современной России. Их жертвы потеряли миллиарды