Новости партнеров

На дне

"Фобос-Грунт" закончил свой путь в Тихом океане

В воскресенье, 15 января 2012 года, закончилась одна из самых драматичных космических историй последних лет, полная разочарований и надежд - в этот день сошла с орбиты и сгорела в атмосфере межпланетная автоматическая станция "Фобос-Грунт". То, что не сгорело, упало в Тихий океан, но это, по большому счету, уже не важно.

Старт

"Фобос-Грунт" стартовал 9 ноября 2011 года. Путь аппарата к этому знаменательному событию был тернист - впервые о миссии всерьез заговорили в 1998 году. Планировалось, что аппарат доберется до марсианской луны Фобоса, сядет на ее поверхность, соберет образцы и отправит их для исследования обратно на Землю в специальной капсуле.

Используя эти образцы, ученые хотели, среди прочего, выяснить, действительно ли Фобос представляет собой просто астероид, захваченный в далеком прошлом гравитацией Марса. Кроме этого существовала вероятность, что в образцах найдется марсианская пыль, которая попадает в космическое пространство в результате падения разного рода метеоритов (доставить грунт непосредственно с Марса аналогичным способом - задача в теории куда более сложная из-за сильного, по сравнению с Фобосом, притяжения Красной планеты).

Сначала все шло хорошо - аппарат отделился от ракеты-носителя "Зенит" и вышел на опорную орбиту вокруг Земли. Когда "Фобос-Грунт" находился вне зоны видимости российских приборов, у него, согласно циклограмме полета, должно было произойти включение маршевого двигателя. Маневр должен был вывести аппарат на отлетную траекторию к Марсу. По невыясненным до сих пор обстоятельствам этого не произошло. В результате аппарат застрял на околоземной орбите.

Как только стало известно о неполадках (почти сразу была озвучена версия о том, что причины неполадок кроются в системе управления), по телевизору выступил глава Роскосмоса Владимир Поповкин. Начал он с обнадеживающего заявления, что, мол, все под контролем, наземные службы смотрят телеметрию. Мол, еще чуть-чуть, загрузят новую программу и аппарат продолжит свой путь.

Поповкин также добавил, что у инженеров на все есть три дня. Этот временной промежуток возник из-за того, что аппараты к Марсу запускаются не абы как, а только при особом положении планет, которое будет сохраняться в течение указанного промежутка времени.

К концу выступления, однако, тон главы Роскосмоса слегка изменился: "Если станция будет потеряна, это, конечно, будет большой удар по престижу, в первую очередь. Но благодаря тому, что мы делали этот аппарат, мы, самое главное, сумели подтянуть молодежь. Если б мы его не делали, то все, что делал Советский Союз, было бы потеряно. Сейчас процентов на 40 НПО имени Лавочкина состоит из людей до 35 лет, которые занимались этой программой".

Эта реплика в духе "взлетел - уже победа" заставила усомниться в словах Поповкина. Как оказалось, не зря - 9 января 2012 года в "Известиях" вышло интервью главы Роскосмоса, в котором тот признался, что при запуске его ведомство пошло на значительный риск.

"'Фобос-Грунт' проектировался и создавался в условиях ограниченного объема средств, которые предопределили рискованные технические решения и вызвали проблемность миссии в целом. Мы стали заложниками этих решений, поскольку были уже связаны обязательствами с Европейским космическим агентством, чьи приборы там стояли, и с китайскими коллегами, чей спутник мы взялись доставить к Марсу вместе с "Фобосом". Кроме того, аппарат создавался очень долго, гарантийные и эксплуатационные сроки многих узлов подходили к концу. И если бы мы не успевали его запустить в "окно" 2011 года для полета к Марсу, нам пришлось бы его просто выбросить, списав в убыток 5 миллиардов вложенных в него рублей", - приводит газета слова Поповкина (потом глава Роскосмоса добавил еще и знаменитую фразу о возможности внешнего воздействия на наши аппараты, однако это уже совсем другая история).

Тишина в эфире

Как оказалось, враньем было и то, что наземные специалисты "cмотрели телеметрию". Дело в том, что на тот момент, когда Поповкин делал свое заявление, связи с межпланетной станцией не было. Точнее, на Земле могли регистрировать некий сигнал со станции, но передать команду на борт для получения информации не могли. Как следствие, не было и полноценной телеметрии.

Вернемся, однако, в начало ноября 2011 года. 10 числа к спасению аппарата подключилось Европейское космическое агентство, которое предложило помощь в установке связи с "Фобос-Грунтом". О каждой попытке включить двигатель источники Роскосмоса отчитывались в СМИ. Основными поставщиками новостей служили два российских агентства - РИА Новости и "Интерфакс", причем диаметрально противоположными по настроению. РИА Новости говорило о происходящем с изрядной долей оптимизма, в то время как "Интерфакс" выдавал новости, в которых сквозила обреченность.

Например, 12 ноября оба агентства с небольшой разницей по времени сообщили новости со ссылкой на собственные источники. В сообщении РИА Новости говорилось, что отказываться от надежды на спасение станции можно будет только тогда, когда она начнет гореть в плотных слоях атмосферы, в то время как "Интерфакс" заявлял, что аппарат не спасти. Примечательно, что в этот же день появилось сообщение о том, что, по данным канадского астронома-любителя, орбита "Фобос-Грунта" неожиданно поднялась на 350 метров.

К середине ноября стало известно, что аппарат задержится на орбите надолго. На связь с ним выйти не удавалось. Единственной хорошей новостью было то, что из-за поднятия орбиты время жизни "Фобос-Грунта" на околоземной орбите продлили до конца января (изначально говорилось, что он упадет 21 ноября). Также появилась информация о том, что окно к Марсу для аппарата сохранится до начала декабря.

Постоянные переносы не внушали оптимизма, поскольку были похожи на полуправду - никто не говорил, например, удалось ли бы "Фобос-Грунту" выполнить всю запланированную программу полета, либо же от части целей (в частности, возвращения грунта на Землю) пришлось бы отказаться. 18 ноября редактор-обозреватель журнала "Новости космонавтики" Игорь Лисов заявил, например, что, если аппарат удастся оживить после 21 ноября, то его можно будет отправить к Луне, а не к Марсу.

Качели

Драматический поворот в этой истории произошел в 20-х числах ноября. Так, 22 ноября заместитель руководителя Роскосмоса Виталий Давыдов заявил: "Нужно быть реалистами: раз мы так долго связь с аппаратом не смогли установить, то шансов на то, что мы эту экспедицию сейчас осуществим, практически не осталось". При этом он добавил, что после получения страховки за аппарат размером в 1,2 миллиарда рублей, Федеральное космическое агентство сконцентрирует усилия преимущественно на Луне. Фактически это можно было считать официальным признанием гибели аппарата.

Но спустя буквально сутки пришла удивительная новость - станции радиослежения Европейского космического агентства, расположенной в австралийском Перте, удалось передать команду на борт аппарата и заставить его включить один из передатчиков. Более того, в следующий сеанс связи станция смогла получить с борта "Фобоса" телеметрию и передала ее российской стороне. Телеметрия, однако, оказалось неполной, а потому бесполезной.

Но тут 24 ноября связь со станцией наладили с Байконура, и спустя некоторое время там тоже удалось получить телеметрию. Оказалось, что электроника станции функционирует в целом нормально, а солнечные батареи снабжают ее электричеством. Впервые за долгое время появилась надежда на успешное разрешение ситуации с "Фобосом". Впрочем, этим надеждам не суждено было сбыться - после первых успехов аппарат окончательно перестал отзываться на команды с Земли.

2 декабря Европейское космическое агентство заявило, что прекращает попытки связаться с аппаратом, а 5 декабря аппарат начал разваливаться. Об этом заявил Тед Молчан (Ted Molczan) - тот самый канадский эксперт, который обнаружил необъяснимое увеличение высоты перигея орбиты (ближайшей к Земле точки траектории).

10 декабря 2011 года была создана комиссия по расследованию причин внештатной ситуации с аппаратом "Фобос-Грунт". Председателем комиссии стал руководитель научно-технического совета Ростехнологий Юрий Коптев, с 1992 по 2004 год занимавший пост гендиректора Роскосмоса. Тогда же совместно с Минобороны была создана оперативная группа по контролю схода станции с орбиты. Забегая вперед, следует заметить, что группа провалила задание - в течение почти всего 16 января, то есть на следующий день после падения, оставалось неясно, куда и как упал аппарат. По одним данным, несгоревшие обломки упали в Тихий океан, по другим - в Атлантический. Изначально речь вообще шла про Индийский. Только ближе к вечеру появилось сообщение, что если что-то от "Фобос-Грунта" и уцелело в атмосфере, то оно, скорее всего, покоится на дне Тихого океана.

Как бы то ни было, но 13 декабря потерю космического аппарат признало НПО имени Лавочкина, которое и создало станцию. В январе 2012 года стало известно, что расследование возьмет под свой контроль вице-премьер Дмитрий Рогозин, который, среди прочего, потребовал не только найти конкретных виновных в космическом провале, но и захотел увидеть план развития космической отрасли до 2030 года.

Конец

Окончательно история "Фобос-Грунта" закончилась 15 января 2012 года, когда аппарат вошел в плотные слои атмосферы и в 21 час 45 минут по московскому времени сгорел. Впрочем, это не конец истории - последствия этого космического провала еще долго будут будоражить космическую отрасль - Рогозин и прочие "радеющие за космос" чиновники об этом позаботятся.

Повелитель батута

Раньше он топил такс, а теперь убивает «Роскосмос». На кону сотни миллиардов
Наука и техника00:0630 ноября 2017
Красноармейцы в финском плену. Лагерь в области Париккала

«Красноармейцы — голодные и нищие колхозники»

Сталин обрек тысячи солдат на мучительную смерть и подарил Финляндию Гитлеру
Наука и техника00:0319 августа

Тройничок

Apple сделает новые iPhone еще дороже. Что о них известно?