Новости партнеров

Супергерои и котики

История комиксов, заметки порнозвезды и страхи советских людей — лучшие книги Non/fiction

Кадр: фильм «Хранители»

С 5 по 9 декабря в Москве в Гостином дворе пройдет Международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction №21. Изначально задуманная как ярмарка научно-популярной, исторической и биографической литературы, она вскоре стала универсальной. Но прекрасной литературы в жанре нон-фикшн к началу декабря по-прежнему издается больше, чем в другое время года. «Лента.ру» выбрала 15 лучших нехудожественных книжных новинок ярмарки Non/fiction

Шенг Схейен «Авангардисты. Русская революция в искусстве 1917-1935» (изд-во «КоЛибри»)

Искусство почти всегда так или иначе отражает эпоху, в которую творится, но кажется, эти два мира никогда не соприкасались так близко, как в начале ХХ века. Художники, режиссеры, писатели совершили не только революцию в искусстве — они буквально принимали участие в революции политической, социальной, бытовой. Чего стоит одно только назначение Малевича комиссаром Кремля. Голландский славист Шенг Схейен, знакомый российскому читателю своей книгой о Дягилеве, занялся изучением русского авангарда, его происхождения, особенностей и спада. Но книга вышла не отвлеченно-искусствоведческая, а абсолютно «человеческая»: кто с кем ладил, кто с кем ругался и во что все это вылилось, занимает автора не меньше, чем смена визуального языка.

Грант Моррисон «Супербоги» (перевод А.Грызуновой, изд-во «КоЛибри»)

Старожилы свидетельствуют, что во второй половине 1980-х годов случился бум английских комиксов. Алан Мур написал новую версию «Болотной Твари» и собственных «Хранителей», Нил Гейман выпустил «Песочного человека», Питер Миллиган — новую версию «Шейда, изменяющегося человека». А четвертым героем экспансии британских рисованных историй на Запад стал Грант Моррисон, автор «Лечебницы Аркхем». Он исследует миф о супергерое и рассказывает историю комиксов в книге «Супербоги».

Клод Леви-Стросс «Все мы каннибалы» (перевод Е.Морозовой, Е.Чебучевой, изд-во «Текст»)

После смерти знаменитого антрополога осенью 2009 года в возрасте почти 101 года открылось, что в его архивах хранится еще немало неопубликованных заметок и трудов. В этот сборник вошли периодические статьи Леви-Стросса, написанные для итальянской газеты La Repubblica. Поводом для каждой послужило какое-то злободневное событие: общественная полемика вокруг празднования Рождества и Нового года, а также публичная казнь Деда Мороза как символа чуждого праздника, эпидемия так называемого «коровьего бешенства», каннибализм (пищевой или терапевтический), межкультурные и межрасовые отношения и так далее. Но в каждом из случаев Леви-Стросс показывает, что любой обряд, ритуал или обычай, «каким бы странным, скандальным или даже оскорбительным он ни казался», должен быть рассмотрен исключительно в оригинальном контексте.

Джордж Оруэлл «Дневники. Подготовлены к печати Питером Дэвисоном» (перевод В.Голышева, Л.Мотылева, М.Дадяна, Л.Сумм, изд-во «Альпина нон-фикшн»)

Джордж Оруэлл имел обыкновение фиксировать свою жизнь на бумаге. Не только размышления о политике, конспирологические теории или жизнь лондонских нищих, но и сугубо бытовые подробности (в духе записок Льва Толстого), например, садоводство, страстным поклонником которого был писатель, или заметки о погоде. Труд собрать все записи воедино и снабдить их комментарием взял на себя британский литературовед, специалист по творчеству Оруэлла, автор его биографии Питер Дэвисон. В результате записи охватывают период с 1931 по 1949 год. За некоторыми исключениями. В частности, дневников, касающихся времен гражданской войны в Испании, в книге нет — они в свое время были конфискованы НКВД.

Флориан Иллиес «1913. Что я на самом деле хотел сказать» (перевод В.Серова, изд-во Ad Marginem, Музей современного искусства «Гараж»)

Продолжение бестселлера «1913. Лето целого века» немецкого искусствоведа и журналиста Флориана Иллиеса. Его прием прост, избит и прекрасен. Что будет, если на корме уплывающего вдаль корабля, написать «Титаник»? История сразу приобретет другое звучание. То же и с книгами Иллиеса. Гитлер еще не Гитлер, Сталин еще не Сталин, Малевич только что придумал, что написать «Черный квадрат» — это хорошо, а «Весна священная» еще никакая не классика, которую все хотят поставить. Мир 1913-го еще не знал двух страшных мировых войн, атомного оружия и холокоста. Калейдоскоп событий последнего года перед сломом эпох.

Джессика Стоядинович «Философия, порно и котики» (перевод А.Адырхаевой, изд-во Individuum)

О порноактрисах принято думать, как о существах, угнетенных и недалеких. Мол, что им еще оставалось делать, кроме как... Джессика Стоядинович, Стоя, если не та, кто сломал этот стереотип, то точно одна из них. Она умна, остроумна, образована, ее блог популярен не по тем причинам, о которых вы сейчас подумали, а ее статьи публикуются в The New York Times, The Guardian, Esquire. «Философия, порно и котики» — сборник эссе из периодики, а также записей из личного блога о месте женщины в современном мире, сексуальности, феминизме, порноиндустрии и собственной бабушке.

Александра Архипова, Анна Кирзюк «Опасные советские вещи. Городские легенды и страхи в СССР» (изд-во «Новое литературное обозрение»)

Как известно, тоталитаризм держится на страхе, запугивании. Но со временем в подобном обществе страх начинает работать по принципу самоцензуры — лучше заранее испугаться незнакомого, чужого, запретного, чем потом получить неприятности. Но и свое, привычное, каждодневное провоцировало желание увидеть в нем что-то потаенное и потенциально опасное. Все, кто хотя бы ребенком застал 1980-е, помнят местные дворовые страшилки про тайные комнаты, секретные подвалы, жвачку с битым стеклом и прочее. Но это был уже излет жанра, столь популярного в советские годы. Антропологи Александра Архипова и Анна Кирзюк на основе архивных документов и соцопросов собрали страхи советских обывателей, городские легенды и теории заговора, рожденные спецификой общественного мышления в СССР.

Андрей Зорин «Жизнь Льва Толстого. Опыт прочтения» (изд-во «Новое литературное обозрение»)

На фоне бума биографической литературы вообще, а также посвященной Льву Толстому и его семейству в частности, книга Андрея Леонидовича Зорина может выглядеть несколько странно в том смысле, что большие ученые чаще пишут монографии, а не популярные биографии. Особенно, если учесть, что область основных профессиональных интересов литературоведа лежит в XVIII веке. Однако биографии биографиям рознь. И когда ее пишет один из виднейших отечественных славистов, профессор Оксфордского университета, можно только порадоваться за широкую публику, которой в том числе эта книга адресована.

Марина Абрамович «Пройти сквозь стены» (перевод К.Ганюшиной, изд-во АСТ)

Автобиография выросла из монолога, который знаменитая художница наговорила журналисту Дэвиду Куну. Детство в семье югославских партизан, выбор творческого пути, эксперименты над собственным телом (раздевание, порезы, насилие), поначалу нежные, а затем болезненные, но неизменно страстные, отношения с Улаем — все это необычайно интересная, но вполне предсказуемая сюжетная канва. Любопытней другое: что из всего сказанного правда? Где Марина Абрамович придерживается фактов, а где начинает один из своих перформансов? Может быть, и вся книга — это перформанс? Тогда на какую реакцию он рассчитан?

Джейн Биркин «Дневник обезьянки» (перевод Е.Головиной, изд-во «Синдбад»)

Еще одни дневниковые записи, еще одна женская автобиография, экстравагантная, как все, что связано с именем Джейн Биркин. Юная Биркин начала вести дневник, когда ей было 11 лет. Писала она его, обращаясь к любимой игрушке — обезьянке в костюме жокея по имени Манки. Манки была ей так дорога, что уже во взрослом возрасте она брала ее с собой повсюду, где ей могла понадобиться удача: в самолет, в больницу. Свои дни игрушка окончила вместе с Сержем Генсбуром — Джейн Биркин положила игрушку ему в гроб.

Виктор Топоров «О западной литературе» (изд-во «Лимбус Пресс»)

Переводчик, критик, вдохновитель литературной премии «Национальный бестселлер» Виктор Топоров был человеком не просто ярким, он был неистовым в том смысле, в каком произносят «неистовый Виссарион» применительно к другому критику. Ироничный, точный, злой и невоздержанный, он яростно спорил, временами оскорблял оппонента. У него были враги и почитатели. Но в любом случае, он остался в памяти сторонников и противников как один из самых талантливых и неравнодушных к литературе людей. В сборник вошли статьи Топорова о зарубежной литературе: Генри Миллере, Грэме Грине, Максе Фрише, Сильвии Плат и других.

Карл Циммер «Она смеется, как мать. Могущество и причуды наследственности» (перевод М.Багоцкой, П.Купцова, изд-во «Альпина нон-фикшн»)

Вопрос наследственности волнует людей в любом случае: и когда стоит опасаться чего-то нехорошего, и когда мечтается, что ум, талант и выдающиеся способности родителей перейдут к следующему поколению. Что на сегодняшний день ученым известно о механизмах наследования, рассказывает один из лучших авторов, пишущих о биологии и генетике, Карл Циммер.

Франс де Вааль «Последнее объятие Мамы: чему нас учат эмоции животных» (перевод М.Десятовой, изд-во «Альпина нон-фикшн»)

Мама — не всеобщая праматерь, а самка шимпанзе по кличке Мама. Пару лет назад был популярен ролик, в котором старая 59-летняя Мама перед смертью прощалась с зоологом, проработавшим с ней 40 лет. Она обнимала ученого и похлопывала его в знак утешения. Приматолог Франс де Вааль считает, что животными движут не только инстинкты, но и любовь, дружба, вполне осознанное социальное поведение. И в этом смысле между людьми и животными гораздо больше общего, чем может показаться на неопытный взгляд.

Станислав Дробышевский «Палеонтология антрополога» (изд-во «Бомбора»)

Несмотря на слово «антрополог» в названии, до людей речь не дойдет. Это первая часть трилогии знаменитого популяризатора науки Станислава Дробышевского, поэтому пока что история Земли в докембрии и палеозое: обещают «атмосферные особенности, древнейшие виды, зарождение жизни и ужасные катаклизмы». Зато будут звероящеры и другие чудовища, а также легкий ироничный стиль изложения.

Марк Курлански «Молоко! Самый спорный продукт» (перевод А.Коробейникова, изд-во «Синдбад»)

О роли молока и его производных в культуре говорят не только название Млечный Путь и многочисленные метафоры на молочную тему: кровь с молоком, с молоком матери, молоко на губах не обсохло, молочные реки и прочие. В сознании большинства молоко играет определяющую роль в росте и взрослении человека: молодые матери убиваются над грудным вскармливанием, «возрастные девушки» утверждают, что секрет их молодости в том, что они полностью отказались от молочных продуктов. Марк Курлански рассказывает историю молока и молочных продуктов с древних времен до наших дней.