Новости партнеров

Дрыгания в суде

Свидетели обвинения назвали выступление Pussy Riot бесовскими плясками

В Хамовническом районном суде Москвы 30 июля началось рассмотрение дела трех участниц Pussy Riot. Первое заседание продлилось 12 часов, хотя судья Марина Сырова была готова работать и ночью. За это время суд успел заслушать показания трех потерпевших - свечницы, алтарника и случайного прихожанина Храма Христа Спасителя. Выступление девушек в храме они назвали "бесовскими скачками и дрыганиями". Участницы Pussy Riot, в свою очередь, заявили, что не хотели нанести оскорбления православным, а лишь пытались привлечь внимание к политике, а именно к вопросу поддержки патриархом Владимира Путина.

На скамье подсудимых по делу Pussy Riot находятся Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич. В феврале 2012 года девушки исполнили в Храме Христа Спасителя отрывок из песни "Богородица, Путина прогони", а в марте были арестованы. Они обвиняются по второй части статьи 213 УК РФ "Хулиганство". Хулиганством следствие считает их выступление в храме. Причем, по версии следователей, хулиганили активистки по мотивам религиозной ненависти.

В обвинительном заключении уточняется, что, проникнув в недоступную для обычных прихожан часть храма, они ни много ни мало "унизили вековые устои и основополагающие руководства Русской православной церкви". "В течение примерно 1 минуты по мотивам религиозной ненависти и вражды выкрикивали, скандируя бранные фразы и слова, оскорбляющие верующих, а также прыгали, задирали ноги, имитируя танцы и нанесение ударов кулаками по воображаемым противникам", - говорится в тексте документа, утвержденном прокуратурой.

Посмотреть на то, что происходило в храме, можно, например, здесь. Только нужно иметь в виду, что ролик смонтирован: одна часть снята в Храме Христа Спасителя (за это выступление и судят девушек), а другая - в Елоховском соборе. Там, где активистки без гитар, - это кадры из Храма Христа Спасителя, там, где с гитарами и микрофонами, - из Елоховского. В обвинительном заключении, правда, говорится, что Екатерина Самуцевич расчехлила гитару именно в храме на Волхонке.

На заседании 30 июля судья Марина Сырова определила порядок рассмотрения дела. Сначала будут заслушаны потерпевшие и свидетели обвинения, потом - сторона обвинения представит письменные доказательства, после этого будут представлены доказательства защиты и заслушаны свидетели защиты. На потом судья оставила допрос обвиняемых.

Первое заседание, однако, началось с того, что прокурор попросил запретить трансляцию выступлений потерпевших (всего их в деле девять человек). Необходимость запрета он аргументировал "расколом в обществе" по поводу дела Pussy Riot. По его словам, трансляции показаний потерпевших могут угрожать безопасности участников процесса. В этой связи он упомянул нападение на судью Иванову из Таганского районного суда, которая продлевала арест участницам группы. К ней в кабинет ворвался мужчина и угрожал ей топором.

В результате судья Сырова удовлетворила ходатайство и запретила трансляцию. Трансляция всех остальных событий на процессе ведется в интернете. С тем лишь условием, что судья запретила показывать себя и прокурора.

В свою очередь сторона обвиняемых заявила свои ходатайства. Мария Алехина попросила отправить дело на доследование, так как в нем отсутствует ряд документов. Она же и Екатерина Самуцевич попросили о конфиденциальном свидании с адвокатами (в пятницу им не удалось встретиться, так как защитников пустили в СИЗО слишком поздно). Все девушки также потребовали права на ознакомление с вещественными доказательствами - записями, найденными на изъятых компьютерах. Во всех ходатайствах суд им отказал.

Прежде чем отказать в ходатайствах, судья заслушала письменное мнение девушек на предъявленное им обвинение. Текст зачитала адвокат Виолетта Волкова, которая представляет интересы Екатерины Самуцевич. В своем объяснении Надежда Толоконникова признала, что выступление в храме было "этической ошибкой". "Наша этическая, подчеркиваю - этическая, а не предусмотренная Уголовным кодексом, вина заключается в том, что мы позволили себе отреагировать на расстроивший нас призыв патриарха голосовать за политика Владимира Владимировича Путина", - пояснила она. По словам активистки, выступление "не было совершено по мотивам религиозной вражды и ненависти, равно как нет и не было у нас ненависти к социальной группе православных верующих". "Наше непризнание вины не значит, что мы не готовы извиниться, мы признаем, что совершили этическую ошибку, позволив себе перенести наше искусство в храм", - подчеркнула она.

Толоконникову в своем послании поддержала Мария Алехина. "Я православная, но придерживаюсь других политических взглядов, и вопрос мой состоит в том, как же мне быть... Я думала, что церковь любит своих детей, а оказывается, что и здесь существует разделение, и церковь любит только тех детей, которые верят в Путина", - заявила она.

"В обвинительном заключении говорится, что я совершила хулиганство по мотивам религиозной ненависти и вражды и ненависти в отношении православных верующих. Мне коренным образом непонятно это утверждение", - подчеркнула участница Pussy Riot. Екатерина Самуцевич, в свою очередь, заявила, что все три фигурантки дела подвергаются уголовному преследованию по политическим мотивам.

В ответ на зачитывание писем адвокат потерпевших Лариса Павлова попросила не превращать процесс в "фарс". "Заниматься фарсом и устраивать такие шоу не идет на пользу подсудимым", - сказала она. Прокурор отметил, что защитники Pussy Riot просто пытаются впечатлить журналистов.

Судья тем временем попыталась выяснить, понятно ли предъявленное обвинение подсудимым. Толоконникова и Самуцевич ответили утвердительно, а Алехина, напротив, заявила, что не может понять, в чем именно ее обвиняют, так как в обвинительном заключении не объясняется, почему ее действия были осуществлены по мотивам религиозной ненависти. На видео девушка искренне удивляется предъявленному обвинению. Судья попросила прокурора разъяснить обвинение, однако тот в ответ лишь еще два раза прочитал документ.

После этого начался допрос свидетелей обвинения. Первой на трибуну поднялась свечница Любовь Сокологорская. По ее словам, она впервые увидела участниц Pussy Riot, когда они спросили ее, куда какие свечки ставить. Как рассказала свечница, пока она объясняла, за спиной послышалось какое-то движение. Обернувшись, Сокологорская увидела, как девушки взобрались на амвон и стали сбрасывать с себя одежду. Раздевшись, как рассказала свечница, активистки начали совершать "бесовские дрыгания".

Адвокат Николай Полозов, представляющий интересы Марии Алехиной, поинтересовался у свидетельницы, чем регламентируются допустимые телодвижения в храме. На это свечница ответила, что в храме можно совершать только поклоны.

"Это кощунство, святотатство, осквернение моего чувства, моей веры, моих идеалов, осквернение меня как личности, моего выбора на жизненном пути! - вещала Сокологорская в суде. - С моей точки зрения, это - преступление. Наказание должно быть адекватным - то есть таким, чтобы никогда не захотелось, чтобы просто страшно было это повторить!"

Адвокаты спросили, обращалась ли свечница к психологам по поводу нанесенных ей выступлением девушек травм. "Я православная верующая. Благодатная энергия Святого Духа в миллион раз сильнее психолога!" - заметила в ответ Сокологорская. Однако следующий вопрос защиты, почему же ее эта энергия не исцелила, судья сняла. Вообще судья снимала почти все вопросы защиты. По делу от Сокологорской удалось добиться только того, что, по ее мнению, слово "феминистка", произнесенное в храме, становится бранным. "Богородица, Дево, стань феминисткой", - такие слова есть в песне Pussy Riot.

Следующим был допрошен случайный прихожанин, активист "Народного собора" Денис Истомин. Впрочем, по мнению защиты, он не такой уж и случайный, так как уже выступал потерпевшим по делу о выставке "Осторожно, религия". На трибуне Истомин путался в показаниях. Сначала он заявил, что пришел в Храм Христа Спасителя впервые, однако потом сказал, что старается бывать там как можно чаще. По его словам, он лишь хочет добиться покаяния участниц Pussy Riot.

- Вы слышали, как я извинилась? - спросила его Алехина.
- Как говорил Станиславский, не верю!
- А что нужно, чтобы вы поверили?
- Ну, не знаю...

После допроса Истомина сторона защиты заявила судье отвод, так как та отказывалась перенести заседание на завтра, а к тому моменту оно продолжалось уже около 10 часов. Обвиняемые девушки говорили, что им трудно будет готовиться к процессу, так как вставать им нужно в пять утра, а в СИЗО их привезут часам к двум ночи. На это судья заметила, что готова работать хоть до утра, и отказалась взять отвод.

На трибуну поднялся третий потерпевший, алтарник Михаил Цыганюк. Он успел сообщить суду, что выступление девушек в его глазах является "насмешкой, осквернением святыни и издевательством". Движения же, которые совершали девушки, он вслед за свечницей назвал "бесовскими скачками".

На этом заседание закончилось. Продолжение опроса Цыганюка перенесли на утро. 31 июля рассмотрение дела продолжается в Хамовническом суде.