Южную Осетию не прельщает судьба Аджарии

Эдуард Кокойты считает, что в Тбилиси имеют весьма смутное представление о демократии

Незавидная судьба у президента Грузии Михаила Саакашвили, что и говорить. Предшественники нынешнего грузинского лидера умудрились перессориться со всеми автономиями, входящими в состав республики, и если Аджарию Саакашвили удалось вернуть под контроль Тбилиси, то отношения с Южной Осетией и Абхазией оставляют желать лучшего. Причем тупиковость ситуации усугубляет не только категоричность всех вовлеченных в конфликты сторон, но и сам аджарский пример. В Цхинвали, например, не горят желанием пойти по пути Батуми и оказаться в составе Грузии не на правах автономии, а на тех правах, которые обычно именуют "птичьими".

На прошлой неделе в Москве состоялась заседание Смешанной контрольной комиссии (СКК), роль которой в урегулировании конфликта Цхинвали если и склонен несколько преувеличивать, то ненамного. В рамках встречи представителей России, обеих Осетий (Южной и Северной) и Грузии планировалось подписать соглашения о взаимодействии министерств внутренних дел всех заинтересованных сторон в зоне конфликта. На встречу в Москве возлагали особые надежды и в Тбилиси. В день заседания СКК госминистр Грузии по урегулированию конфликтов Георгий Хаиндрава прямо заявил, что грузинская сторона готова предпринять "односторонние действия" в зоне конфликта, если экстренное заседание СКК не даст результатов. По словам министра, ситуация в Южной Осетии - это "бомба, которая может вызвать дестабилизацию в регионе".

Создается впечатление, что грузинский министр заранее готовил почву для более решительных действий своего правительства по усмирению непокорной автономии. Или, по крайней мере, для очередных пугающих высказываний, на которые в Тбилиси не скупятся. Так или иначе, но подписание договора было сорвано. Как поначалу сообщил посол по особым поручениям МИД России Валерий Кеняйкин, "одна из сторон не была готова к подписанию подобного документа". Конкретного виновника срыва переговоров дипломат не назвал, однако впоследствии выяснилось, что "не готовой" стороной была Грузия. Представителя Тбилиси в Москве не устроил ранг чиновника от России. Дескать, он был всего лишь "4-ого уровня".

На фоне предшествовавших переговорам инцидентов, имевших место в Южной Осетии в последнее время (29 мая в зоне конфликта погибли четверо южноосетинских военнослужащих и один грузинский полицейский, а чуть позже пропали без вести трое жителей грузинского села), показалось, что категоричные заявления грузинской стороны делаются не просто для того, чтобы держать своих северных соседей в тонусе, но преследуют вполне конкретную цель. В пользу этой точки зрения говорили и неоднократные упоминания в Тбилиси о какой-то непонятной запланированной в Батуми конференции по урегулированию конфликта, про которую не слышали ни в Москве, ни в Цхинвали, а также недвусмысленные намеки на нежелательность пребывания российских миротворцев в Южной Осетии.

Не исключено, что Грузия оживилась после заявлений, сделанных лидерами обеих Осетий о том, что главной задачей единой осетинской нации является объединение в одно государство в составе РФ. Понятно дело, что столь откровенные высказывания вызвали на берегах Куры повышенную нервозность и Грузия начала наступление сразу по всем фронтам. Досталось не только южноосетинскому руководству. Под раздачу Тбилиси попал и мэр Москвы Юрий Лужков, который, по глубокому убеждению грузинских властей, в рамках гуманитарной помощи снабжает осетинов военными грузами. К ним, считают в аппарате Хаиндравы, относятся, в частности, "палатки, электрооборудование, специальная одежда и обувь, полевые кухни, фляги, термосы и котелки".

Чтобы разъяснить общественности безвредность котелков и термосов для стратегических интересов Грузии, а также прояснить позицию Цхинвали в сложившейся обстановке, в Москву приехал Эдуард Кокойты. На пресс-конференции в информационном агентстве "Росбалт" южноосетинский лидер сразу отметил интересную закономерность - в конце мая - начале июня каждый год у грузинских политиков случается обострение, в том смысле, что они начинают вести себя агрессивно. С чем это связано, президент не пояснил.

Кокойты выразил обеспокоенность тем, что в Тбилиси, по его мнению, снова вернулись к "силовому варианту решения конфликта", чем и объясняются все выпады в адрес Цхинвали и Москвы, в том числе заявления об "односторонних мерах". Говоря о заседании СКК, президент дал понять, что Грузии вместо того, чтобы бряцать оружием, следовало бы присылать для переговоров в Москву компетентных лиц, а не чиновников, не имеющих полномочий и не слишком ориентирующихся во всех нюансах конфликта. "Грузинская сторона стремилась сорвать СКК, направив на встречу человека без полномочий. Хоть это был замминистра МВД, он даже не был ознакомлен с проектом протокола, который планировалось подписать между правоохранительными органами России, Грузии, а также Южной и Северной Осетией", - сказал Кокойты.

Что касается гуманитарных грузов, отправляемых Юрием Михайловичем, то грузинской стороне предлагали провести их мониторинг. Однако в Тбилиси отказались от этого предложения - действительно, какой интерес пересчитывать котелки и фляги? Лучше продолжать верить в то, что эта посуда может послужить грозным оружием в руках осетин. Вообще Кокойты искренне недоумевает, почему Грузия столь неадекватно реагирует на московскую помощь, ведь предназначена она, подчеркнул президент, не только для осетин, но для всех проживающих на территории республики вне зависимости от национальности, в том числе и многочисленной грузинской диаспоры.

К слову о грузах, гуманитарных и не совсем. Прокомментировав обвинения Тбилиси, Кокойты перешел в контратаку. По его словам, всем заинтересованным сторонам следовало бы повнимательнее следить за тем, что ввозит Грузия через морские порты Поти и Батуми. Южноосетинский лидер убежден, что туда из западных стран поступает вооружение, с помощью которого Грузия намерена ни много ни мало расшатать обстановку на Кавказе и постепенно выдавить оттуда Россию. В пользу этой версии президент высказал еще одно предположение. Так, Кокойты уверен, что вслед за ликвидацией российских баз в Грузии, Тбилиси будет настаивать на выводе российских миротворцев из Абхазии и Осетии.

По словам президента, "присутствие миротворцев в зоне грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов естественно оказывает сдерживающую роль" и это вызывает раздражение грузинского руководства. Вместе с тем Кокойты отметил, что Южная Осетия рассчитывает не только на миротворцев, но и на свои собственные вооруженные силы. "Должен разочаровать некоторых "ястребов" в Грузии – за последнее время мы их еще лучше подготовили", – заметил президент, попутно выразив недоумение по поводу того, что 4-миллионая Грузия в принципе видит равного себе соперника в лице 80-тысячной Южной Осетии.

Кстати, о грузинском руководстве, но не о Грузии в целом, Кокойты высказался весьма жестко. Так, по отношению к Михаилу Саакашвили он использовал исключительно эпитет "де-юре президент Грузии". Де-факто у грузин нет главы государства, так как финансируется Саакашвили Западом, и уже там решают, кто должен "разруливать" политику Тбилиси. "Сегодня один, завтра - другой", - резюмировал президент, который в отношении себя использует оба термина - и де-факто и де-юре.

Возможно, ключевой фразой Кокойты, сказанной им в Москве, стало признание того, что "историческая цель" Южной Осетии - это объединение со своей северной половиной и вхождение в состав РФ. Впрочем, отвечая на провокационный вопрос грузинского журналиста о том, будет ли Цхинвали выполнять все указания Кремля (а ведь Россия, по словам Кокойты, это не только миротворцы, но и гарант стабильности и мира на Кавказе в целом), даже если в Москве велят влиться в состав Грузии, Кокойты отметил, что все помыслы его народа - о независимости. Президент даже сделал экскурс в историю, которая, по его словам, лишний раз подтверждает, что осетины всегда готовы жить в мире с грузинами, но только как "добрые соседи". И для обеспечения такой беззаботной жизни Цхинвали готов вести взвешенный, конструктивный диалог, судя по всему, до бесконечности.

А может быть, и не до бесконечности. По крайней мере, южноосетинский лидер уверен, что все завершится гораздо раньше. На Западе, считает он, уже стали понимать, что Южная Осетия и Абхазия - уже "состоявшиеся государства" и они никогда не войдут в состав Грузии. "Признание нашей независимости - это вопрос времени", - заметил Кокойты. По его словам, народ Южной Осетии самоопределился по вопросу о независимости республики еще на референдуме 1992 года. "Первоначально мы искали все пути по созданию общего государства с Грузией. Южная Осетия всего лишь хотела повысить статус с автономной области до автономной республики в составе Грузии. В ответ мы получили ликвидацию автономии и вооруженную агрессию", — напомнил Кокойты.

Нынешние посулы Тбилиси о предоставлении Южной Осетии особого статуса в составе Грузии Кокойты всерьез не воспринимает. Ярким примером такого "особого статуса", считает он, служит Аджария. "В Тбилиси гордятся тем, что смогли присоединить Аджарию в качестве автономии, однако мы видим, что никакой демократии в Грузии и никакой автономии в Аджарии нет", - заявил Кокойты, подчеркнув, что в этой связи его правительство не собирается присылать своих представителей на упомянутую конференцию по грузино-осетинскому конфликту, которую Тбилиси планирует провести, что показательно, в Батуми. По мнению Кокойты, эта конференция - не что иное, как "очередная пиар-акция, рассчитанная на западных спонсоров".

Итак, Кокойты выразил позицию Цхинвали в связи с традиционным "летним обострением". По уже сложившейся традиции теперь стоит ожидать ответных заявлений из Тбилиси. Остается надеяться, что конфликт, ведущий свою историю с 1992 года, на этот раз не обернется вооруженными столкновениями, как в прошлом году, а выльется в очередной раунд оживленной полемики, за которой так любопытно наблюдать со стороны.

Бывший СССР00:01Сегодня

Маленькая революционная страна

Армяне прогнали старую власть и выбрали новую. Но остались с прежними проблемами