Новости партнеров

Оскал антикоммунизма

20 августа КПРФ подверглась двойной атаке

Минувший понедельник оказался тяжелым днем для компартии, причем источником неприятностей оказалась партийная молодежь. В полдень "прозюгановские" комсомольцы и примкнувшие к ним АКМ-овцы подрались с "молодогвардейцами", после чего до вечера были блокированы милицией в здании ЦК КПРФ, а затем произошел анонсированный заранее демонстративный уход "антизюгановской" части тех же комсомольцев к Миронову. Как в первую, так и во вторую ситуацию пришлось вмешиваться партийному руководству, в одном случае добиваясь снятия блокады, а в другом опровергая заявления о расколе Союза коммунистической молодежи (СКМ). В принципе, то, что эти события произошли в один день, можно считать чистой воды совпадением, однако, учитывая предвыборную ситуацию, все это как-то напоминает спланированную атаку на коммунистов. Однако вызывает большие сомнения, что подобные действия могут хоть как-то поколебать электоральный рейтинг КПРФ.

Блокада ЦК

Жара не остановила активистов "Молодой гвардии Единой России" (МГЕР) в их стремлении наставить коммунистов на путь истинный, и ровно в полдень около тридцати-сорока "миссионеров" под лозунгами "КПРФ – в политический мавзолей!" и "Наш флаг – триколор!" выстроились в шеренгу перед зданием ЦК КПРФ в Малом Сухаревском переулке. На противоположной стороне очень узкого переулка, вдоль забора штаб-квартиры КПРФ, немедленно появилась шеренга молодежи, придерживавшейся несколько иных политических взглядов. И, естественно, началось.

Как и следовало ожидать, обе стороны рисуют не сильно совпадающие картины происходивших затем событий, но сходятся в одном - ни одного сотрудника милиции непосредственно во время схватки на месте не присутствовало, они появились позже и действовали жестко и однонаправленно - то есть против юных сторонников Геннадия Зюганова. МГЕР объясняет это тем, что их пикет был санкционирован, а коммунистический - нет, а другая сторона усматривает в этом политическую подоплеку.

Собственно, мгеровцы пришли к коммунистам, чтобы вручить Зюганову учебник по истории России с 1917 по 2004 год, причем, как утверждает пресс-служба МГЕР, "несмотря на контрпропагандистский характер, акция планировалась мирной". Но не вышло ни учебник вручить - Зюганов сейчас находится на Украине, ни тихо-мирно сделать дело и разойтись.

После 20 минут яростных перепалок через проезжую часть и крыши запаркованных и протискивающихся по переулку машин ситуация вполне логично перешла в активную фазу, причем в этом месте показания - кто именно и каким образом спровоцировал начало локальных потасовок между "красными" и "кремлевскими" - расходятся. В изложении пресс-служб КПРФ и МГЕР фигурируют тухлые яйца, сбитые с ног девушки, попытки отбора и осквернения флага противника и так далее. Достоверно известно лишь, что все-таки прибывшие на место сотрудники ОВД "Тверской", которых, вроде бы, вызвали молодогвардейцы, очень быстро вытеснили комсомольцев и АКМ-овцев с тротуара сначала за забор, а потом и внутрь здания ЦК КПРФ, после чего все входы и выходы штаб-квартиры были заблокированы.

По версии "красной" стороны, милиция, которой мгеровцы пожаловались на побои, попыталась задержать зачинщиков беспорядков, в первую очередь лидера АКМ Сергея Удальцова, на которого и повесили всех собак. Однако подозреваемым удалось спрятаться в здании, после чего оно подверглось осаде, которая продолжалась до 19:00 и была снята только после того, как в ситуацию вмешались лично Зюганов и вице-спикер Думы от КПРФ Валентин Купцов. Одна машина - почему-то "Скорая помощь", в которой сидели люди в форме - тем не менее, осталась возле здания, и Удальцов, который не собирался становиться "крайним", подозревая, что это караулят его, на всякий случай просидел в осажденной цитадели коммунизма до утра, после чего благополучно ушел домой. Вопреки появившимся было накануне сообщениям, на этот раз Удальцову удалось избежать посещения отделения милиции.

Ситуацией с блокадой штаб-квартиры КПРФ придется заняться и прокуратуре - сидя в осаде, секретарь ЦК КПРФ, депутат Госдумы Валерий Рашкин успел направить соответствующий депутатский запрос в московскую прокуратуру и Генпрокуратуру, после чего в здание ЦК даже прибыли представители этих ведомств. Причем, по словам Рашкина, они утверждали, что никакой блокады не существует - сотрудники МВД просто патрулируют улицу для опроса очевидцев событий и жителей близлежащих домов.

После завершения инцидента лидер коммунистов распространил заявление, в котором пообещал единороссам адекватный силовой ответ, возложив ответственность за политические последствия столь "высоких отношений" между конкурентами всецело на партию власти.

Рейдерский захват

Следующей неприятностью, приготовленной коммунистам в этот жаркий понедельник, был съезд СКМ в гостинице "Измайлово", на котором было объявлено об уходе комсомольцев к столь ненавидимой руководством КПРФ "Справедливой России". В свете недавних заявлений Сергея Миронова о готовности объединиться с КПРФ и о "массовых переходах" рядовых коммунистов и даже региональных руководителей на местах в его партию, такое известие не могло не ударить по "самому больному". В результате достоянием широкой общественности стала ранее не афишировавшаяся информация о том, что комсомолов-то, оказывается, два - один, во главе с депутатом Тульской облдумы Юрием Афониным, вполне себе "прозюгановский", а второй, во главе с исключенным из партии Константином Жуковым - вовсе даже "антизюгановский", и вот он-то и решил примкнуть к Миронову.

Ситуация с двумя "эскаэмами" длится с осени 2003 года, когда Жуков был смещен с поста главы молодежного крыла КПРФ и заменен на Афонина. Уходя, Жуков и примкнувшие к нему комсомольцы забрали с собой регистрационные документы и образовали свою организацию под тем же названием - СКМ. С тех пор и началось параллельное существование "афонинского" и "жуковского" комсомолов, причем каждая из организаций считает другую нелегитимной.

Как утверждает вынужденный комментировать ситуацию первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников, раздвоение СКМ случилось в рамках всего того, что происходило с самой КПРФ в тот же период, в 2003-2004 годах, то есть во время так называемой "семигинщины". Тогда компартия едва сама не раздвоилась из-за того, что Зюганов назвал "попыткой рейдерского захвата партии" действия своего бывшего ближайшего сподвижника и, по некоторым сведениям, основного спонсора КПРФ, главы исполкома Народно-патриотического союза России (НПСР) Геннадия Семигина. Стоит отметить, что аналогичного обвинения Семигин, к тому времени уже стоявший во главе партии "Патриоты России", удостоился впоследствии со стороны Сергея Бабурина, чью фракцию в Думе он-таки успешно захватил.

А что касается событий трехлетней давности, то тогда они развивались так: в декабре 2003 года на съезде партии сторонники Семигина пытались выдвинуть его кандидатом от КПРФ на предстоящих президентских выборах, но победу одержал поддержанный Зюгановым Николай Харитонов. 26 января 2004 года президиум ЦК дал указание всем коммунистам прекратить свою деятельность в НПСР, а центральная контрольно-ревизионная комиссия рекомендовала исключить Семигина из партии. В ответ на это Семигин собрал Конгресс патриотов России и призвал к смене руководства КПРФ. 18 мая Семигин был исключен из КПРФ, а 31 мая шесть членов ЦК - сторонников Семигина - призвали коммунистов обратиться с призывом к Зюганову добровольно уйти в отставку. 1 июля в Москве состоялись сразу два альтернативных пленума ЦК партии - "семигинский" и "зюгановский". Участники первого отправили в отставку Зюганова и его заместителей, весь президиум и секретарей ЦК, а после этого тайным голосованием избрали новое руководство КПРФ. Участники "зюгановского" пленума, проходившего в темноте (в зале заседаний был поврежден силовой кабель), объявили пленум "семигинцев" нелегитимным, так как созвать пленум может лишь президиум ЦК, "а он весь здесь". Пленум сторонников Зюганова единогласно снял со своих постов секретарей ЦК, принявших участие в "просемигинском" пленуме, который был признан Минюстом нелегитимным из-за фальсификации численности его делегатов.

На волне "антисемигинских чисток" был вычищен из КПРФ и Жуков, который затем, создав свой СКМ, примкнул, как утверждает Мельников, к "Патриотам России". В свою очередь Зюганов, также вынужденный комментировать якобы имеющий место раскол молодежного крыла, заявил во вторник "Интерфаксу", что "никакого раскола нет, просто предпринимается еще одна попытка использовать тех, кто давно уже не имеет никакого отношения к СКМ". При этом Зюганов считает, что усиленное муссирование темы "раскола", естественно, приурочено к предстоящим выборам в Думу.

Между тем, выступая на съезде своего СКМ, Константин Жуков заявил, что одной из целей этого съезда является как раз устранение "параллельной структуры", то есть "афонинского" комсомола, причем, если судить по изложенным им планам, последнему как раз грозит тот самый "рейдерский захват". Жуков отметил, что на съезде присутствуют представители более 50 региональных отделений СКМ, за которыми стоит около 20 тысяч человек, в то время как Зюганова и Афонина до сих пор поддерживают только 10 ячеек, с которыми в ближайшее время будут проведены соответствующие переговоры. "Если эти комитеты не послушаются решения ЦК, мы их распустим, потому что у нас на руках федеральные документы и за нами большинство отделений, - сказал Жуков газете "Газета". - Мы предложим им зарегистрировать свою организацию, но пользоваться нашей аббревиатурой людям, которые занимают принципиально другую позицию, мы не дадим".

Афонин, в свою очередь, уже заявил, что направил обращение в Министерство юстиции с просьбой проверить, на каком основании "жуковские" делегаты принимали решения". "Региональные комитеты не избирали этих людей, и мы это докажем в суде, - сказал Афонин, добавив, что в октябре планируется провести съезд СКМ, на котором решения "жуковского" съезда будут признаны недействительными. Словом, ситуация действительно очень напоминает времена "зюгановских" и "семигинских" пленумов.

Так что для КПРФ - которая, судя по соцопросам, пока единственная может претендовать на присутствие в новой Думе вместе с "Единой Россией", в то время как шансы "легитимных левых" на преодоление семипроцентного барьера весьма шатки, - похоже, наступают нелегкие времена. Однако всеми этими действиями власти могут добиться только противоположного результата - имидж мученика еще никому не повредил.

Татьяна Щеглова