Новости партнеров

Суданские пленники

МИД России ведет переговоры об освобождении экипажа российского вертолета Ми-26, захваченного властями Судана

Российские летчики, уезжающие работать за рубеж, особенно в страны третьего мира, хорошо знают, чем рискуют. Нередко, когда полетные задания, выполняемые по соглашению с зарубежными контракторами, приводят их в зоны локальных конфликтов и гражданских войн, россияне оказываются заложниками очень непростых политических ситуаций.

При этом безопасность нашим пилотам не гарантирована даже в том случае, если они действуют не как вольнонаемные работники на службе у зарубежных, подчас никому не известных компаний, но как представители российских авиапредприятий, под флагом России, под защитой всех международных конвенций и положений. Причем зачастую былой международный авторитет России в подобных ситуациях играет против них - не так уж редки случаи, когда разнообразные полузаконные правительства, добиваясь укрепления своего не слишком весомого положения на международной арене, вынуждали Смоленскую площадь к долгим переговорам, зарабатывая себе тем самым немалые дипломатические очки.

Подобная ситуация сложилась на этот раз в Судане с экипажем транспортного вертолета Ми-26Т российской авиакомпании "Вертикаль-Т", выполнявшим гуманитарный рейс по заказу ООН из России в Демократическую республику Конго. 21-го июля власти суданского города Эль-Фашер задержали вертолет, мотивировав свои действия тем, что российские вертолетчики не оформили разрешение на пересечение воздушного пространства Судана должным образом.

Экипаж вертолета в составе 13 человек, в числе которых находится и гендиректор "Вертикали-Т" Владимир Скурихин, суданцы вывезли с аэродрома и посадили под домашний арест. В первые дни летчики могли общаться с внешним миром по мобильному телефону - они дали знать руководству о своем положении, а также сообщили, что их содержат в "тяжелых бытовых условиях", без достаточного количества пищи и воды. Однако 24 июля связь с ними прервалась - очевидно, телефон у них был отобран.

Между тем авиакомпания "Вертикаль-Т", узнав о таком положении дел, обратилась за помощью в МИД России, российское посольство в Судане и представительство ООН. По словам представителей "Вертикали", все документы были оформлены правильно, а соответствующие разрешения были получены по всему маршруту следования вертолета - Россия, Украина, Турция, Греция, Кипр, Египет, Судан, Чад, Камерун, Конго, ДРК.

Российский МИД выразил "серьезную обеспокоенность" в связи с этим происшествием. Посольству РФ в Хартуме было дано указание "срочно вступить в контакт с суданскими властями для прояснения всех обстоятельств этого инцидента и его скорейшего урегулирования". Временный поверенный в делах Судана в Москве Фадлалла аль-Хади Ибрагим был вызван на Смоленскую площадь "с целью получить разъяснения относительно произошедшего инцидента". Наконец, к переговорам по просьбе российской стороны подключился секретариат ООН. Казалось, подобная тактика должна принести свои плоды - Москва была уверена, что с суданцами удастся договориться. Действительно, 25 июля появились сообщения о том, что власти Судана освободили российских летчиков.

Однако в тот же день эта информация была опровергнута. Очевидно, правительство Судана, осознав, насколько выгодна для него сложившаяся ситуация, решило, что слишком быстро пошло навстречу требованиям России и ООН и что торг - без особого вреда для себя - можно продолжить.

Официальный Хартум отказался освобождать российский экипаж, членам которого, кстати, было отказано во встречах с представителями российского посольства в Судане. "Летчики находятся под домашним арестом в Хартуме в каком-то офицерском клубе. Питание ухудшилось, перестали давать воду", - заявил в связи с этим заместитель гендиректора авиакомпании Кирилл Аносов. По его словам, "сотрудники посольства не могут выйти на связь с экипажем, потому что суданские власти им не разрешают этого делать. Однако дипломаты побывали на аэродроме и видели вертолет, который находится под охраной суданских автоматчиков".

Одновременно с этим некий неназванный, но официальный источник в Хартуме заявил, что задержание российского Ми-26 на самом деле было связано не с ошибками при оформлении документов, а с подозрениями суданских властей в том, что россияне собирались принять участие в гражданской войне, раздирающей эту самую большую африканскую страну уже почти двадцать лет. Так, по версии Хартума, российский экипаж намеревался эвакуировать местных повстанцев, раненных в боях с правительственными войсками, - он якобы должен был перевезти повстанцев из штата Дарфур на западе страны в южные районы, находящиеся под контролем Народно-освободительной армии Судана.

"Имеются определенные подозрения по поводу этого вертолета, и они должны быть расследованы", - заявил уже в понедельник министр иностранных дел Судана Мустафа Осман Исмаил, добавив, что с этой целью уже "был создан следственный комитет".

О том, насколько нелепы подобные домыслы, нетрудно догадаться, если вспомнить историю суданского конфликта. Судан, ставший в конце XIX века английской колонией (официально - англо-египетским кондоминимумом), получил независимость в 1956 году. Через два года в стране произошел переворот, в ходе которого к власти пришли генералы, продержавшиеся до 1964 года. За годы их правления началась война арабского Северного Судана против христианского и языческого юга. В 1965 году у власти снова утвердился генералитет, крупные чиновники, представители феодальных фамилий. Еще через четыре года произошел очередной переворот, в результате которого, кстати, страна получила новое название - Демократическая Республика Судан. В 1972 году в Аддис-Абебе (Эфиопия) между правительством Судана и представителями Южного Судана даже было достигнуто соглашение о предоставлении автономии нескольким южным штатам.

Однако в 1983 году, с началом процесса арабизации страны и установления обязательного мусульманского законодательства на всей территории Судана, военные действия возобновились с новой силой. В 1985 году, после повышения цен на хлеб и массовых демонстраций протеста, в стране снова произошел военный переворот. Еще четыре года спустя в результате очередного военного путча к власти пришел нынешний президент страны генерал-лейтенант Умар Хасан Ахмад аль-Башир. С тех пор его войска, действуя против повстанческой Суданской народной освободительной армии, применяют тактику "выжженной земли".

Остается добавить, что в общей сложности за 20 лет войны в Судане погибло около двух миллионов человек, еще примерно 4 миллиона стали беженцами. В стране процветает официальная работорговля, экономика почти полностью разрушена, голод и нищета, особенно в южных, разоренных войной районах, достигает неслыханных масштабов. Соседи Судана - Египет и Кения - пытаются содействовать процессу мирного урегулирования, однако преследуют при этом свои собственные, причем противоположные, интересы, что не только не способствует угасанию конфликта, но, напротив, содействует его раздуванию. Открытие в середине 1990-х годов крупных месторождений нефти в Судане, привлекших к себе интерес западных компаний, также стало еще одним важным фактором, усиливающим нестабильность в этом регионе Северной Африки.

Что в этом бурлящем котле противоречий могло понадобиться российскому вертолету - непонятно. Вряд ли у авиапредприятия "Вертикаль-Т" есть свои собственные коммерческие интересы в этой войне - как-никак это не "Бритиш Петролиум", который может серьезно заработать на разработке суданской нефти. Очевидно, что российские летчики летели все же в Конго, а правительство аль-Башира воспользовалось их пребыванием в Хартуме для громкого заявления о себе на международной арене. И теперь, пока Судан не привлечет к себе внимания всего мира в связи с этой истории, на освобождение Ми-26 рассчитывать не приходится.

Остается добавить, что возможности у российской дипломатии по высвобождению наших граждан, попавших в беду за рубежом, довольно невелики. Пожалуй, единственным успехом в этой области можно считать освобождение российского экипажа транспортного самолета АН-26, арестованного в Бомбее в декабре 1995 года по обвинению в незаконном сбросе оружия в районе Пурулия (штат Западная Бенгалия). Груз, состоявший из 241 автомата AK-47 и AK-56, 24 тысяч единиц боеприпасов, 10 пусковых установок и 77 противотанковых гранат, предназначался, по утверждению индийских властей, для боевиков нелегальной индуистской секты "Ananda Marg" ("Счастливая тропа").

Несмотря на заверения пятерых российских летчиков о том, что они ничего не знали о характере перевозимого груза (на борту, кроме россиян, находились один британец и еще один человек, национальная принадлежность которого так и осталась невыясненной - он сбежал сразу после приземления самолета в Бомбее - но про которого говорили, что он является сотрудником ЦРУ), калькуттский суд после четырехлетнего разбирательства приговорил их к пожизненному заключению. Лишь непосредственное вмешательство МИДа и российского президента привело к тому, что тогдашний президент Индии Кочерил Раман Нараян принял решение - "с учетом отношений Индии с Российской Федерацией" - помиловать летчиков и отпустить их на родину.

Зато в другой известной истории со счастливым концом вмешательство МИДа и других официальных российских структур было куда менее впечатляющим. В августе 1995 года российский самолет Ил-76 и семь членов его экипажа во главе с командиром Владимиром Шарпатовым были захвачены в плен боевиками исламского движения "Талибан" в афганском городе Кандагаре. В самолете находилось 30 тонн боеприпасов, которые Россия незаконно собиралась передать через третьи руки правительству Бурхануддина Раббани. Все попытки России, Татарстана, ООН и США освободить экипаж оказались тщетными. Талибы отказались даже от нескольких миллионов долларов выкупа.

Лишь через год после пленения, 14 августа 1996 года, российские летчики совершили дерзкий побег, использовав оплошность охраны, которая допустила их в полном составе ремонтировать самолет. Шарпатова и его людей спас конструктивный недостаток Ил-76: из этого самолета нельзя слить топливо (а заправлен он был под завязку). Тогда говорили, что побег из Кандагара в Объединенные Арабские Эмираты был подготовлен российскими спецслужбами, но даже в этом случае приходится признать, что летчикам очень повезло - зная характер талибов, нетрудно предположить, что рисковали они при этом очень серьезно.

Чем кончится нынешняя история? Дипломатические отношения между Москвой и Хартумом никак нельзя назвать особо тесными и дружескими, так что рассчитывать на поблажки со стороны Судана не приходится. Да и российские спецслужбы никогда не имели такого влияния в этой стране, как в Афганистане, поэтому, если побег останется последним средством к спасению, рассчитывать вертолетчикам придется только на себя. Остается надеяться, что аль-Башир и его люди быстро выжмут из этой истории все, на что рассчитывают, и отпустят российский экипаж подобру-поздорову.

Другие материалы