Минск взял самоотвод

Россия может создать Таможенный союз без Белоруссии

Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии не сможет полностью заработать с 1 июля, как предполагалось ранее. В ходе многочасовых переговоров 21 мая в Санкт-Петербурге стороны так и не пришли к согласию по ключевым для формирования единого таможенного пространства вопросам. Споткнулись переговорщики, прежде всего, о пошлины на нефть и нефтепродукты, яростный спор вокруг которых Москва и Минск ведут на протяжении последних шести месяцев. Таким образом, формирование союза, ради которого Россия пожертвовала вступлением в ВТО, отложено на неопределенный срок.

Шаг вперед

Договор о Кодексе Таможенного союза был подписан главами государств - участников Таможенного союза 27 ноября 2009 года в Минске. С 1 июля 2010 года РФ, Белоруссия и Казахстан должны были представлять собой таможенную территорию с едиными импортно-экспортными ставками. Само формирование единого Таможенного кодекса стороны планировали завершить в минувшую пятницу в Санкт-Петербурге, куда на переговоры прибыли делегации из Астаны и Минска.

Владимир Путин утром 21 мая заявлял, что Таможенный союз "перерастает экономический формат и становится новой геополитической реальностью". Эта самая реальность, однако, на данном этапе интересовала только Москву. Остальные участники переговоров были готовы удовлетвориться простым согласованием экономических вопросов.

Беды ничего не предвещало. Российский премьер, перейдя к конкретике, сообщил, что для введения в действие единого Таможенного кодекса в июле стороны должны подготовить 18 проектов договоров. По его словам, из этого числа 8 проектов уже одобрены комиссией Таможенного союза, еще три - на подходе. Интенсивная работа над документами продолжается, отметил Путин, сообщив, что над соглашениями "коллеги работали до двух часов ночи". Подумав еще, премьер предложил "дать поручение нашим специалистам работать с большей отдачей и в ускоренном режиме завершить согласование всех документов". Видимо, боялся, что не успеют.

Высокие гости вторили Путину. Казахстанский премьер, Карим Масимов, радовался, что с появлением Таможенного союза "на постсоветском пространстве впервые появилось объединение, которое принимает решения", а премьер-министр Белоруссии Сергей Сидорский с удовлетворением отмечал, что по многим вопросам переговорщики находят компромиссные решения. "Пусть наши вице-премьеры и заседают порой до ночи", - также оценил работоспособность подчиненных Сидорский.

"Давайте посмотрим, что им удалось сделать", - предложил коллегам Путин, после чего премьер-министры ушли на переговоры. Обратно к журналистам они вышли часов через пять.

Два назад

К вечеру оптимизма у российского премьера поубавилось. "Мы должны проинформировать вас, что согласовать все вопросы нам пока не удалось. Есть чувствительные позиции для экономик России, Белоруссии и Казахстана", - сказал журналистам глава российского правительства Владимир Путин по окончании переговоров, после чего премьеры трех стран вновь уединились за закрытыми дверями.

В итоге было решено, что страны продолжат консультации на экспертном уровне в течение ближайших двух недель. Что будет потом – неизвестно. Высокопоставленный источник Reuters в российской делегации предположил, что сроки могут быть перенесены на неопределенный срок из-за отсутствия договоренностей. Такой результат вряд ли может удовлетворить Москву, которая уже принесла довольно значительную жертву ради будущего союза.

В июне 2009 года, когда Россия, Казахстан и Белоруссия окончательно договорились, что будут строить Таможенный союз, все три страны отказались поодиночке входить в ВТО, решив подать совместную заявку. Прецедент настолько шокировал экономистов ВТО, что Москве позже пришлось исправлять ситуацию, намекая, что 17 лет переговоров для нее тоже кое-что значат. В ноябре прошлого года представитель РФ в Евросоюзе Владимир Чижов уточнил, что Россия намерена вступить в организацию самостоятельно, а члены Таможенного союза "присоединятся к ВТО как отдельные объекты, но синхронизировано и с общей позицией".

Оставляли себе лазейку в Москве намеренно. Таможенный союз – совсем не наш ответ ВТО, как то можно было бы предположить. Изначально идею подала Астана, а в Москве за это предложение уцепились, разглядев в нем более удобную базу для региональной интеграции. При этом из трех стран ближе всего к вступлению в ВТО была именно Россия, которой, следовательно, было что терять, тогда как Казахстан и тем более Белоруссия от подобных перспектив еще очень далеки. Россию, однако, настолько утомили бесконечные переговоры по ВТО, что региональный торговый блок "здесь и сейчас" в Москве предпочли неясной перспективе интеграции в мировое торговое пространство . Теперь выходит, что и с Таможенным союзом у России быстро не вышло, и с ВТО все забуксовало.

Тормозят создание Таможенного союза сразу несколько вопросов, требующих согласования. Для России, которая не собирается отказываться от протекционизма, важно сохранить высокие импортные пошлины на автомобили и авиационную технику , для Казахстана - объем ввозимых товаров физлицами, для Белоруссии – убрать экспортные пошлины России на нефть и нефтепродукты. Все это вопросы, которые переговорщики мусолят уже далеко не первую неделю.

Если Москва и Астана еще готовы идти на уступки, то Минск уже давно отказался от всяких компромиссов. Для Белоруссии избавиться от пошлин на нефть настолько важно, что она не погнушалась поставить под угрозу весь проект создания Таможенного союза.

Торг уместен

Белоруссия, напомним, вступила в конфликт с Россией по поводу нефтяных пошлин в конце 2009-го - начале 2010 года. Минск требовал полностью отменить таможенные сборы, но Москва настаивала на уплате пошлин на углеводороды.

С введением пошлины Минск смирился лишь после месяца изматывающих переговоров. Согласно российско-белорусскому межправительственному протоколу, подписанному 27 января 2010 года, российская нефть для внутренних потребностей Белоруссии будет поставляться без пошлин, а это менее 30 процентов (6,3 миллиона тонн) от общего объема белорусского импорта. Остальную нефть, предназначенную на экспорт в Белоруссию, Москва решила осуществлять с уплатой сборов.

Тогда же стало понятно, что пошлину России все же придется отменить, ведь в рамках Таможенного союза никаких внутренних пошлин быть не должно. Конфликт был налицо: требование белорусской стороны логично, но оно не устраивает Москву.

"Мы, имея в виду наши особые отношения с Белоруссией... в полном объеме для внутренних потребностей Белоруссии предоставили льготу, поставив 6,3 миллиона тонн сырой нефти беспошлинно. Но наши коллеги хотели бы, чтобы мы эту льготу расширили. Но это уже другая история", - прокомментировал 21 мая требования соседей Путин, дав понять, что льгот Минску не добиться.

Но и Минск отступать не намерен. По данным "Ведомостей", Астана предлагала отказаться от всех своих претензий в обмен на согласие белорусской стороны прекратить спор с Россией. Но Белоруссия ответила отказом. Пока неясно, что Минск будет делать дальше. Вариантов немного: продолжать упорствовать, сдаться, либо попытаться уговорить Москву сдать свои позиции в обмен на что-нибудь. Аналогичные опции есть и у российской стороны.

На переговорах в Санкт-Петербурге уже прозвучало предложение создать Таможенный союз без участия Белоруссии, экономика которой слишком мала, чтобы ее нельзя было оставить за бортом. Но вряд ли такое развитие событий устроит Москву, которой уже мерещится геополитическая идиллия на постсоветском пространстве. Сильно надавить на Белоруссию уже не получится, но подпортить жизнь соседям Россия вполне себе может.

Вскоре в Белоруссии пройдут выборы президента, и лишние скандалы, как и экономические потрясения, Александру Лукашенко сейчас не нужны. Москва же, которой Минск вновь недоплачивает за газ, легко может их устроить, потребовав долг с "Белтрансгаза". Тем более что этот прием уже был отработан в 2009 году. Аналогичные меры могут быть приняты с 2011 года и в отношении беспошлинной нефти, поставляемой Белоруссии.

Правда, любая попытка надавить на Минск, скорее всего, поставит крест на всех надеждах затащить Лукашенко в какой-либо союз. Тактика белорусского президента оправдывает себя. Минск терпеливо ждал, пока юридическая коллизия с нефтяными пошлинами ударит по Таможенному союзу, и теперь не менее терпеливо будет ждать выгодной для себя реакции со стороны России. Не исключено, что дождется. Подарила же Москва Украине в пылу харьковского компромисса десятки миллиардов долларов. Чем Минск хуже?