Новости партнеров

Генсек промахнулся

ООН извинилась за то, что обвиняла Минск в нарушении оружейного эмбарго

Белорусские власти одержали маленькую дипломатическую победу. Перед Белоруссией извинилось руководство ООН, ранее обвинившее республику в нарушении эмбарго на поставки вооружения в Кот-Д'Ивуар. В ООН признали, что утверждения генерального секретаря Пан Ги Муна, заявившего, что в африканскую страну были якобы поставлены три вертолета, являются "ошибкой".

Толку от этих извинений, в общем, не слишком много. Слухи о тайных контактах Минска со странами, в которых идет вооруженная борьба за власть, в последнее время постоянно циркулируют в прессе.
Утверждалось, к примеру, что в Ливию из Белоруссии летал самолет, в котором, возможно перевозилось оружие. И что семья ливийского лидера якобы отправила в Минск свои золото и бриллианты (утверждалось, что на несколько миллиардов долларов).

МИД Белоруссии заявляет, что страна стала жертвой "информационной атаки, направленной на дискредитацию страны". Если руководствоваться этой точкой зрения, то извинения ООН мало что меняют. Слух, который озвучил Пан Ги Мун, в СМИ уже отыграл. Критики белорусского президента Александра Лукашенко получили лишний повод для того, чтобы поставить его в один ряд с лидерами африканских и ближневосточных "режимов" (мол, помогает тамошним диктаторам, которые "расстреливают свой народ") и потребовать жестких мер (от новых санкций против Белоруссии до свержения Лукашенко).

С обвинениями в адрес Минска генеральный секретарь ООН выступил 27 февраля. В заявлении, которое было распространено от его имени, утверждалось, что из Белоруссии в Ямусукро (столицу республики Кот-Д'Ивуар) доставлены три боевых вертолета. Генсек заявлял, что Белоруссия таким образом нарушила оружейное эмбарго (действующее в отношении африканской республики с 2004 года) и грозил санкциями. Он призывал срочно созвать заседание Совета безопасности ООН по этому вопросу.

Минск, как и следовало ожидать, немедленно все опроверг. С опровержением, кстати, выступило и правительство лидера Кот-Д'Ивуара Лорана Гбагбо (точнее сказать, одного из лидеров страны, в которой с осени прошлого года установилось двоевластие), которому якобы предназначались вертолеты. Его представитель заявил, что ООН намеренно распространяет ложную информацию, "чтобы оправдать атаки на правительство Гбагбо".

Тем временем выяснилось, что информация о вертолетах (по слухам, речь шла о трех Ми-24, которые якобы были доставлены в Африку транспортным самолетом) еще требует проверки. Проверку поручили представителям миссии ООН в Кот-Д'Ивуаре, но они доказательств доставки военной техники получить не смогли. Когда они попытались осмотреть аэропорт в Ямусукро (где якобы приземлился самолет с вертолетами), то были обстреляны сотрудниками силовых структур. Комментируя ход расследования 1 марта, представитель миссии признал, что "пока у нас ничего нет".

Провал расследования можно при желании трактовать по-разному (может быть, вертолеты в аэропорту были, а может быть и нет). Но в любом случае выходило, что генеральный секретарь ООН — организации, авторитет которой и так, мягко говоря, не слишком высок, — выступил с бездоказательными обвинениями.

Со стороны ООН последовала попытка смягчить формулировки. Пресс-секретарь Пан Ги Муна выступил с заявлением, в котором информация о вертолетах уже была поставлена под сомнение. "Если она подтвердится, то это будет прямым нарушением эмбарго, наложенного Советом безопасности", - сказал он.

В итоге ООН была вынуждена выступить с опровержением. "Я должен признать... Посадки самолета не было", - заявил заместитель генсека по делам миротворческих операций Ален Леруа. Как сообщается на сайте организации, он встретился с представительницей Белоруссии в ООН и принес извинения "за нанесенный ущерб по имиджу республики". В Минске заявили, что извинениями удовлетворены.

Комментируя ситуацию, белорусский военный эксперт Александр Алесин предположил, что последние слухи о поставках белорусского оружия действительно могут быть элементами некой организованной кампании. По его мнению, в разжигании скандала, в частности, заинтересованы Соединенные Штаты. Возможные цели — подставить Белоруссию под санкции и испортить ее имидж на рынке вооружений. "Учитывая, что обороты здесь большие, такая мера может нанести значительный экономический ущерб Беларуси", - отметил эксперт.

С другой стороны, почву для возникновения подобных скандалов белорусские власти создали сами. Против Минска, как выразился Алесин, сегодня используются его "старые грехи": неразборчивость во внешнеполитических связях и поставка оружия в горячие точки.

В тот же Кот-Д'Ивуар Белоруссия, по данным SIPRI (Стокгольмского международного института исследования проблем мира — организации, которая следит за международным оборотом оружия), в 2002-2004 годы поставила 55 единиц различной военной техники. Формально это было законно (эмбарго в отношении африканской республики было введено только в конце 2004 года). Фактически в стране в то время шла гражданская война.

Информацию об объеме своего военного экспорта Белоруссия раскрывает неохотно. По данным SIPRI, в экспорте белорусской военной техники за период с начала 1990-х годов основную часть составляла военная авиация (при том, что производством собственных боевых самолетов и вертолетов Белоруссия не занимается). В определенной степени речь идет о продаже запасов, оставшихся с советских времен (по оценке Александра Алесина, в наследство от Советского Союза Белоруссии, в частности, осталось 59 ударных вертолетов и 167 боевых самолетов). С другой стороны, республике нередко приписывали посредничество в оружейных сделках (продажу, к примеру, российского вооружения в те страны, с которыми Россия по тем или иным причинам не хочет торговать открыто).

В 2008 году, например, в прессу поступила неофициальная информация о сделке по продаже 12 российских истребителей МиГ-29 в Судан (страну, на которую наложено оружейное эмбарго), при этом утверждалось, что посредником выступила некая белорусская компания. В Москве и Минске эту информацию не подтвердили. Позднее, правда, министр обороны Судана признался, что "все состоялось, самолеты были закуплены".

В нынешней ситуации, как полагает Алесин, Минск едва ли пошел бы на риск, связанный с продажей нескольких вертолетов в Кот-Д'Ивуар. Международная репутация Белоруссии за последнее время и так ухудшилась, да и поддержка России (в случае если бы дело дошло до введения санкций за нарушение эмбарго) республике, учитывая охлаждение отношений с Москвой, отнюдь не была гарантирована. По мнению эксперта, возможная выгода от продажи нескольких вертолетов советского производства не столь велика, чтобы рисковать легальными оружейными контрактами на миллиарды долларов.

Что касается Ливии, то туда, как считает аналитик, возили, скорее всего, не оружие (хотя формально Белоруссия и имела такое право: указанный рейс Ил-76, о котором сообщили в SIPRI, был осуществлен в середине февраля — еще до введения оружейного эмбарго в отношении Ливии), а белорусских специалистов по ремонту военной техники. По оценкам эксперта, оружия и техники у Ливии более чем достаточно, так что она нуждается не столько в новых поставках, сколько в обслуживании уже имеющегося вооружения. Аналогичные контракты в Ливии выполняла и Россия: значительная часть российско-ливийского военного сотрудничества приходилась на ремонт и модернизацию советской и российской военной техники.