Битва за диктатуру

В борьбу за власть на Мадагаскаре включились военные

Политический кризис на Мадагаскаре, вызванный противостоянием президента Марка Равалумананы и лидера оппозиции Андри Ражуелины, стал полностью неуправляем и вверг страну в настоящий хаос. Противники либо не хотят, либо уже не могут остановить разрушительную динамику. В схватку вмешалась армия с целью "навести порядок". Однако даже в самой армии нет единства: одни за президента, другие за оппозицию, третьи за народ - то есть сами за себя. Все противоборствующие стороны говорят о народе, конституции и демократии, однако если в этой борьбе и будет победитель, то демократии не будет точно - чтобы утихомирить страсти, победителю, по крайне мере на первых порах, придется править диктаторскими методами.

Развитие кризиса на Мадагаскаре больше всего напоминает дурной сон и лишний раз заставляет усомниться в том, что политику делают здравомыслящие люди. Напомним, что все нашлось с обычных, в общем-то, трений между президентом Марком Равалумананой и мэром столицы Антананариву, бывшим ди-джеем и преуспевающим бизнесменом Андри Ражуелиной, который на муниципальных выборах в 2007 году победил президентского ставленника. Сообщалось, что напряженность в отношениях между двумя политиками в немалой степени объяснялась личной неприязнью. Оба при этом проявили неуступчивость, и неприязнь переросла в открытую вражду. Ражуелина окружил себя политическим противниками Равалумананы - сторонниками живущего в ссылке во Франции бывшего президента Дидье Рацираки - и стал публично критиковать власть через принадлежащие ему телекомпанию и радио.

В итоге и телекомпания и радиостанция были закрыты. В ответ 26 января Андри Ражуелина вывел своих сторонников на улицы. Оппозиционный мэр обвинил президента в скатывании к диктатуре, в подавлении свободы слова, в расточительстве государственных средств, в заключении сомнительных сделок по продаже плодородных земель иностранным компаниям, в игнорировании интересов бедных слоев населения и многом другом. Демонстрация протеста переросла в погромы, полиция спасовала перед толпой, по всему городу начались грабежи и поджоги. В результате 68 человек, среди них один подросток, были убиты. Президент возложил всю ответственность на мэра и ввел в столицу войска, однако Ражуелина заявил, что не отступит, пока власти не найдут и не накажут убийц демонстрантов. В принципе, уже тогда было ясно, что единственной реальной возможностью избежать эскалации конфликта и последующего хаоса были немедленные и прямые переговоры.

Однако ни та, ни другая сторона этот шанс не использовала. Кто тут больше виноват, сказать сложно, однако, как представляется, ответственность за дальнейшее развитие конфликта все же лежит на Андри Ражуелине, который решил ковать железо пока горячо. 31 января оппозиционный мэр провозгласил себя новым главой Мадагаскара, объявив о создании переходного правительства. Фактически это означало попытку государственного переворота. Неудивительно, что на следующий день он был отстранен от должности мэра и ударился в бега. Дальше все пошло по привычному сценарию: демонстрации протеста оппозиции, ордеры на арест оппозиционных лидеров, новые демонстрации, новые аресты. Демонстранты, объединившиеся в "Движение 13 мая" по названию площади, где прошли их первые выступления, даже захватили здания нескольких министерств, откуда, правда, потом были выгнаны силами правопорядка.

Высшей точкой противостояния стала попытка сторонников "Движения 13 мая" 8 февраля взять штурмом президентскую резиденцию. Охранявшие президентский дворец войска открыли огонь на поражение. По меньшей мере 23 человека были убиты, более 200 получили ранения. Шок, который произошедшее вызвало в обществе, в какой-то мере протрезвил политиков: они согласились сесть за стол переговоров. Чрезвычайно важную роль посредника сыграл Союз христианских церквей Мадагаскара, куда входят представители католиков, реформистов, лютеран и англикан. 21 февраля Марк Равалуманана и Андри Ражуелина впервые встретились лицом к лицу. Был достигнут компромисс: Ражуелина согласился приостановить митинги и демонстрации на Площади 13 мая, взамен президент обещал прекратить преследования оппозиционеров. Была намечена еще одна серия переговоров. По некоторым данным, речь на них должна была идти о разделе власти и о вхождении Ражуелины и его сторонников в правительство и администрацию.

Малагасийская пресса, в частности газета La Gazette de la Grande Ile, рассматривала эти переговоры как последний шанс выхода из кризиса. Однако опять ничего не вышло. По каким причинам стороны так и не смогли договориться, остается неизвестным. Однако, судя по всему, противоречия оказались слишком сильны - до такой степени, что политический раскол не только не был преодолен, но распространился на Союз христианских церквей Мадагаскара, который выступал главным посредником на переговорах. Стоит отметить, что Андри Ражуелина является ревностным католиком, в то время как Марк Равалуманана принадлежит к реформистской церкви. 25 февраля Представитель католиков в Союзе церквей, архиепископ Антананариву Одон Разанаколона (Odon Razanakolona), заявил, что выходит из переговорного процесса, поскольку не желает принимать участие в том, что противоречит его совести.

На Мадагаскаре фактически сложилось двоевластие, на практике означающее безвластие и полную анархию. Есть два президента и два правительства, а население в зависимости от политических предпочтений вольно само решать, чьим постановлениям подчиняться. Радио "Голос Ватикана" приводит свидетельство представителя расположенной в Антананариву католической миссии, который уподобил все происходящее "дикому Западу". Ежедневные демонстрации то сторонников оппозиции, то сторонников президента. Стычки между ними. В промежутках по городу разъезжают внедорожники с солдатами, которые стреляют направо и налево гранатами со слезоточивым газом и сеют панику. Регулярные грабежи по ночам, большинство магазинов закрыты, торговля парализована.

В этой ситуации президент Марк Равуламанана решил начать контрнаступление, драконовскими методами положить конец анархии и упрочить авторитет власти. 4 марта на заседании правительства он потребовал от армии и силовых структур "в кратчайшие сроки восстановить мир и безопасность на всей территории страны". Однако "военная стратегия" президента обернулась ничем, прежде всего потому, что в малагасийской армии, призванной восстановить порядок, как оказалось, царят разброд и шатание. Часть верных президенту войск действительно принялась наводить порядок. В частности, Площадь 13 мая (традиционное место сбора оппозиционеров) была наглухо перекрыта, на улицах выставлены заграждения. Однако другие воинские части отказались подчиняться.

8 марта солдаты двух казарм, расположенных в местечке Соаниерана (Soanierana) недалеко от столицы Антананариву подняли мятеж, заявив, что не будут выполнять приказы президента, поскольку задача армии - защищать государство, а не стрелять в собственный народ. Телевидение показало кадры, на которых мятежники разоружают солдат президентской гвардии. По некоторым данным, дело дошло до вооруженных столкновений: из лагеря была слышна стрельба. Тем не менее, правительству хотя бы временно удалось взять ситуацию под контроль и прекратить бунт. Неназванный представитель министерства обороны Мадагаскара заявил, что взбунтовавшимся солдатам было выплачено повышенное денежное довольствие и они прекратили мятеж.

В целом, хотя армия и не поддержала мятежников, в то же время она не встала единодушно на сторону президента. Фактически кризис предоставил военным возможность продемонстрировать Марку Равалуманане свое накопившееся за последние годы неудовольствие, в немалой степени связанное с проведенными им перестановками в командовании. Для военных Марк Равалуманана оказался не столько главой государства, сколько одной из конфликтующих сторон. 10 марта начальник штаба вооруженных сил Мадагаскара Эдмонд Разолофомахандри (Edmond Rasolofomahandry) предъявил ультиматум правительству и оппозиции, дав им 72 часа на урегулирование политического кризиса в стране. На следующий день он был вынужден уйти со своего поста. На его место был назначен Андре Андриариджаона (Andre Andriarijaona), который отозвал ультиматум, отметив, что политикой должны заниматься политики.

Вместе с тем, говорить об упрочении позиций президента пока не приходится. По некоторым данным, нового главу генштаба назначил не Марк Равалуманана, как это происходило ранее, а сами военные. Это лишний раз свидетельствует о том, что армия намерена вести себя независимо. Кроме того, 10 марта ушел в отставку министр обороны Мами Ранаивониариву (Mamy Ranaivoniarivo). Однако спустя два дня, 12 марта, он отозвал свое прошение об отставке, заявив, что приложит все усилия для сохранения единства армии. Вместе с тем, в малагасийской газете L'Express de Madagascar появилось сообщение, что мятеж солдат в гарнизоне Соаниерана под Антананариву возобновился. При этом к бунтовщикам якобы примкнули командиры восьми других воинских частей. Наконец, 13 марта, военные ввели танки в Антананариву. По данным агентства Reuters, это сделали отряды, отколовшиеся от традиционно нейтральных сил безопасности. Согласно другим сообщениям, речь идет о военных, перешедших на сторону оппозиции, которые уже заняли несколько министерств.

Разобраться, кто за кого и кто против кого, на данный момент не представляется возможным. Возможно ли еще политическое урегулирование конфликта? Неизвестно. Представители Союза христианских церквей Мадагаскара вновь пытаются организовать переговоры между Равалумананой и Ражуелиной. Сообщается, что премьер-министры двух не признающих друг друга правительств уже встретились и даже достигли некого взаимопонимания. Сообщается также, что президент Равалуманана лично призвал к переговорам, дав понять, что согласен на самую широкую политическую коалицию. По другим данным, он уже отправил свою жену и детей спецрейсом во Францию.

Строить какие-либо прогнозы о том, как дальше будут развиваться ситуация на Мадагаскаре, сейчас действительно бессмысленно. В условиях охватившего страну политического хаоса может произойти все что угодно, особенно когда сами политические игроки уже толком не понимают, что делают.