Новости партнеров

Свет с Востока

Узбекистан переориентирует свой политический курс с США на Китай

В начале 2000-х годов, когда США всерьез взялись за афганских талибов и Вашингтону для наступления на Афганистан понадобились базы, непосредственно примыкающие к его границе, Ислам Каримов оказался единственным из постсоветских лидеров, кто с готовностью предложил американцам свою помощь. Пентагон не преминул воспользоваться сговорчивостью узбекского президента, и на аэродромы республики приземлились первые самолеты ВВС США, выплескивая из своих чрев солдат, технику и военные грузы. На фоне предгорий Памира и Тянь-Шаня замаячил звездно-полосатый флаг, и многим тогда казалось, что на смену главному стратегическому партнеру США в Центральной Азии - Пакистану приходит новый, более выгодный американцам на тот момент. Однако прошло всего пять лет, и ситуация в корне изменилась, причем со стороны кажется, что уже ни Ташкент, ни Вашингтон не испытывают особого желания ходить друг у друга в близких приятелях.

Охлаждение отношений между США и Узбекистаном началось не из-за каких-либо конкретных решений одной из сторон. Причиной послужили, как ни странно это звучит, "цветные революции" в других странах СНГ - Украине и Киргизии. Не секрет, что в Белом доме смену власти в этих странах (особенно это касается Украины) восприняли "на ура". Вашингтон дал понять, что демократизация постсоветского пространства для Америки не мене важна, чем установление точного адреса Осамы бин Ладена. Разглагольствуя о важности демократических преобразований и об их перманентной поддержке, в Штатах не подозревали, что тем самым отталкивают от себя Каримова, для которого подобные преобразования сродни ночному кошмару.

Почувствовав, что на просторах экс-СССР назревают нежелательные для него перемены, а самый могущественный друг и союзник эти перемены холит и лелеет, Каримов предпринял определенные шаги, которые сразу дали понять - Coca Cola, Пентагон и Капитолийский холм, конечно, не самые последние вещи в этом мире, но упускать ради них возможность до конца своих дней стоять во главе суверенной страны вряд ли стоит.

Поначалу в Ташкенте приняли меры санитарного характера, обезопасив себя от революционной "заразы" - Узбекистан принял решение выйти из ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия), к слову сказать, самого аморфного межгосударственного объединения на планете, с которым не сравнится даже СНГ. Созданный как противовес Союзу независимых государств, ГУУАМ к весне 2005 года превратился в некий ревсовет, основные усилия которого были направлены на то, чтобы расшатать российское влияние на 1/6 части суши. Узбекистан мало был заинтересован в том, чтобы насолить России, но главное - еще меньше Каримову нравились идеи, декларируемые главными идеологами ГУУАМ - президентами Украины и Грузии Виктором Ющенко и Михаилом Саакашвили. И поскольку превращение Мустакиллик Майдони во второй Майдан Незалежности в планы узбекских властей не входило, Ташкент лишил ГУУАМ одного "у" и дистанцировался таким образом не только от некогда братских республик, но и от всех западных сил (ЕС, США), за которые эти республики цеплялись, как ребенок за подол няньки.

По мнению члена комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константина Затулина решение Каримова выйти из ГУУАМ является "следствием деятельности молодых президентов Грузии и Украины, в частности желания осуществить в других странах "цветные революции" и превратить ГУУАМ в антироссийскую организацию". И хотя это заявление прозвучало еще до известных событий в Андижане, Затулин добавил, что Каримов теряет интерес и к узбекско-американскому альянсу, так как понимает, что Вашингтон не сможет или не захочет дать твердые гарантии сохранения его режима. Осознав все это, добавил Затулин, "Узбекистан показал, что не желает становиться частью антироссийского фронта".

Андижан как точка невозвращения

И тут грянул Андижан. Восстание в этом узбекском городе, жесткие ответные меры Ташкента и реакция на все происшедшее со стороны мировой общественности были самыми горячими темами в публикациях СМИ на протяжении нескольких недель. Если обобщить последствия, к которым андижанские события привели в самом Узбекистане, то становится очевидно, что бывший союзник США в глазах Вашингтона выглядит теперь скорее настоящей страной-изгоем.

Методы Каримова по подавлению политического вольнодумства напомнили наблюдателям времена бухарских эмиров, поэтому неудивительно, что на узбекского президента обрушилась волна критики с Запада. Правда, поначалу Белый дом высказывался довольно осторожно, делая ссылки на то, что Каримов боролся не с безоружными народными массами, а с некими террористическими группировками. Однако постепенно тон Вашингтона становился все резче. Штаты в унисон с ООН, ЕС, ПАСЕ, ОБСЕ и другими структурами требовали, чтобы Каримов допустил в республику иностранных наблюдателей и согласился на независимое расследование событий в Андижане с привлечением зарубежных экспертов. Но если остальные просто требовали, то из-за океана в адрес Каримова вскоре зазвучали завуалированные угрозы.

Глава комиссии Сената США Джон Маккейн, посетивший соседнюю с Узбекистаном Киргизию, заявил, что Вашингтон готов кардинально пересмотрит свои отношения с Ташкентом. "Если подобные действия будут продолжаться, если Каримов не позволит международным наблюдателям принять участие в расследовании андижанских событий, то тогда мы будем вынуждены принять соответствующие меры", - подчеркнул сенатор. Госсекретарь США Кондолизза Райс также подчеркнула в этой связи, что США всегда будут возлагать ответственность за нарушения прав человека на те страны, где они происходят, независимо от того, какие последствия это будет иметь для двусторонних отношений.

18 мая в газете Seattle Times появилось сообщение о том, что некий высокопоставленный чиновник из администрации президента США заявил, будто бы Белый дом даже предупредил Каримова о возможном государственном перевороте в Узбекистане, если тот откажется идти по пути либеральных реформ и не ослабит волну репрессий в стране. "Каримов сам создал себе проблемы, применив варварские методы по ликвидации беспорядков", - заявил чиновник (любопытно, кстати, что, по данным газеты New York Times, узбекских специалистов по борьбе с террором, а именно они были в числе участников подавления андижанского восстания, готовили по программе, разработанной американцами). Причем, по словам источника газеты, предупреждение было передано узбекскому президенту в качестве "личной просьбы". От всего народа Америки, надо думать.

В Ташкенте проявляют характер

Сразу после того, как Каримова подвергли "суду черепков", новое звучание приобрела и военная тема. Американская авиабаза в Карши-Ханабаде имеет для Пентагона стратегическое значение, однако военное ведомство США, не желая выбиваться из общего хора, заявило, что сворачивает свою деятельность в Узбекистане. Это, однако, еще не означает, что американцы быстро соберут манатки и навсегда покинут родину Тамерлана. По словам главы Центрального командования ВС США генерала Джона Эбизейда, последние события в Узбекистане, в частности мятеж в Андижане и на границе с Киргизией, вынуждают военных, дислоцированных в республике, всего лишь "проявлять осторожность". Однако генерал подчеркнул, что принятое решение не является каким-либо политическим сигналом правительству этой страны. В иностранной прессе даже промелькнули предположения о том, что Пентагон попытался заблокировать расследование андижанских событий в надежде задобрить Каримова и в перспективе сохранить за собой контроль над объектами в Узбекистане.

Подстраховка не помогла Пентагону - вместо того, чтобы поддаться на давление США, ЕС, ООН и прочих, покаяться и слезно просить прощения, узбекские власти ввели ограничения на использование американцами базы Карши-Ханабад, запретив ночные полеты. Еще ранее Узбекистан отказался направить своего министра обороны на встречу глав военных ведомств стран - участников НАТО (республика является членом Совета североатлантического партнерства). В руководстве Североатлантического альянса сообщили, что блок вынужден будет в этой связи пересмотреть свои отношения с Ташкентом, даже несмотря на важность узбекских авиабаз с военной точки зрения.

15 июня представитель Госдепартамента США Шон Маккормак на брифинге в Вашингтоне подтвердил, что Штаты перебазировали свои военные самолеты с базы Карши-Ханабад в Узбекистане. Пресс-секретарь военного ведомства США Брайан Уитман сообщил, что американская военная авиация прекратила выполнение задач в небе над Узбекистаном в связи с "ограничениями на полеты в ночное время, введенными властями этой страны". Он также отметил, что командование нашло "обходные пути" для продолжения бесперебойного обеспечения деятельности американских войск в Центральной Азии. При этом Уитман не пояснил, какой именно выход из положения нашли военные. Интересно, что представители Пентагона и Госдепа наотрез отказались комментировать версию о том, что ввод ограничений явился ответом Ташкента на требования США провести независимое расследование событий в Андижане. "Спросите узбеков, почему они приняли такое решение", - посоветовал Маккормак.

Однако тема адекватного ответа Ташкента на действия Запада все же муссируется в американской прессе, и в МИД Узбекистана на нее уже отреагировали. "Если придерживаться логики американских СМИ, напрашивается вывод: скорее всего, андижанские события являются следствием решения Узбекистана об ограничении полетов американских воздушных судов, а не причиной", - говорится в официальном заявлении Ташкента. "В последнее время в американских СМИ появились сообщения о том, что введенные Узбекистаном ограничения на полеты воздушных судов ВВС США с аэродрома Карши-Ханабад являются якобы ответной реакцией узбекской стороны на позицию администрации США в связи с событиями в Андижане. Однако подобные утверждения не отражают реального положения дел и искажают причинно-следственные связи сложившейся ситуации", - заявили в МИД. Там отметили также, что решение об ограничении полетов воздушных судов ВВС США с аэродрома Карши-Ханабад "было принято еще за три месяца до событий в Андижане по известным причинам, о которых хорошо осведомлена американская сторона". Нет сомнений, что в Ташкенте настроены решительно, и вряд ли позиция тамошних властей изменится. "Если ограничения на полеты будут отменены сейчас, то это подорвет авторитет Каримова у себя дома, - считает Андрей Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ. - Он просто не может себе этого позволить".

О том, что база в Карши действительно весомый козырь в диалоге Ташкента и Вашингтона, говорят и слова Кондолиззы Райс, которая выразила надежду на продолжение договоренностей с Узбекистаном в сфере военного сотрудничества. В то же время госсекретарь отвергла предположение журналистов о том, что Каримов использует заинтересованность США в авиабазе для давления на Вашингтон с целью снизить американскую критику в свой адрес.

20 июня "Газета СНГ" сообщила, что власти Узбекистана предписали американским ВВС в ближайшее время покинуть страну и их эвакуация в Киргизию и Афганистан уже находится в полном разгаре. По имеющейся информации, передислокация баз из Термезского района, где тоже базируются "звездно-полосатые", пока не планируется, причем, как считает издание, США могут спровоцировать антикаримовские эксцессы именно в этом регионе, чтобы задержать вывод своих войск. Вблизи Карши расположен один из крупнейших в экс-СССР ураново-химических комбинатов, где вполне могут возникнуть "внезапные" проблемы. И все же Ташкент постепенно выживает американцев, что порождает вопрос: на чем базируется такая самоуверенность узбеков, пошедших против США, которые давно уже распоряжаются на большей части планеты, как у себя дома?

Новые и старые друзья Ислама Абдуганиевича

Единственными странами, которые поддержали методы Каримова по наведению порядка в Андижане, стали Россия и Китай. Если с позицией России здесь все ясно, то позицию Китая можно рассматривать как приглашение к танцу. Интересы Пекина обусловлены двумя факторами: стремлением перехватить у США рычаги влияния на Узбекистан и всю Среднюю Азию, а также внутриполитическими причинами: у Пекина имеется серьезная головная боль в виде уйгурского национал-сепаратизма в западных регионах страны, причем официальная китайская пропаганда последовательно окрашивает его в цвета исламского экстремизма. А ведь именно в этих тонах, по утверждению Ташкента, было выдержано и андижанское восстание. Помимо указанных стратегических, Китай имеет также экономические интересы в Узбекистане, связанные, в первую очередь, с поставками энергоресурсов.

В конце мая, то есть фактически сразу после событий в Андижане, а главное, после одобрительной официальной реакции Пекина, Ислам Каримов посетил Поднебесную. В ходе его переговоров с председателем КНР Ху Цзиньтао стороны подписали Договор о партнерских отношениях дружбы и сотрудничества, а также десять документов по развитию отношений в самых различных сферах, в том числе и самых важных - в области поставки энергоресурсов (соглашение о создании совместного нефтяного предприятия стоимостью 600 миллионов долларов) и обеспечения безопасности в регионе. По большому счету, визит Каримова и взаимные реверансы (Цзиньтао, например, окрестил Каримова "старым другом китайского народа", а Каримов, в свою очередь, назвал Китай "важной державой") вкупе с конкретными договоренностями означали лишь одно - Узбекистан нашел в лице Китая стратегического партнера и, главное, единомышленника по многим вопросам. Каримов пообещал китайцам то, что они хотели от него услышать - "мир и стабильность" в регионе, а взамен получил столь необходимую ему поддержку.

Сближение двух стран не стало неожиданностью. Стоит вспомнить, что китайско-узбекские отношения успешно развиваются не первый год. Так, в июне 2004 года Ху Цзиньтао побывал в Ташкенте на встрече Шанхайской организации сотрудничества. Цель этой организации, куда также входят Россия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан, - решение региональных проблем в сфере безопасности и развитие торговли между ее членами. Кроме того, Узбекистан далеко не первый авторитарный режим, на территории которого Китай хочет разместить свои инвестиции. После заключения схожих сделок с Суданом и Ираном Пекин пообещал накладывать вето на любые решения Совета Безопасности ООН, направленные против этих государств.

Но не единым Китаем жив Ислам Абдуганиевич. Недавно в прессу просочилась информация, что, помимо китайского лидера, в Узбекистан готовится визит и белорусского президента Александра Лукашенко, которого к лучшим друзьям Запада также никак не отнесешь. Кроме того, Каримов выступил с предложением трансформировать "Шанхайскую шестерку" в таможенно-экономический блок, что нашло поддержку у Ирана, который на днях подтвердил свое намерение присоединиться к этому объединению. Россия пока остается в стороне, однако при любой возможности высказывается в поддержку нынешнего курса узбекских властей.

Отвернувшись от Запада, Узбекистан положился на мудрость древних, которые, как известно, утверждали, что "свет идет с востока". Однако неизвестно, не утратило ли в современных условиях это знаменитое выражение своей актуальности. В мае в Ташкенте открылся институт Конфуция - любопытно будет посмотреть, скажутся ли на политике Ислама Каримова идеи этого выдающегося сына Поднебесной, две с половиной тысячи лет назад провозгласившего: "Когда пути неодинаковы, не составляют вместе планов".