Скандал заказывали?

Фанаты Кокойты пошумели в парламенте

15 июня группа военных, поддерживающих президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты, явилась в парламент. Сторонники Кокойты потребовали, чтобы ему было позволено баллотироваться на третий срок, и организовали сбор подписей за то, чтобы депутаты рассмотрели этот вопрос. Вопреки сообщениям о "военном перевороте" в Южной Осетии, ничего похожего не случилось. Через некоторое время военнослужащие удалились. Кокойты, со своей стороны, демонстративно осудил эту акцию, заявив, что на третий срок не пойдет и что ситуация в республике "остается стабильной".

Российские СМИ откликнулись на события в Цхинвали волной сообщений о "перевороте" и "захвате парламента". На сайте "Московских новостей", например, появилась публикация под заголовком "Попытка путча в Южной Осетии". Там утверждалось, что "по разрозненным данным, поступающим из столицы Южной Осетии Цхинвали, группа вооруженных людей утром в среду захватила здание парламента республики". "Взгляд" писал, что "бывшие военные захватили парламент". МК в публикации под заголовком "В Южной Осетии - военный переворот?" сообщал, что находящиеся в парламенте люди — сотрудники Госохраны и Минобороны республики.

Версия "переворота" в итоге не подтвердилась. Сторонники президента ограничились тем, что заставили депутатов создать инициативную группу по внесению изменений в конституцию (поправок, которые позволили бы Кокойты баллотироваться на третий срок). И даже это, возможно, останется без последствий: спикер парламента сделал заявление, из которого следует, что менять конституцию в преддверии президентских выборов не планируется.

Сообщений о том, чтобы в парламенте применялось оружие (чего можно было бы ожидать при "перевороте"), не поступало. Депутаты хотя и подверглись запугиванию, но официальных жалоб по этому поводу, как сообщили вечером 15 июня в МВД Южной Осетии, писать не стали.

Наконец, задержанных в связи с инцидентом в парламенте не оказалось (хотя Кокойты позднее и поручил прокуратуре разобраться в произошедшем). Участники акции спокойно покинули здание. "Когда я приехала в парламент, мне на встречу спускались молодые ребята, - рассказывает корреспондент "Эха Кавказа". - Как оказалось позже, это были сторонники президента Кокойты. Многих из них я видела накануне на митинге перед зданием Верховного суда. Я заметила, что ребята были в возбужденном состоянии: один из них, проходя мимо, с раздражением говорил о чем-то. Хочу заметить, они были в гражданской одежде, можно даже сказать, небрежно одеты, по-домашнему".

Дело, впрочем, не только в том, что история была раздута. Само употребление слова "переворот" — в применении к данной ситуации — выглядело не совсем уместно. В парламент, в целом лояльный Эдуарду Кокойты (на выборах 2009 года, когда был избран действующий состав парламента, депутатами стали в основном сторонники действующего президента) приходит группа военных, поддерживающих Кокойты (в том числе представителей Министерства обороны) и продавливает конституционную поправку о его (Кокойты) третьем сроке. И где тут "переворот"?

Кокойты уже не раз заявлял, что на третий срок не собирается. Но усилиями его сторонников эта тема остается в повестке дня. Цели тут могут преследоваться самые разные: держать в напряжении оппозицию, создавать президенту возможности для пиара (связанного с демонстративным отказом от третьего срока). Кампания, очевидно, ориентирована и на Россию, от которой зависит благополучие республики и ее руководства. В Москве ранее дали понять, что третий срок Кокойты не поддержат. Тем не менее, эта возможность (которую теперь активно пропагандируют сторонники Кокойты) может быть использована им в качестве дополнительного аргумента при обсуждении предстоящей смены власти в республике.

Возможность третьего срока Кокойты (который свое конституционное право дважды избираться президентом уже использовал — в 2001 и 2006 годах) обсуждается довольно давно. Об этом, в частности, говорили после парламентских выборов 2009 года, по итогам которых мандаты достались в основном сторонникам Кокойты (это гипотетически давало президенту возможность продавить поправки в конституцию — а именно, снять ограничение на количество президентских сроков).

Сам Кокойты ранее не исключал, что может остаться президентом подольше. Еще в конце 2008 года, отвечая на вопрос "Коммерсанта" о третьем сроке, он заявил следующее: "Пока в конституции такого нет. Все зависит от того, какая будет ситуация. Я, допустим, честно говоря, устал. Но под давлением тех людей, которые сегодня говорят, что президенту нужно уйти, не собираюсь это делать". Глава Южной Осетии тогда подчеркнул, что "сам лично" инициировать поправки в конституцию не будет и что поступит "так, как определит народ". Все это вполне укладывалось в схему, которая неоднократно использовалась президентами разных стран для продления своих полномочий: сторонники президента выносят на референдум соответствующие конституционные поправки, ЦИК рапортует, что народ эти поправки поддержал, президент в итоге "соглашается" остаться у власти еще на пять-шесть-семь лет.

В Москве, однако, идею с третьим сроком не поддержали. Как писал "Коммерсант" весной 2009 года, глава администрации президента РФ Сергей Нарышкин, говоря о Южной Осетии, высказал мнение, что не следует менять конституцию "в угоду каким-либо политическим изменениям". Эти слова, по информации издания, повергли руководство Южной Осетии "в глубокое замешательство". Неофициально "Коммерсанту" в Цхинвали тогда заявили, что "формально вмешиваться в дела суверенного государства Россия не имеет права" и что "до 2011 года может многое произойти, в том числе в самой России".

Ход инициативе, касающейся третьего срока, был дан лишь в мае 2011 года — примерно за полгода до президентских выборов (в которых Эдуард Кокойты, согласно действующему законодательству, участвовать не может). С предложением провести референдум выступил заместитель министра обороны ЮО Ибрагим Гассеев. Он заявил, что Кокойты "привел республику к победам" и что его курс "должен быть продолжен". Была быстро создана инициативная группа (в которую, по словам Гассеева, вошли в том числе сотрудники силовых структур), сторонники плебисцита собрали необходимое число подписей и сдали их в ЦИК.

Президент, комментируя эту инициативу, повторил, что участвовать в выборах не собирается, однако отметил, что против референдума не возражает. "Я всегда находил понимание и поддержку народа Южной Осетии и знаю, что эта инициатива найдет свое разумное разрешение", - заявил он.

О мотивах тех, кто попытался организовать референдум (при этом сложно представить, чтобы инициатива замминистра обороны не была согласована с президентом), можно строить различные догадки. Возможно, они и не собирались непременно идти до конца, а пока лишь зондировали общественное мнение и реакцию Москвы. Возможно, хотели устроить пиар-кампанию для Кокойты (чтобы заранее улучшить его позиции к тому моменту, когда он уйдет с должности президента и, очевидно, займет другое место во власти).

Вскоре, впрочем, стало известно, что плебисцита не будет. Верховный суд Южной Осетии, рассмотрев вопрос о третьем сроке, констатировал, что на референдум его выносить нельзя. При этом сторонникам Кокойты напомнили, что статья о количестве президентских сроков может быть изменена парламентом. Это замечание, собственно, и определило их дальнейшие действия.

Вообще опыт силовых акций в политике у нынешнего руководства Южной Осетии имеется. Можно, вспомнить, например, предвыборную кампанию 2009 года, когда был создан лояльный властям "клон" оппозиционной Народной партии. В день, когда активисты партии должны были сдать документы в ЦИК, в штаб партии ворвались люди в масках, вооруженные автоматами, и отвезли оппозиционеров в отделение милиции (выпустили их только поздним вечером). Тем временем был проведен альтернативный съезд Народной партии, участники которого переизбрали ее руководство (съезд, кстати, вел глава МЧС Южной Осетии Валерий Бибилов: Кокойты, у которого позднее поинтересовались, что на этом мероприятии делал член правительства, заявил, что "Валера просто подсказывал ребятам, как грамотно провести съезд"). В итоге до выборов была официально допущена "альтернативная" НП, она и прошла в парламент.

Иными словами, если бы соратники президента получили указание захватить парламент и обеспечить там голосование по нужному вопросу с нужным результатом, они бы действовали соответственно. Прошедшая же 15 июня акция выглядела, скорее, как демонстрация. И местной оппозиции, и Москве (у которой к нынешнему южноосетинскому президенту за время его правления накопились определенные претензии: вспомнить хотя бы конфликт вокруг премьер-министра Южной Осетии - выходца из России) напомнили, что у президента есть сторонники, которые могут вступиться за него, если при передаче власти не будут учтены его — президента — интересы.

В чем конкретно заключаются эти интересы, пока точно неизвестно. Предполагается, что после ухода с поста президента Кокойты может пересесть в кресло премьер-министра. Сам он, выступая 16 июня с обращением к народу, подтвердил только, что "с политической сцены" после выборов уходить не собирается.