Новости партнеров

Русская весна

Кому выгодна ложь о сбитых Сирией американских ракетах

Фото: Hassan Ammar / AP

Утром в минувшую субботу, 14 апреля, Соединенные Штаты и их союзники нанесли удар по Сирии в ответ на использование Башаром Асадом химического оружия. Впоследствии появилась информация, что сирийской ПВО удалось сбить более 70 ракет из 105 запущенных. В Пентагоне над этими заявлениями посмеялись и предоставили доказательства успешности ракетного удара. Тем временем президент США Дональд Трамп пообещал нанести еще один удар, если официальный Дамаск вновь использует химическое оружие. Эксперты Directorate 4 совместно с «Лентой.ру» рассказывают, что представляет собой сирийская система противовоздушной обороны и что на самом деле происходило 14 апреля.

Чистое небо

Сирийские войска противовоздушной обороны в современном виде берут свое начало с 1969 года — ранее части ПВО были в составе сухопутных войск и военно-воздушных сил. Как и в других арабских странах (Египет, Йемен), в получившей независимость Сирии на заре становления армии использовалось советское вооружение, оставшееся после Второй мировой войны.

Части ПВО были оснащены зенитной артиллерией довоенного (61-К), военного (С-60) и раннего послевоенного (КС-19 1947 года разработки и ЗСУ-57-2 1950 года) периода. С развитием реактивной авиации эффективность зенитной артиллерии значительно уменьшилась. Для борьбы с современными самолетами требовались соответствующие средства — одним из них стала ЗСУ-23-4 «Шилка», которая, впрочем, вскоре оказалась бесполезна против самолетов и нашла свое место в мотопехотных частях. До сих пор «Шилка» и С-60 активно применяются в боевых действиях на земле всеми сторонами сирийского конфликта.

В ходе Шестидневной войны 1967 года с Израилем большая часть сирийских самолетов была уничтожена на аэродромах базирования, были потеряны Голанские высоты, и остро встал вопрос о создании современных сил противовоздушной обороны.

Единственной страной, которая могла предоставить современную технику, был Советский Союз. Уже в 1968 году в Сирию прибыли первые комплексы С-75. В начале 1970-х начались поставки более современных комплексов С-125, которые до сих пор стоят на вооружении сирийских войск ПВО. Для создания мобильных частей ПВО из СССР были поставлены ЗРК «Квадрат» — экспортный вариант ЗРК «Куб». Этот комплекс стоит на вооружении до сих пор. В начале 1980-х в Сирию прибыли первые комплексы С-200, до сих пор считающиеся здесь самыми современными ЗРК. Как и ранее, персонал для управления средствами ПВО готовился советскими специалистами. Подготовка велась как на территории СССР, так и в военных академиях Сирии.

После распада Советского Союза Россия продолжила сотрудничество с Сирией в военно-промышленной сфере. Российская сторона проводила обслуживание и модернизацию комплексов С-125 и С-200. В 2006 году был заключен контракт на поставку современных зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь С-1». Первые комплексы прибыли в Сирию в 2008 году. С 2010 года начались поставки комплексов «Бук-М1» и «Бук-М2». Несмотря на то что «Бук» и «Панцирь» существенно уступают в дальности действия комплексу С-200, они качественно усиливают сирийскую систему противовоздушной обороны.

Арабская защита

Численность военнослужащих войск ПВО Сирии, по разным данным, составляет от 20 тысяч до 54 тысяч человек. Дальность действия средств ПВО составляет: 20 километров у «Панцирь-С1», около 30-40 километров у С-75 и С-125 и 240 километров у С-200ВЭ. При этом «Панцирь-С1» может действовать против низколетящих целей — от 15 метров над землей: именно на таких высотах и «работают» крылатые ракеты.

Самый насыщенный средствами ПВО район — Дамаск и его окрестности. Помимо правительственных объектов, они защищают аэродромы и базы сухопутных сил. В состав развернутых сил ПВО входят комплексы С-75, С-125, С-200, «Куб» и «Панцирь-С1». Они расположены на севере Дамаска — на горе Джебель-Касиюн, на западе — в 30 километрах от Дамаска на базе ПВО «Рамадан». Фактически Дамаск имеет самые многочисленные и качественные силы. Однако находящиеся в районе Дамаска объекты иранских военных периодически подвергаются ударам ВВС Израиля. И гору Джебель-Касиюн, и базу ПВО «Рамадан», на которой базируются С-200, в прошлом бомбили ВВС Израиля. Разбомбленный комплекс в Барзе входил в зону ответственности именно частей ПВО Дамаска.

В провинции Хомс, где располагались еще две цели, базируются С-75, С-125, С-200 и «Куб». Часть ПВО с С-200 расположена в нескольких километрах южнее города Хомса. В этом же районе находится военная академия, готовящая квалифицированные кадры. Атакованный коалицией объект находится в 20 километрах западнее Хомса, на шоссе Хомс — Латакия.

Жесткий ответ

14 апреля основная цель Запада — здание научно-исследовательского центра — было атаковано 76 ракетами. Из них 57 — крылатые ракеты BGM 109 «Томагавк» и 19 AGM-158 JASSM. Ракеты были запущены из Красного и Аравийского морей.

«Томагавки»— основная ударная сила США в своем классе. Они были разработаны в 1970-х годах и с 1983 года стоят на вооружении американских войск. В качестве носителей выступили эсминцы «Хиггинс» и «Лабун» класса «Арли Бёрк» и ракетный крейсер «Монтеррей» класса «Тикондерога». «Хиггинс» и «Лабун» имеют 90 пусковых установок на борту, «Монтеррей» —122 пусковые установки. Но не все они используются под «Томагавки», корабли вооружены и ракетами других типов. По всей видимости, для нанесения ударов использовалась модификация «Томагавка» с осколочно-фугасной боевой частью массой 450 килограммов. Ракета с такой «нагрузкой» может преодолевать не менее 1500 километров до цели.

Также в атаке принимали участие два стратегических бомбардировщика B1-B «Lancer». Они были вооружены ракетами AGM-158 JASSM. Эта ракета относительно современная, хотя и не столь массовая, как «Томагавк». Дальность ракеты, запущенной американским бомбардировщиком с территории Иордании, — 360 километров. Цена каждой ракеты составляет около миллиона долларов США. Это, впрочем, можно объяснить тем, что ракету разрабатывала компания Lockheed Martin, устанавливающая высокую цену на свои изделия и имеющая сомнительную репутацию по части борьбы с коррупцией.

В атаке на объекты в провинции Хомс вместе с США принимали участие их союзники по НАТО и международной коалиции, действующей в Сирии и Ираке — Франция и Великобритания.

ВВС Франции для нанесения ударов задействовали пять истребителей Dassault Rafale и четыре Dassault Mirage 2000, от ВМФ Франции принимал участие фрегат «Лангедок» класса FREMM (Европейский многоцелевой фрегат). Самолеты применяли крылатую ракету SCALP EG, являющуюся совместной англо-французской разработкой (британское название — «Storm Shadow»). Ракета может поражать цели на дальности до 560 километров и имеет 450-килограммовую фугасную боевую часть. Одна ракета оценивается более чем в 800 тысяч евро. Фрегат «Лангедок» атаковал тремя крылатыми ракетами MdCN (дословно «Крылатая ракета морского базирования»), она поражает цели с помощью 250 килограммовой боевой части на расстоянии до 1 тысячи километров.

Великобритания использовала только воздушные силы — четыре истребителя Panavia Tornado GR4, вооруженные крылатыми ракетами Storm Shadow.

Силы США в Средиземном море представляла подводная лодка с атомной силовой установкой «Джон Уорнер» класса «Вирджиния», запустившая шесть крылатых ракет «Томагавк».

Сирия в огне

На брифинге после атаки представитель Пентагона генерал Кеннет Маккензи заявил, что по целям в Сирии было выпущено 105 ракет. Все они достигли своих целей и уничтожили объекты сирийской инфраструктуры, на которых производилось или могло производиться и хранилось химическое оружие. Представитель военного ведомства отметил, что ими использовались средства подавления сирийской ПВО. Кроме того, Маккензи сообщил, что сирийские военные выпустили 40 зенитных ракет, однако они не достигли своих целей, так как большинство из них были запущены уже после нанесения авиаударов союзников. Также генерал выразил опасения, что ракеты без наведения могли упасть на местных жителей и привести к их гибели или ранению.

Самый массированный удар пришелся по научно-исследовательскому комплексу в населенном пункте Барза, где, по утверждению коалиции, велась разработка и производство химического оружия. Объект представляет собой комплекс зданий, в котором имеются лаборатории, учебные кабинеты, спортзалы и другие помещения для обучения студентов. По данным Пентангона, в центр выпущено 76 ракет — 57 «Томагавков» и 19 AGM-158 JASSM. Все ракеты поразили комплекс.

На снимках, опубликованных американским командованием, видно, что комплекс зданий полностью уничтожен.

Не моя оборона

Второй удар был нанесен по военному складу, на котором якобы хранилось химическое оружие — зарин и компоненты для его производства (прекурсоры). Объект находится у деревни Сунун западнее города Хомса. По данным Пентагона, 22 ракеты, выпущенные по складу, достигли цели и уничтожили ее.

Третьей целью американских военных и их британских и французских союзников стал бункер-хранилище с химическим оружием и важным, по мнению Пентагона, командным центром. Сооружение расположено западнее города Хомса. Бункер поразили семь ракет, уничтожив его полностью.

Вскоре после ударов прошел брифинг Министерства обороны России.

По данным начальника Главного оперативного управления Генерального штаба ВС России генерал-полковника Сергея Рудского, в бомбардировках сирийских объектов участвовали ВВС США и Великобритании, также корабли американского ВМФ «Лабун» и «Монтерей», с которых производился пуск ракет. Российские военные не смогли зафиксировать французские военно-воздушные силы. Удары наносились американскими самолетами В-1B, F-15, F-16, а также «Торнадо» ВВС Великобритании.

По словам Сергея Рудского, по территории Сирии было выпущено 103 ракеты, 71 из которых удалось перехватить силами сирийских ПВО. Целями авиаударов были несколько аэродромов ВВС Сирии.

Одной из целей стал международный аэропорт Дамаска, который в Минобороны России назвали Дювали. По авиагавани и объектам его инфраструктуры было выпущено четыре ракеты, все они были сбиты силами ПВО Сирии.

Атаке подвергся аэродром Думейр, по которому выпустили 12 ракет, все они были сбиты.

Впоследствии в сети появились фотографии с авиабазы. Их сделали российские военные корреспонденты, находящиеся в Сирии. По их словам, аэродром не пострадал.

Аэродром #Думейр после ракетного удара #США. Сирийские ПВО сбили здесь 12 ракет. #Сирия Повреждений аэродрома не наблюдаем

Фото опубликовано @evgeny.poddubny

Следующей целью стал аэродром Мардж Рахиль, который в версии Минобороны России превратился в «аэродром Блэи». По данным Генштаба России, по авиабазе было выпущено 18 ракет — все сбиты.

По аэродрому Шайрат удар был нанесен 12 ракетами, которые успешно сбили силы ПВО.

По неиспользуемому аэродрому Меззе, который находится в пригороде Дамаска, было выпущено девять ракет — пять сбили. По словам российского военкора, авиабаза сильно не пострадала.

Аэродром Меззе в Дамаске после ночного удара. Не выглядит он что-то очень разрушенным. #Сирия #евгенийподдубный

Фото опубликовано @evgeny.poddubny

Авиабаза Кусаир, которая в версии Минобороны России стала называться Хомс, также подверглась ударам. По ней было выпущено 16 ракет — 13 сбито. Аэродром серьезно не пострадал.

Самыми крупными объектами на территории Сирии, подвергшимися бомбардировке, стали научно-исследовательский центр в городе Барзе и неизвестный объект в районе Джарамани. По словам Сергея Рудского, по объектам было выпущено 30 ракет, семь из которых были сбиты. Эти объекты якобы использовались для производства химического оружия. По словам начальника генштаба, они частично разрушены.

Вполне возможно, что список объектов, подвергшихся ракетно-бомбовой атаке, куда больше. Сирийское командование и очевидцы зафиксировали еще несколько ударов по объектам на территории Сирии.

Речь идет, в частности, о научно-исследовательском центре в Джамраке, который окружен военными объектами и средствами ПВО.

Удары по комплексу Джамрая
YouTube

Кроме этого, в эфире государственного телеканала заявили, что средства ПВО штатно отработали по 13 ракетам в районе Кисва, где расположена сирийская военная база.

Работа ПВО

Еще одной предполагаемой целью стала база сирийских ПВО в провинции Сувейда. По другим данным, удар наносился по расположенной неподалеку иранской базе в районе населенного пункта Азра.

Судя по почти точному совпадению в заявленном обеими сторонами количестве ракет, российские силы действительно наблюдали и зафиксировали почти все объекты в небе Сирии во время нанесения ударов. Возможно даже, что некоторое количество ракет на самом деле было сбито сирийскими ПВО. Но вряд ли речь может идти о 70-процентной результативности.

Во-первых, нет объективных свидетельств поражения такого количества ракет. В качестве доказательств Министерство обороны Сирии выложило две фотографии обломков неизвестного устройства, произведенного во Франции.

Есть много других фотографий, выдаваемых за обломки «Томагавков», которые на деле являются обломками советской зенитной ракеты комплекса «Куб». Утверждение, что обломки разлетелись по большой площади и потому собрать их невозможно, не более чем отговорка и предложение поверить на слово.

Во-вторых, утверждение, что объекты не пострадали, вовсе не означает, что ракеты, выпущенные по ним, были сбиты. Аэродромы могли остаться невредимыми просто потому, что их и не бомбили.

В-третьих, заявленные западными союзниками цели были поражены — об этом свидетельствуют объективные данные. Завышенные данные министерства обороны о количестве сбитых ракет могут объясняться не только известными качествами данного ведомства, но и тем, что оно, например, получило их от сирийских коллег, а радиолокационные средства не смогли отследить всю траекторию полета ракет.

Однако в пользу версии о перехвате части ракет говорит непропорциональный урон, нанесенный таким невероятным количеством ракет. Здание НИИ в Барзе, против которого было использовано 76 ракет (а это до 30-35 тонн взрывчатки — при условии использования всех ракет с осколочно-фугасной боевой частью), получило ущерб, который мог быть нанесен несколькими авиационными боеприпасами в разы меньшей мощности. То же самое можно сказать в отношении двух атакованных объектов в провинции Хомс. Похожая ситуация была во время атаки на авиабазу Шайрат: после попадания 60 «Томагавков» база начала работать в штатном режиме уже через 24 часа, а качество ее повреждений не соответствовало количеству выпущенных ракет.

Дальше — хуже

Ракеты могли никуда и не полететь — изначально проблему пытались решить, используя механизмы ООН. 10 апреля Соединенные Штаты вместе с 25 другими странами внесли проект резолюции СБ ООН, в которой предлагалось создание независимого совместного механизма ООН. Данная организация должна была расследовать вероятную химическую атаку 7 апреля в сирийском городе Дума.

Совместный механизм необходим, поскольку миссия по установлению фактов ОЗХО не ставит своей целью определение виновных в совершенной химатаке. ОЗХО может лишь подтвердить или опровергнуть сам факт применения химического оружия или отравляющих веществ в качестве оружия. А предлагавшийся механизм как раз должен был установить виновных в его применении.

Россия заблокировала принятие резолюции. Представитель России в СБ ООН Небензя заявил, что данный механизм копирует ранее действовавший, который, по словам Небензи, «стал марионеткой антидамасских сил» и «покрыл себя позором, вынеся без заслуживающих доверия доказательств обвинительный приговор суверенному государству».

Данное заявление основывается лишь на том, что предыдущий механизм пришел к выводу об ответственности Дамаска за применение химоружия в Хан-Шейхуне. На самом деле в то время он отвечал принципам объективности и беспристрастности, но Москву не устроил вывод комиссии: обвинять входивших в нее экспертов ООН, ОЗХО и ВОЗ в непрофессионализме может только тот, кто ничего не знает о методике их работы.

При этом Небензя, следуя парадоксальной логике, заявил: США специально внесли резолюцию, которую заблокирует Россия, чтобы после этого нанести удары по Сирии. Так и вышло. Россия не позволила создать независимый механизм для расследования атаки в Думе, а США, Франция и Великобритания нанесли свои удары.

Миссия ОЗХО в Думу все-таки отправилась — она должна была выяснить, применялось ли там химическое оружие.

Называя возможную химатаку в Думе мнимой и в резких выражениях обвиняя страны Запада в том, что они не заинтересованы в честном расследовании, российская сторона загоняет себя в угол.

Если эксперты ОЗХО не найдут признаков химической атаки (а зачем тогда было блокировать создание механизма ООН?) или затруднятся в выводах, под огонь критики прессы и оппозиции попадут лидеры США, Франции и Великобритании. Но если химатака была и ОЗХО это установит, то мощный удар будет нанесен по репутации России и ее представителей. Иными словами, ставки сделаны. И, судя по поведению сторон, обе они уверены в своей правоте. Ясность должен внести доклад ОЗХО.

Мир00:0431 августа

«Сначала убьют ваших мужчин, а потом и вас»

Черные тигрицы воевали в джунглях и взрывались в толпе. А теперь сидят на кухнях