Черная пятница для НК "ЮКОС"

Государство назначило дату продажи "Юганскнефтегаза" и предъявило "ЮКОСу" налоговые претензии за 2003 год

Не успела Комиссия по правам человека при Парламентской Ассамблее Совета Европы принять и одобрить доклад своего представителя Сабины Лойтхойзер-Шнарренбергер, которая специально ездила в Москву, чтобы повидаться с фигурантами по "делу "ЮКОСа", и указала своим коллегам-европейцам на явные нарушения, допускаемые российской Фемидой по отношению к упомянутым фигурантам, как российская власть нанесла упомянутому "ЮКОСу" сразу два сокрушительных удара, которые на время полностью отвлекли внимание общественности от персональной судьбы Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Алексея Пичугина.

19 ноября 2004 года с полной уверенностью можно назвать очередным черным днем "ЮКОСа". Во-первых, в этот день Российский фонд федерального имущества объявил о дате предстоящих торгов по продаже арестованных акций ОАО "Юганскнефтегаз", а во-вторых, в тот же день российские налоговые органы вручили руководству "ЮКОСа" уведомление о налоговых претензиях к компании за 2003 год.

И то, и другое событие были, в принципе, ожидаемыми, неожиданным стало разве что их совпадение по времени. Но акционерам и менеджементу "ЮКОСа" от этого не легче - ведь теперь окончательно стало ясно, что власть решила "разобраться" с нефтяной компанией до конца, не торопясь. Сначала у "ЮКОСа" будет отнят "Юганскнефтегаз", а затем налоговые недоимки окончательно задушат и без того пребывающую в плачевном состоянии компанию.

Собственно, о том, что "Юганскнефтегаз" будет выставлен на аукцион именно 19 ноября, можно было догадаться заранее. Подготовка к торгам занимает месяц, следовательно, самое крупное нефтедобывающее предприятие "ЮКОСа", годовой объем добычи нефти которого составляет около 220 миллионов баррелей, или 61 процент общей нефтедобычи компании, может сменить владельца уже 19 декабря. И очень вовремя, потому что на 20 декабря совет директоров НК "ЮКОС" назначил внеочередное общее собрание акционеров, в повестку дня которого были включены три пункта: об утверждении антикризисного плана компании, о ликвидации компании и о банкротстве компании. Сообщение об этом пресс-служба "ЮКОСа" распространила еще 3 ноября.

Иными словами, власть опередила акционеров и директоров, ведь 20 декабря они, устав от безуспешных попыток доказать неправомочность налоговых и юридических претензий, которыми официальные российские власти донимают "ЮКОС" уже больше года, могли ведь и в самом деле принять решение о банкротстве компании. И тогда "Юганскнефтегаз" и другие производственные и непроизводственные активы "ЮКОСа" были бы распроданы совсем в другом порядке и совсем на других условиях, чем те, которые сегодня РФФИ диктует опальной НК. Можно даже заподозрить председателя совета директоров "ЮКОСа" Виктора Геращенко, известного своими распрями с основными акционерами компании, в том, что он, так сказать, подыграл РФФИ и Минпромэнерго, указав точную дату, до которой властям следовало поторопиться, чтобы успеть отнять у "ЮКОСа" его главную "дочку".

А о том, что решение выставить "Юганскнефтегаз" на торги именно 19 декабря было принято в спешке, говорит хотя бы тот факт, что пятничный номер "Российской газеты", в котором и было опубликовано сообщение о дате аукциона, в пятницу до читателей не дошел. В редакции эту досадную оплошность объяснили тем, что номер был подписан в печать с опозданием, в 6 часов утра, в связи с тем, что "печатались срочные документы". Поэтому о намерении РФФИ выставить "Юганскнефтегаз" на торги все заинтересованные лица смогли узнать только из сообщения на интернет-сайте газеты, тогда как бумажная версия "срочного документа" поступит подписчикам и в розничную продажу только в субботу, с опозданием на один день.

Итак, в пятницу из сообщения на сайте "Российской газеты" стало известно, что на аукцион выставляется пакет из 76,79 процента акций ОАО "Юганскнефтегаз", который будет продан единым лотом. В пакет входят 43 обыкновенных акции номинальной стоимостью по 177889 рублей 80 копеек каждая, но начальная стоимость всего пакета значительно превышает простое произведение двух этих цифр и составляет 246753447303,18 рублей, то есть двести сорок шесть миллиардов семьсот пятьдесят три миллиона четыреста сорок семь тысяч триста три рубля восемнадцать копеек. И хотя в сообщении РФФИ указывается, что деньги за "Юганскнефтегаз" будут приниматься именно в рублях, нетрудно подсчитать, что три четверти акций крупнейшего нефтедобывающего предприятия "ЮКОСа" оценили "всего" в 8,6 миллиарда долларов США.

Именно последнее обстоятельство, помимо самого факта и даты торгов, особенно расстроило руководство "ЮКОСа". Дело в том, что в ходе подготовки к продаже "Юганскнефтегаза" независимые эксперты не раз указывали, что стоимость этой компании с учетом закрепленных за ней нефтяных месторождений (общим числом 29, крупнейшим из которых является Приобское с запасами нефти в 3,5 миллиарда баррелей) должна составлять от 15 до 17 миллиардов долларов. Если бы РФФИ исходил именно из этих цифр, то стоимость контрольного пакета "Юганскнефтегаза" должна была колебаться в пределах от 11,5 до 13 миллиардов.

Так, председатель правления "ЮКОСа" Стивен Тиди уже заявил, что, помимо незаконности самого факта продажи "Юганскнефтегаза" за долги "ЮКОСа" (российское законодательство обязывает должников в случае возникновения налоговых проблем продавать прежде всего непрофильные активы, а не самые что ни на есть основные), сама стартовая цена выставленного на торги предприятия очевидно занижена и "означает кражу активов НК "ЮКОС" со стороны государства. При этом Тиди не исключил, что, похитив таким образом "Юганскнефтегаз", российское правительство "продолжит кражу других активов НК "ЮКОС", продавая их по фальшивой цене, соответствующей фальшивым налоговым претензиям".

А Михаил Ходорковский, бывший глава опальной нефтяной компании, пребывающий в настоящее время в СИЗО №4 по обвинениям, предъявленным сразу по десятку статей УК РФ, заявил, что "правительством выбран наихудший из возможных вариантов решения вопроса по претензиям к компании "ЮКОС". По мнению Ходорковского, отныне вся ответственность за работу входящих в "ЮКОС" особо опасных производств, за обеспечение снабжения отдаленных регионов (а месторождения "Юганскнефтегаза" располагаются в Ханты-Мансийском АО) и за социальные гарантии трудовому коллективу (в "Юганскнефтегазе" трудятся почти 5700 человек) ложатся на "государство в целом, а также на конкретных чиновников из Генеральной прокуратуры и администрации президента Российской Федерации, в частности".

Впрочем, государство ответственности не боится, о чем и заявило в ту же пятницу устами главы Минпромэнерго Виктора Христенко. Выступая на пресс-конференции, министр, в частности, выразил уверенность, что продажа акций "Юганскнефтегаза" не отразится на экспортных поставках нефти в России: "Вопросы, связанные с активами или сменой владельца, с технологической стороной не связаны и не создают никаких проблем, которые могли бы помешать сохранению и наращиванию добычи и экспорта нефти". А что касается вопроса о стартовой цене "дочки" "ЮКОСа", то Христенко считает, что реальная стоимость этого предприятия определится по итогам торгов 19 декабря. "Вскрытие покажет, какая цена реальная", - зачем-то мрачно пошутил министр.

Но суть дела, связанная с начальной стоимостью "Юганскнефтегаза", как раз и заключается в том, что настоящих торгов, скорее всего, не будет и предприятие уйдет за уже объявленную цену или цену, превышающую ее весьма ненамного.

Официальную оценку "Юганскнефтегаза" по поручению Минюста РФ проводил немецкий инвестиционный банк Dresdner Kleinwort Wasserstein (DKW). Его отчет, появления которого ждали еще в конце сентября, появился лишь 12 октября и неприятно удивил всех заинтересованных лиц своей предвзятостью. По данным Минюста, немцы оценили "дочку" "ЮКОСа" в 10,4 миллиарда долларов (собственно, 8,6 миллиардов и есть те самые три четверти от этой цены). Правда, обвиненные в потакании интересам "Газпрома", консультантом которого является банк DKW и который считают наиболее возможным покупателем выставленного на торги предприятия, немцы впоследствии утверждали, что эта цифра отражает "самую консервативную" оценку "Юганскнефтегаза", учитывающую наиболее неблагоприятное развитие ситуации вокруг "ЮКОСа".

Но так или иначе, российские эксперты уверены, что в стране просто нет покупателя, способного выложить за "Юганскнефтегаз" даже восемь с половиной миллиардов долларов. Так, по мнению Константина Гуляева из инвестиционной компании "Регион", "получить кредит на такую сумму просто нереально". Эксперт отмечает, что стартовая цена "Юганскнефтегаза" составляет примерно 4 процента от российских банковских активов и 6,5 процента от всех совокупных банковских кредитов. По мнению Гуляева и других специалистов, речь может идти разве что о консорциуме российских компаний, близких к государству. В качестве возможных участников будущей сделки называют прежде всего "Сургутнефтегаз" и "Газпром" (которые еще в 2002 году подписали соглашение о сотрудничестве). Есть кандидаты и из числа иностранных покупателей (например, немецкая энергетическая компания E.On или итальянский концерн ENI), но эксперты отмечают, что участие иностранцев в торгах маловероятно, так как оно зависит от позиции официальных российских властей, которые пока демонстрируют свою предвзятость к "ЮКОСу".

Словом, продажа "Юганскнефтегаза", скорее всего, пройдет по следующей схеме: главный покупатель или, скорее всего, группа покупателей запасется кредитами с помощью окологосударственных структур, а другие игроки лишь внесут в РФФИ необходимый залог для участия в аукционе (он равен 49350689460 рублям - собрать 49 с лишним миллиардов рублей тоже ведь не так просто), но от спора за "Юганскнефтегаз" откажутся. Просто по правилам аукционов РФФИ торги не могут состояться при наличии всего одной заявки, и остальные участники торгов выступят на них в качестве статистов. А это значит, что серьезного спора за "Юганскнефтегаз" не будет и он уйдет по цене, очень близкой к стартовой.

Но, как было сказано выше, объявление об аукционе по "Юганскнефтегазу" стало не единственным неприятным сюрпризом, который поджидал руководство "ЮКОСа" 19 ноября. Пока рушились котировки акций этой нефтяной компании на РТС и ММВБ (так что на последней торги в середине дня пришлось даже приостановить) и, соответственно, росли котировки "Сургутнефтегаза", налоговые органы предъявили "ЮКОСу" точную цифру своих претензий за 2003 год.

И вот тут оказалось, что продажа "Юганскнефтегаза" не спасет "ЮКОС", прочно попавший в налоговый капкан. До 19 ноября общая сумма задолженности нефтяной компании, с учетом уже насчитанных долгов "Юганскнефтегаза", а также всевозможных пеней и штрафов, составляла 17,7 миллиардов долларов (а финансовый директор "ЮКОСа" Борис Мизамор еще во вторник почему-то заявил, что эта цифра еще выше - 18,5 миллиардов), из которых 3,5 миллиарда "ЮКОСом" уже были выплачены. Предполагалось, что более-менее справедливая продажа "Юганскнефтегаза", раз уж без нее не обойтись, покроет почти весь остаток долга в 15 или 14 с чем-то миллиардов.

Но когда выяснилось, что и "Юганскнефтегаз" продадут лишь за полцены, и сам "ЮКОС" в 2003 году задолжал государственным налоговым органам еще 196,9 миллиардов рублей (то есть 5,95 миллиарда долларов США), то стало ясно: 20 декабря, когда акционеры "ЮКОСа" соберутся на свое внеочередное собрание, им ничего не останется, как констатировать, что их компания, лишившись основных производственных активов и прочно увязнув в более чем десятимиллиардном долге, не заслуживает иного будущего, кроме самоликвидации.

Тем более что ФСНС, преемница МНС, впервые обнаружившего недодачу в налоговых выплатах "ЮКОСа" в бюджет государства, уже заявила, что в ближайшее время налоговые претензии будут предъявлены и другим дочерним предприятиям НК - "Самаранефтегазу", "Томскнефти" и Ачинскому НПЗ. Сотрудники Федеральной службы по налогам и сборам специально подчеркнули, что все претензии к "ЮКОСу", выдвигавшиеся до сих пор, касались только головной компании и одного из ее активов, а именно "Юганскнефтегаза". "Дочерние предприятия мы проверяем отдельно", - подчеркнули бдительные налоговики и, чтобы хоть немного подсластить пилюлю, добавили, что суммы возможных претензий к "дочкам" будут все же меньше, чем к самому "ЮКОСу". Впрочем, теперь уже трудно сомневаться в том, что остальные "дочки" опальной НК все равно разделят судьбу "Юганскнефтегаза", то есть рано или поздно пойдут с молотка.

Кстати, как только стало известно, что налоговики подсчитали общую сумму задолженности НК за 2003 год, ее акции на российских биржах, и так упавшие после новостей про приближающиеся торги по "Юганскнефтегазу", рухнули еще ниже. Всего по итогам "черной пятницы" акции "ЮКОСа" и на ММВБ, и в РТС подешевели почти на 26 процентов.

На этом фоне ответные шаги владельцев "ЮКОСа" выглядят неубедительно и жалко. Так, в тот же день 19 ноября юристы компании направили в Высший арбитражный суд РФ жалобу на решение арбитражных судов низших инстанций о признании недействительной дополнительной эмиссии акций "ЮКОСа", с помощью которой компания Михаила Ходорковского некогда расплатилась с владельцем компании "Сибнефть" Романом Абрамовичем, передавшим "ЮКОСу" 92 процента акций своей НК. Решения арбитражных судов способствовали тому, что компания Millhouse Capital, представляющая интересы Абрамовича, смогла начать процедуру обратной сделки по "разводу" "ЮКОСа", попавшего в налоговые тиски, и "Сибнефти", акциями которой менеджеры "ЮКОСа" собирались расплачиваться с государством по долгам.

Кроме того, основной акционер "ЮКОСа", группа "МЕНАТЕП", уже заявила, что рассматривает намерение российского государства выставить "Юганскнефтегаз" на продажу с аукциона как незаконную экспроприацию одного из основных добывающих предприятий НК и собирается юридически оспорить это решение. Видимо, адвокаты "МЕНАТЕПА" подадут на правительство Российской Федерации в один из международных судов, но чем и, главное, когда кончится дело, сейчас предсказать трудно, а "Юганскнефтегаз" уйдет с молотка уже через месяц.

Международным судом России могут грозить и миноритарные акционеры "ЮКОСа", чьи интересы ущемляет продажа основного производственного актива компании по заниженной стартовой цене. Учитывая, что среди миноритариев НК есть достаточно влиятельные структуры, в частности - пенсионный фонд Пентагона, можно предположить, что речь пойдет о возмещении миллиардных убытков.

Однако все это российскую власть не пугает. В конце концов, избыток нефтедолларов на внутреннем рынке России грозит нашей стране инфляцией, и, быть может, перекачка пары миллиардов долларов тому же Пентагону в обмен на контроль за крупнейшей нефтяной компанией, по мнению правительственных экспертов, лишь оздоровит российскую экономику - зря, что ли золотовалютные резервы Центробанка в этом году достигли рекордной суммы в 112,8 миллиардов долларов?

Так или иначе, но спросить об этих туманных судебных перспективах сейчас не у кого. По сложившейся традиции, когда "ЮКОС" переживает наиболее серьезные удары со стороны российского государства, глава этого государства оказывается далеко от родной страны. Вот и в эту "черную пятницу" Владимира Путина нет на его рабочем месте в Кремле. Он улетел в Чили на саммит АТЭС.

Дмитрий Иванов

Другие материалы