Африканские царицы

Самые знаменитые, властные и сексуальные женщины Черного континента

Иман и Дэвид Боуи
Фото: Richard Young / REX / Shutterstock

Африка — пожалуй, самый таинственный континент, населению которого досталась сложная историческая судьба. «Лента.ру» рассказывает о властных, талантливых и красивых африканках — политикессах, моделях и певице. Этот рассказ продолжает серию публикаций о влиятельных и сексуальных представительницах разных наций. Прежде речь уже шла о жительницах Америки и Индии, француженках, израильтянках и японках.

Иман

Иман, одна из первых темнокожих моделей в истории мировой моды — и одна из самых успешных, родилась в Могадишо, столице Сомали. Ее характерная для этого региона внешность — изысканно-тонкие черты лица в сочетании с довольно темной, но не черной кожей, и хрупкое телосложение обеспечили и Иман, и ее сестре Наде успешную модельную карьеру.

Есть распространенное мнение, что модельная карьера для женщин из стран третьего мира была альтернативой нищете и проституции. В случае с Иман это мнение совершенно неверно. Она родилась и выросла в респектабельной мусульманской семье, ее отец был дипломатом. При рождении будущая модель получила имя Зара Мохаммед Абдулмаджид, а Иман (в переводе с арабского — «вера в истинность Аллаха») называл внучку дедушка. У Иман была возможность и хорошо одеваться (с учетом, разумеется, традиций семьи), и получить достойное образование. Девушка владела несколькими языками, включая французский и итальянский, и изучала политические науки.

Возможно, на выбор профессии повлияло желание африканской красавицы перебраться в «центр мира» — Нью-Йорк, куда ее пригласил фотограф Питер Бэрд. Иман, которой тогда было двадцать лет, очевидно, хотелось попробовать жизнь куда более свободную, нежели в Африке и арабских странах, где работал ее отец. Первой фотосессией модели стала съемка для Vogue, и в дальнейшие 15 лет модельной карьеры планку она не снижала: работала с марками Versace, Calvin Klein, Issey Miyake и Donna Karan, а Ив Сен-Лоран, увлекшийся экзотикой еще в 1967 году и выпустивший «Африканскую коллекцию» (к слову, ее демонстрировали светлокожие модели), не раз называл Иман «женщиной мечты».

Иман всегда подчеркивала свою яркую внешность столь же яркими нарядами. Она была одной из тех, кто ввел в моду ярко-розовый оттенок фуксии. Даже в зрелые годы экс-модель подчеркивала свою безупречную фигуру алыми и лиловыми атласными платьями с открытыми плечами. Африканское происхождение, вероятно, повлияло и на ее пристрастие к тканям с яркими принтами и орнаментами, от леопардовых до этнических. Вьющиеся волосы она обычно выпрямляла и высветляла или придавала им красноватый оттенок, но иногда ее видели с короткой курчавой шевелюрой, окрашенной в яркие цвета.

Столь же ярким, как модельная карьера, был брак Иман с рок-звездой первой величины Дэвидом Боуи, за которого она вышла в 1992 году. Совместные выходы пары всегда становились праздником для светских хроникеров и фотографов. Муж и жена часто одевались так, чтобы подчеркнуть контраст своей внешности: темнокожая Иман надевала белое платье, а светловолосый Боуи облачался в черное. Пара оставалась в браке до самой смерти артиста в 2016 году.

По завершении модельной карьеры Иман продолжила работать в fashion-бизнесе, выпустила линию косметики своего имени и занялась благотворительностью: она сотрудничает с программой Keep a Child Alive («Сохрани жизнь ребенку») и американским Фондом защиты детей. В 2010 году она получила премию Совета модных дизайнеров Америки (CFDA) в почетной номинации «Икона моды».

Лия Кебеде

Лия Кебеде — одна из самых успешных (наряду с Иман) моделей африканского происхождения. Она родилась в столице Эфиопии Аддис-Аббебе и, как многие эфиопские женщины, отличается изяществом сложения и хрупкостью: при росте почти 180 сантиметров объем ее талии в расцвете карьеры составлял всего 58 сантиметров. Кроме того, как опять же у многих эфиопок, черты ее лица скорее напоминают южноевропейские или ближневосточные, нежели африканские, — этот факт способствовал ее успеху у модельеров и в модных журналах Америки и Европы.

Лия получила довольно приличное, по меркам Восточной Африки, образование, благодаря которому, собственно, и началась ее модельная карьера. Когда девушка училась в международном франкоязычном лицее Guebre-Mariam в Аддис-Аббебе, ее заметили хантеры французского модельного агентства и пригласили на работу в Париж. К тому времени у Лии уже был опыт выхода на эфиопские модные подиумы, хотя там, конечно, все было скромнее: скажем, манекенщицам не выдавали туфель, они дефилировали в собственных. Кебеде, разумеется, согласилась перебраться в Европу, но настояла на том, чтобы сначала закончить образование.

Дебют Кебеде на «большом подиуме» состоялся на показе Ralph Lauren, а вскоре модельер Том Форд, тогда креативный директор Gucci, предложил ей эксклюзивный контракт. Из Парижа Кебеде перебралась в Штаты и стала жить и работать на два континента. В 2002-м Лия уже позировала для обложки Vogue (к тому времени она успела выйти замуж за своего соотечественника, менеджера инвестиционного фонда Касси Кебеде, и родить старшего сына Сухула). Кроме вполне пристойных обложек Vogue (она, кстати, снималась и для российской версии издания), эфиопская красавица позировала и полу-, а то и совсем обнаженной: так, журнал i-D снимал ее голой до пояса на пике формы и совсем нагой — во время второй беременности дочерью Раи (она родилась в 2005 году).

Стесняться своей фигуры модели не приходилось ни до, ни во время, ни после беременности: недаром бренд белья Victoria's Secret пригласил ее на роль одного из своих «ангелов». Обычно «ангелами» становятся модели с относительно пышной грудью, но в данном случае руководство марки оценило «неземную» хрупкость Кебеде.

На официальные мероприятия со своим участием модель приходила в вечерних нарядах, предоставляемых ей брендами, с которыми она работала: среди них Oscar de la Renta, Gucci, Saint Laurent, Balenciaga, Givenchy, Christian Dior и другие. Часто Лия появляется на публике в драгоценностях Tiffany & Co. — с этой ювелирно-часовой маркой ее много лет связывают дружеские отношения. В свободное время, как многие модели, Кебеде отдыхала от «тяжелого люкса» и носила обычную одежду — например, облегающие футболки и джинсы Gap (который, кстати, тоже рекламировала). Кроме модельной карьеры, манекенщица пробовала себя в дизайне: через пару лет после рождения дочери она запустила линию детской одежды Lamlam (в переводе с ее родного амхарского это означает «цвести»).

Недурно смотрится на Лии и строгий деловой костюм: она стала представителем Всемирной организации здравоохранения (World Health Organization, WHO) — специального учреждения ООН по вопросам защиты здоровья. Кроме того, чтобы помочь своим соотечественницам — молодым матерям, модель основала фонд Liya Kebede Foundation. Ее филантропические заслуги отметил журнал Glamour, назвав ее «Женщиной года-2013»

Сезария Эвора

Сезария Эвора никогда не была красавицей, но талант певицы сделал ее «повелительницей сердец». Она одна из самых характерно выглядящих певиц в истории эстрады. Сезария начала петь и выступать в ночных барах родного города Минделу в Кабо-Верде (Острова Зеленого Мыса) еще совсем юной, но большинство современных слушателей помнят ее уже зрелой, несколько грузной матроной — неизменно босая, с несколько косящими глазами, короткой стрижкой или африканскими косичками, в просторных платьях-балахонах.

Неудивительно: проникновенный голос Сезарии Эворы и ее берущее за душу исполнение традиционных кабо-вердианских песен морна на местном диалекте португальского, португальских фаду и африканских напевов европейские слушатели смогли оценить, когда певице было уже за сорок.

Эвора была дочерью музыканта, но отец не успел ничему ее научить: он умер, когда Сезария была совсем маленькой. Мать, работавшая кухаркой за мизерную плату, овдовев, из-за ужасающей бедности вынуждена была отдать девочку в приют. Потом девушка вернулась домой, чтобы помогать семье. Зарабатывала она именно выступлениями в барах. Там ее и заметили. Кабо-вердийский певец Тито Парис привез Эвору в Лиссабон, где она несколько лет выступала в баре Enclave для соотечественников-эмигрантов. Там ее заметил Жозе да Силва, француз кабо-вердийского происхождения, и пригласил певицу в Париж. Жозе положил много сил на то, чтобы она получила европейское, а затем и мировое признание.

В конце 1980-х африканская певица, певшая по-португальски, была знакома множеству людей, никогда не бывавших в Африке и не знавших ни одного португальского слова. Следом за признанием пришел и достаток, но уже пожилая Эвора продолжала ходить босиком, надевая самую легкую обувь только зимой, на гастролях в северных странах. Тем самым она стремилась привлечь внимание к бедности, в которой живет большинство африканцев. Кабо-вердийке стали доступны услуги стилистов, поэтому на концертах она появлялась не только с короткой стрижкой или в национальном головном уборе, напоминающем тюрбан, но и с «плоеной» укладкой или замысловато заплетенными африканскими косичками.

Полная Сезария всем прочим сценическим нарядам предпочитала просторные туники и балахоны: яркие лиловые, темно-зеленые, из золотистой парчи, с отделкой бисером по вороту и так далее. Имелись в ее гардеробе также туники и головные повязки с этническим принтом. Певица любила украшения: на ее руках обычно было несколько крупных колец с камнями и гравировкой, а на концертах она появлялась в золотых цепочках с медальонами.

За свой альбом Voz d’Amor Эвора получила в 2004 году премию «Грэмми» (певица номинировалась на эту награду пять раз). Кроме того, она дважды удостаивалась французской награды Victoires de la musique, а в 2009 году — ордена Почетного легиона. Умерла Сезария Эвора в 2011 году, вскоре после того, как официально завершила музыкальную карьеру. Годом позже в ее честь назвали аэропорт на кабо-вердийском острове Сен-Винсент.

Элен Джонсон-Серлиф

У либерийской политикессы Элен Джонсон-Серлиф достижений больше, чем у большинства мужчин, а если учесть ее африканское происхождение и возраст (экс-президенту Либерии идет 81 год), ее карьера кажется и вовсе невероятной: помимо успешного президентства, длившегося с 2006-го по 2018 год, она стала лауреаткой Нобелевской премии мира за 2011 год с формулировкой «За ненасильственную борьбу за безопасность женщин и за права женщин на полноправное участие в построении мира» (совместно с Тавакуль Карман и Леймой Гбови).

Добиться таких успехов африканке удалось благодаря хорошему американскому образованию: она получила сначала диплом бухгалтера в Мэдисоне, а затем — степень по государственному управлению в Гарварде, одном из самых престижных университетов в мире. В 1972 году, вскоре после получения диплома, она стала помощницей министра финансов Либерии, а с 1980-го по 1985 год сама занимала этот пост.

К сожалению, ее карьера прервалась: за выступление в парламенте с критикой военного режима тогдашнего либерийского правителя Сэмюэла Доу она была сначала заключена в тюрьму, а потом изгнана из страны. Джонсон-Серлиф вернулась на родину только в 1997 году. Тогда же она, экономистка Всемирного банка, впервые выдвинула свою кандидатуру на выборах президента Либерии, но набрала только 10 процентов голосов. Спустя восемь лет она победила с большинством голосов — около 20 процентов, а в 2011 году, переизбираясь на второй срок, Джонсон-Серлиф получила около 90 процентов голосов избирателей. В том же году президент получила Нобелевскую премию. Второй президентский срок Элен завершила в 2018 году.

У Элен Джонсон-Серлиф четверо сыновей: многие женщины считают, что работа по воспитанию такого количества детей занимает все время матери, но у Элен оставалось время для учебы, напряженной работы, научной (она автор двух экономических монографий) и общественной деятельности.

Практически все время, проведенное Элен Джонсон-Серлиф у власти, она одевалась в национальном стиле: носила длинные яркие туники, покрывала в тон и напоминающие тюрбан головные уборы из тафты или хлопка, которые закалывала надо лбом броскими брошами. В допрезидентские времена она носила африканские косички. Помимо брошей экс-президент любила жемчужные бусы, в которых появлялась на большинстве мероприятий. В неофициальной обстановке Джонсон-Серлиф предпочитала европейскую одежду — например, иногда выступала перед публикой в простой джинсовой куртке и без головного убора. На запястье президента обычно красовались золотые часы Rolex.

Винни Мандела

Номзамо Винфреда Мадикизела-Мандела, известная всему миру как Винни Мандела, супруга знаменитого борца с апартеидом в ЮАР Нельсона Манделы, была не просто «женой своего мужа», но и самостоятельной политикессой. Еще в молодости, в годы учебы в училище работников социального обеспечения в Йоханнесбурге, она сблизилась с молодежью, состоявшей в троцкистских кружках, и начала пропагандировать социалистические взгляды и борьбу против апартеида. В те времена Винни не только предпочитала европейскую версию своего имени, но и европейский стиль одежды — например, платья с открытыми плечами и броскую бижутерию.

С Нельсоном Манделой, который был старше нее на 18 лет, Винни познакомилась в 1957 году. В то время он был женатым отцом троих детей. Вскоре Мандела развелся, и в 1958 году они с Винни стали мужем и женой, а затем и родителями дочерей Зенани и Зиджи. В 1963 году Мандела попал в тюрьму за антиправительственную деятельность и призывы к вооруженной борьбе с апартеидом. За все время заключения, продлившееся до 1990 года, супругам разрешили только одно личное свидание. Все это время Винни продолжала действовать как политическая активистка, за что и сама в 1969 году попала на полтора года в тюрьму.

После освобождения из заключения неуемная Винни Мандела продолжила заниматься политикой. Со временем она вошла в Национальный исполнительный комитет Африканского национального конгресса и возглавила женскую лигу этой организации. За свои заслуги она получила неформальный титул «матери нации», а позже и формальные награды: в 1985 году — премию Роберта Кеннеди, а в 1988-м — премию ООН в области защиты прав человека.

В это время она стала одеваться в национальном стиле: бусы и цепочки уступили место этническим ожерельям, платья с глубоким вырезом и открытыми плечами — туникам, голову Мандела покрывала традиционным тюрбаном. В одежде Винни использовала традиционные орнаменты в цветах флага ЮАР — черный, зеленый, желтый, белый, красный, синий.

Однако не всем власть идет на пользу: Винни стала ею злоупотреблять. В 1980-е годы, когда ее муж еще томился в заключении, Винни Мандела организовала в Йоханнесбурге футбольный клуб для беспризорников. На самом деле трудные подростки стали телохранителями «матери нации», параллельно совершая разные противоправные деяния. Кончилось все судом: в доме Винни «футболисты» убили 14-летнего подростка, осмелившегося покинуть клуб. В конце 1980-х состоялся суд, но Винни Мандела прикрылась не слишком достоверным алиби и отделалась штрафом.

Второе громкое судебное дело с ее участием имело место в начале 2000-х, уже после развода с Нельсоном Манделой (супруги официально расторгли брак в середине 1990-х) и его смерти в 1999-м. В 2003 году ее признали виновной в мошенничестве и кражах у заемщиков организованного ею фонда и приговорили к тюремному заключению. Винни подала в отставку со своих должностей в АНК и отказалась от депутатского статуса в парламенте ЮАР. Однако авторитет и слава покойного мужа Манделы были еще так весомы, что суд пересмотрел дело, исключил корыстный мотив и заменил реальное заключение на условное. Умерла Винни в 2018 году.

ЦенностиПартнерский материал

Посягнули на святое

Можно ли спать два часа в день и высыпаться: эксперимент