Новости партнеров

Козырный туз в колоде террористов

Захват заложников, с точки зрения правоохранительных органов, это самый сложный из всех возможных видов терактов

Захват заложников, с точки зрения правоохранительных органов, это самый сложный из всех возможных видов терактов. В случае взрыва самолета или поезда в метро события развиваются быстро, и повлиять на их ход невозможно - остается "расследовать обстоятельства", "устанавливать причины" и "отрабатывать версии". Когда происходит вооруженное нападение на какой-либо объект или населенный пункт, действия сотрудников силовых ведомств определяются многовековым опытом ведения общевойскового боя, а также оперативными планами обороны. Однако захваты заложников, которые также практикуются издавна, до сих пор требуют индивидуального подхода к каждому отдельному случаю.

Каждый из трех предыдущих наиболее громких терактов, в ходе которых на территории России были захвачены заложники, развивался по собственному сценарию и не был похож на остальные. Каждый раз во всех этих операциях спецслужбам на ходу приходилось придумывать новую тактику. Поэтому судить о том, как будут развиваться события в захваченной террористами школе североосетинского города Беслан, основываясь на опыте предыдущих операций, сложно. И тактика тут играет не самую важную роль - в тех случаях теракты осуществлялись в иной политической ситуации, которая диктовала другие решения, и иных условиях, включая место захвата, тип зданий, в которых содержали людей, и даже погодные условия.

От захвата заложников в городе Буденновске в 1995 году, когда отряд чеченского полевого командира Шамиля Басаева занял сразу несколько зданий, включая городскую больницу, нынешний теракт отличается, прежде всего, составом заложников (в Беслане захватили школу с детьми), а также политической ситуацией в стране. Тогда после переговоров, которые велись на самом высоком уровне (с Басаевым говорил сам премьер-министр Виктор Черномырдин), террористов с заложниками на автобусах вывезли из города, и после наступления темноты бандитам удалось сбежать.

.title ДОСЬЕ Vip.Lenta.Ru
Теракт на Рижской Гибель самолетов Ту-134 и Ту-154

Следующий эпизод террористической летописи чеченских боевиков - захват заложников в Кизляре - был спровоцирован именно успехом "буденновского рейда". 9 января 1996 года отряд под командованием Салмана Радуева захватил больницу в дагестанском городе Кизляре. В заложниках оказались более 2000 человек, включая женщин и детей. Террористы выдвинули политические требования - вывести войска из Чечни, провести референдум. И, как в предыдущем случае, последовали переговоры, после которых боевикам также предоставили автобусы. Предполагалось, что Радуев освободит заложников на блокпосту неподалеку от села Первомайское, однако лидер боевиков не стал этого делать и поехал дальше, прикрываясь захваченными людьми.

Далее федералы неожиданно обстреляли колонну. В результате этого обстрела, а также целой серии других тактических ошибок, Радуев людей не отпустил, а отступил вместе с ними в сторону села Первомайское и закрепился там. Село штурмовали четыре дня, применяя ракетные системы залпового огня, танки и артиллерию. Однако уничтожить всех террористов, несмотря на окружение села, не удалось - многие ускользнули и бежали в Чечню. В результате этого рейда погибло более 200 мирных жителей и около 30 бойцов федеральных сил.

Оба эти случая стали настоящим позором для российских спецслужб, который, по мнению многих экспертов, определялся не уровнем их подготовки, а неспособностью властей организовать и спланировать операцию. Захваты Буденновская и Кизляра показали практически полное бессилие властей перед террористами, о которых тогда, кстати, узнал весь мир. Без сомнения, слава является одним из важных стимулов для террористов. Захватывая заложников, они не столько надеются на то, что их требования будут выполнены, сколько рассчитывают на "помощь" журналистов.

Подобные теракты привлекают всеобщее внимание к тем, кто их устраивает. Кроме того, полевые командиры, которым удается подобный рейд, поднимаются в террористической иерархии сразу на несколько позиций, что, без сомнения, приносит им, кроме славы, немалую материальную прибыль. Отметим, что чеченские боевики ни разу не предъявляли требований, которые можно было бы выполнить - они всегда настаивали на выводе войск из Чечни или проведении референдума в республике, понимая, что российское правительство на такие шаги не пойдет и дело кончится штурмом или почетной поездкой на автобусах, как это было в Буденновске или Кизляре. Однако в третьем крупном теракте все получилось иначе.

23 октября 2002 года отряд террористов под командованием Мовсара Бараева ворвался в Театральный центр на Дубровке во время представления мюзикла "Норд-Ост" и взял в заложники более 800 человек, среди которых были как зрители, так и актеры. Поначалу все развивалось по обычному сценарию, только террористы не собирались никуда уходить. Напротив, они заявили, что будут удерживать заложников до тех пор, пока не будут выполнены их требования - традиционный вывод войск из Чечни и референдум.

Вечером 26 октября, когда спецслужбы получили информацию о том, что террористы начали расстреливать заложников, начался штурм. В здание пустили усыпляющий газ, а затем туда ворвались спецназовцы. Споры по поводу того, что происходило в театральном центре на Дубровке в последующие двадцать минут, не утихают до сих пор. С одной стороны, газ подействовал - террористки-смертницы, готовившиеся взорвать запертых в зале людей, уснули, но, с другой стороны, их всех до одной убили на месте, не сделав попытки оставить хоть кого-то в живых. С одной стороны, в штабе по организации штурма знали, что будет пущен газ, а с другой - спасатели, которые эвакуировали заложников, не были предупреждены о том, что спящим людям необходимо оказывать специальную помощь, чтобы они проснулись. Да и никаких расстрелов заложников, как потом выяснилось, перед штурмом не было - до сих пор неясно, ошиблись спецслужбы или специально придумали эту версию, чтобы оправдать возможные потери среди освобожденных людей.

Так или иначе, результаты этой операции хорошо известны: все террористы при штурме были убиты, а в результате применения усыпляющего газа погибли 128 заложников. Такой исход, даже учитывая спасение шестисот с лишним человек, сложно назвать успехом.

Справедливости ради стоит отметить, что проводить спасательные операции без жертв среди заложников чаще удается в голливудских фильмах, чем в реальной жизни. В качестве примера можно привести теракт, который произошел на Мюнхенской олимпиаде в 1972 году. Тогда террористы из палестинской организации "Черный сентябрь" проникли на территорию Олимпийской деревни и захватили девятерых израильских спортсменов и тренеров. Террористы выдвинули требования - отпустить из израильских тюрем около 200 палестинцев, а для себя - авиалайнер и возможность улететь на нем в одну из арабских стран вместе с заложниками.

Во время посадки на борт в аэропорту Фюрстенфелдбрюке немецкая полиция предприняла попытку штурма, которая окончилась полным провалом. Снайперы не смогли застрелить всех террористов, и оставшиеся в живых успели забросать гранатами вертолет, на котором вместе с заложниками прибыли в аэропорт. В результате погибли все израильтяне и двое немцев - пилот вертолета и полицейский. Эту операцию считают одной из самых неудачных за всю историю спецслужб во всем мире.

Причина провала заключалась в том, что операция в целом была плохо подготовлена и спланирована. Западногерманские власти отказались от предложенной Израилем помощи, операцию проводила полиция Баварии. На тот момент в Германии вообще не было подразделения, специализирующегося на освобождении заложников. Все полицейские, которые участвовали в операции, не имели элементарного снаряжения (приборов ночного видения, бронежилетов, касок) и были снабжены лишь винтовками с оптическим прицелом. При этом, как выяснилось позже, эти полицейские никогда прежде не стреляли по движущейся цели.

Тогда удалось арестовать трех террористов, но через месяц их пришлось освободить - после того, как другие члены организации «Черный сентябрь» захватили самолет авиакомпании «Люфтганза» и потребовали от властей ФРГ выпустить участников мюнхенского теракта на свободу. Лишь после этого случая в ФРГ было создано контртеррористическое подразделение GSG-9.

Еще одной неудачей спецслужб обернулось освобождение заложников, захваченных в израильском городке Маалот в 1974 году. То, как начинался этот случай, кстати, отчасти напоминает собой нынешние события в Беслане. Тогда трое палестинских террористов из организации "Народно-демократический фронт" проникли в Израиль с территории Ливана и захватили школу с оставшимися ночевать в ней детьми. Они потребовали освобождения очередной партии палестинских заключенных и выдвинули ультиматум - выпустить их к определенному часу. Времени на подготовку у спецназа не было, и в пять утра кнессет принял решение о штурме.

Освобождение школьников было поручено подразделению «Сайерет Маткал», которое в принципе занималось не освобождением заложников, а специальными операциями на вражеской территории. Однако операция провалилась, едва успев начаться. Было нарушено главное условие проведения подобных мероприятий - скрытность. Бойцы "Сайерет Маткал" не сумели незаметно подойти к боевикам, снайперы не смогли убить террористов с первого выстрела, и как только террористы поняли, что начался штурм, они открыли огонь по заложникам, собранным в одном из классов, и забросали их гранатами. В результате 24 ребенка погибли, а 65 получили ранения. Всех террористов ликвидировали, но этот случай до сих пор считается самым крупным провалом израильского спецназа.

Однако в истории спецслужб Израиля были не только провалы, но и успехи. Одна из операций стала, наверное, самым блистательным примером успешного освобождения заложников. 3 июля 1976 года израильские спецназовцы на трех транспортных самолетах совершили рейд в угандийскую столицу Энтеббе, где террористы из НФОП и немецкой группы Baader-Meinhof удерживали в заложниках 58 израильтян, ранее захваченных в авиалайнере компании Air France в небе над Европой (всех пассажиров лайнера, не имевших израильского гражданства, террористы отпустили, а остальных переправили в Уганду).

Тайно прилетев на аэродром, где содержались заложники, спецназовцы быстро уничтожили охранявших его угандийских солдат, а также всех террористов. В этой операции, которая продолжалась всего 100 минут, погибли трое заложников, командир группы захвата и один израильский солдат. Кстати, израильские спецназовцы заодно сожгли все угандийские истребители, которые находились на аэродроме. После этого они вернулись на самолетах обратно в Израиль.

То, что в настоящее время происходит в Северной Осетии, разумеется, не похоже на вышеперечисленные случаи, за исключением, наверное, лишь печально закончившегося захвата школы в Маалоте. Видимо, учитывая этот опыт, российские спецслужбы пока не идут на штурм школьного здания. Использовать газ, как в "Норд-Осте", они также, скорее всего, не будут. Это невозможно хотя бы уже потому, что школа, в отличие от зрительного зала на Дубровке, хорошо проветривается и необходимой концентрации газа достичь не удастся.

О том, что штурма в Беслане не будет, представители спецслужб официально заявили в четверг днем - на следующий день после захвата заложников. Однако избежать силовой операции, если террористы не пойдут на уступки, тоже вряд ли удастся. Если переговоры с террористами ни к чему не приведут и если они не согласятся воспользоваться предложенным им коридором до Ингушетии или Чечни, то у спецслужб просто не останется другого выбора.

Конечно, история знает примеры, когда захват заложников заканчивался благополучно. Так, в 1996 году повстанцы из перуанской террористической группировки "Тупак Амару" захватили японское посольство в Лиме. В заложниках оказалось более четырехсот дипломатов из разных стран мира и даже министры местного правительства. Перуанские спецслужбы выжидали более четырех месяцев, пока террористы окончательно не потеряли бдительность. Во время внезапного штурма спецназ освободил захваченных дипломатов и уничтожил всех террористов. Единственной жертвой этого штурма стал один из заложников, который скончался в результате инфаркта.

Однако, как отмечает газета "Известия", повторить этот успех в России будет намного сложнее. Во-первых, чеченские террористы подготовлены намного лучше перуанских повстанцев, а во-вторых - дети-заложники не могут ждать месяцами, пока террористы не расслабятся настолько, что их можно будет легко перестрелять.

Как видно по опыту операций в Маалоте, где у спецназа совсем не было времени на подготовку, и в Лиме, где спецслужбы выжидали несколько месяцев, одним из самых важных факторов в подобных ситуациях является время. Его и пытаются сейчас выиграть переговорщики в Беслане. Время поможет лучше подготовиться к штурму, оно работает против террористов, которые в результате нервного напряжения могут потерять бдительность. Однако итогом переговоров может стать и мирное освобождение заложников - такие примеры в истории тоже были. Тем более что в Беслане террористы уже выпустили на волю несколько десятков женщин и детей.

Павел Аксенов

Другие материалы